Русское Агентство Новостей (ru_an_info) wrote,
Русское Агентство Новостей
ru_an_info

Categories:

Война, о которой не говорят: гонка России и США за 65 млрд долларов

26 мая 2019

Война, о которой не говорят: гонка России и США за 65 млрд долларов

В рамках традиционной геополитики принято считать, что рынок нефти и газа – это их непосредственные поставки. Однако если смотреть на вещи более широко, становится понятно, что это лишь фрагмент от общего аспекта. Так, крупный контейнеровоз, сжигает от 140 до 300 тонн тяжелого мазута в сутки. Немногим меньшее по размерам транспортное судно – от 25 до 65 тонн.

Таким образом, во всем мире морскими судами потребляется порядка 250 миллионов тонн энергоносителей ежегодно, что составляет не менее 10% от мировой добычи нефтяного сырья. 10% мировой добычи нефти – это огромный рынок, и даже при нынешних 260 долларах за тонну судового топлива, речь идет о 65 млрд долларов.

Тяжелый мазут – это кровь глобализации, но, помимо этого, как не сложно понять – денежный «пирог» больших размеров. И пока мир увлеченно рассматривает конфликт России и США вокруг «Северного потока-2», Москва и Вашингтон ведут другие, менее заметные войны…

Дело в том, что добытую нефть перед продажей необходимо очищать. В процессе переработки, грубо говоря, участвует резервуар и средства его нагрева. Более легкие фракции, в зависимости от температуры, поднимаются выше, остальные, более тяжелые – оседают.

При температуре в 30° получают углеводородные газы, то есть всем известные бутан и пропан. При перегонной температуре от 30° до 105° – бензин для автомобилей. В диапазоне от 105° до 160° – получается тяжелый бензин, или, как его еще называют – лигроин, вещество из которого в будущем производят различные виды пластика.

При перегонной температуре в 160° – 230° получают авиационный керосин, а между 230° и 425° – дизель, ряд смазок и печное топливо. Свыше 425° градусов по Цельсию, образуется мазут, из которого как раз и делается судовое топливо.

Иными словами, остатки всего того, что остается после переработки нефти на дне резервуара – и есть мазут, логичным образом накапливающий в себе все вредные примеси. В ходе дальнейшей двойной дистилляция мазут получает еще 10% остатков, но на этот раз они будут обогащены еще и серой.

В итоге, в отходах переработки концентрируется широчайший спектр различных примесей: песок, металлы, кремний, парафин, токсичные молекулы, и так далее. Но если все это тихо смешать с 25% дизельного топлива или других продуктов горения, остаток можно использовать для производства тяжелого мазута, то есть основного вида топлива для судов.

Как этот момент связан с войной за рынки сбыта?

Очень легко. Дело в том, что европейцы и американцы очень любят призывать мир к необходимости сократить вредные выбросы, но при этом западные экологи десятилетиями не замечали, насколько вреден мазут.

В упор не видели, что в тяжелом мазуте наиболее распространенной частицей является сера. А согласно действующим стандартам, 3,5% серы, содержащейся в судовом топливе, в 3500 раз превышает допустимый предел, обозначенный на уровне чистоты «автомобильного» дизеля. Проще говоря, один крупный транспортный корабль в год продуцирует столько же вредных выбросов, сколько миллионы легковых автомобилей.

Но про чистоту топлива мы слышали, а про чистоту мазута – нет.

Tags: Россия, Россия и Запад, Россия и США, США, ТНК, морские перевозки, топливо, энерговойна
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments