February 18th, 2012

Руан, новости украины, новости мира, новости россии

Дух и буква закона

Вадим Емельянов, 18 февраля 2012
Как и почему возникает несоответствие буквы закона его духу? Основная причина в том, что за современной законотворческой деятельностью пока нет какой-то серьёзной духовности, закреплённой в философских и научных исследованиях...

 

Давно известно такое сочетание понятий как «дух и буква закона». Дух – понятие более объемлющее, нежели «буква». Законы, выраженные словом и записанные на бумаге, лишь частично оказываются целесообразными. Иногда исполнение буквы закона может не совпадать с «духом», с теми целями, достижение которых ожидалось от его исполнения.

Правовая духовность выражается не только в законе, но и в этике, в моральных принципах, в нравственных нормах, закреплённых в культуре. Соответствие «буквы» закона его духу должно стать императивом духовности, обязательным для законодательных органов государства.

Дух закона – высшая целесообразность, обнаруживаемая в той или иной области жизни. Поэтому «дух закона» определяется философами и учёными, писателями и общественными деятелями. Когда «дух закона» недостаточно ясен, может происходить злоупотребление «буквой закона». В этом случае «букве закона» начинают противостоять не только маргинальные личности, но и интеллигенция. Такая ситуация особенно пагубно сказывается на дезориентированной молодёжи.

Почему и как возникает несоответствие буквы духу?

Основная причина в том, что за современной законотворческой деятельностью пока нет какой-то серьёзной духовности, закреплённой в философских и научных исследованиях. Второстепенная причина – в перерождении интересов представителей народа (депутатов) из общенародных в узкокорыстные.

Нынешних законодателей можно считать нелегитимными, их выборы происходят с нарушением принципов Конституции. Конституция РФ в статье 96 установила персональные выборы каждого из 450 депутатов Госдумы: «2. Порядок формирования Совета Федерации и порядок выборов депутатов Государственной Думы устанавливаются федеральными законами». По-русски прямо написано, что в Думу выбираются депутаты, а не партии. А у нас на так называемых «выборах в Госдуму» народ голосует за партии, а не за депутатов Госдумы.

Во всей Конституции нет слов «партия» или «партии», и всего одно слово с корнем «парт» в статье 13: «В Российской Федерации признаются политическое многообразие, многопартийность». Партия – это не субъект и не объект конституционного права: Конституция никак не защищает права партий, и не накладывает на партии никаких обязанностей. Партий для Конституции не существует! Есть избранные народом депутаты и президент. И всё!

Но раз у нас народ голосует не за депутатов, то это выборы не в Государственную Думу, а в нечто другое. И выдающих себя за депутатов лиц назначила партийная бюрократия и навязала народу. Следовательно, это не депутаты Государственной Думы.

Давно вошло в обиход понятие «дыры в законе». Это – либо упущение законодателя, либо умышленная (пролоббированная) лазейка для отдельных индивидов. Лоббирование – совокупность действий по приспособлению законов интересам одной группы, в результате чего им оказывается подчинено всё общество.

Пользование дырами в законе возможно в странах, где нет уважения к духу закона. В России воровство приняло размеры государственного масштаба. На стороне воров оказалась целая армия наёмных адвокатов и правозащитников. Воровство стало оправдываться политическими соображениями.

Уже 10 лет всё юридическое сообщество требует принять федеральный закон «О нормативно-правовом акте» и три закона об экспертизе нормативно-правовых актов. На уровне 70% субъектов Федерации такие законы приняты, на федеральном – нет. Причина проста: процесс законотворчества станет более прозрачным, нельзя будет принимать невообразимо огромную массу двусмысленных и слабо проработанных законов.

В России настоящая работа на общее благо, разработка и реализация основ внутренней и внешней политики подменяется двусмысленным и труднообозримым по объёму законодательством, политической демагогией, что на практике приводит к политическому произволу и создаёт основание для незаконного обогащения. Нарушение духа закона происходит и при внесении в букву закона многозначности. Часто законы и подзаконные акты излагаются двусмысленно и непонятно. Это делается для того, чтобы законопослушные граждане не понимали существа требований властвующей бюрократии и ощущали из-за этого себя неполноценными. Так же пониманию духа закона много вреда приносит практика издания подзаконных актов.

В работе Гегеля «Философия права» естественное право выступает объективной действительностью. Если норма позитивного права противоречит естественному праву, то она является неправом, а естественное право создаёт в среде юридических отношений нишу нормы права с приоритетом над неправом. Этот эффект обозначен как «Код Гегеля».

Суверенитет естественного права входит в юридическое поле через присягу Президента России, губернатора, судьи, прокурора, следователя других должностных лиц, защитой интересов общества в различных отраслях права. Например, статья 169 Гражданского Кодекса: «Сделка, противная основам нравственности общества, ничтожна». Но она сегодня не порождает юридических последствий, и по факту происходит массовое нарушение присяги, суверенитет государства используется против суверенитета права.  

Демократия не сможет приобрести правовой характер, пока законы не будут писаться чистым русским языком на основе серьёзного научного анализа и философского синтеза. Проблема незнания очень актуальна для общественных наук.

Каково влияние знания на общественное устройство? Когда человек становится знающим, он переходит из состояний охлоса, общественного иждивенца, в состояние гражданина. По мере распространения знания, происходит изменение структуры управления общественным созиданием – из «вертикального» оно становится «горизонтальным», приобретает сетевую структуру, свойственную прямому народовластию.

Знания о разумном государственном устройстве не является бесконечно сложными, значит, неизбежно наступит момент, когда оно будет сформулировано и станет доступно каждому. И знания уже есть. Они даже прописаны в таких основополагающих документах, как Конституция, которая нарушается чиновниками. Дух законности не терпит формализма. Судья не должен быть винтиком бюрократического механизма, он должен избираться народом.

Беззаконие и чиновничий беспредел, коррупция происходят потому, что судей России никто не избирает, а они судят, хотя народ им такого права не давал. А так как их подбирает и назначает исполнительная власть, то ничего странного нет в том, что чиновники практически всегда выигрывают в суде.

Согласно Конституции РФ ст. 10: «…Органы законодательной, исполнительной и судебной власти самостоятельны». То есть должны быть независимы друг от друга. И согласно ст. 3 п.1. «…единственным источником власти в РФ является её … народ», и в ст. 32 п.5 говорится о том, что «Граждане РФ имеют право участвовать в отправлении правосудия» – следовательно, судьи должны избираться народом.

Так согласно ст. 3 п.2. «Народ осуществляет свою власть непосредственно…». Согласно разделу 2 «Заключительных и переходных положений: п.5», «Суды в РФ осуществляют правосудие в соответствии с их полномочиями, установленными настоящей Конституцией. После вступления в силу Конституции судьи всех судов РФ сохраняют свои полномочия до истечения срока, на который они были избраны. Вакантные должности замещаются в порядке, установленном настоящей Конституцией». Согласно Ст. 128 п.2. «Судьи других федеральных судов назначаются Президентом РФ в порядке, установленном федеральным законом».

Независимость органам власти даёт лишь избрание их народом, который является единственным источником власти. Следовательно, и судебную власть должен избирать народ. И любой судья должен быть избран народом.

Но выборы судей народом не происходят с начала перестройки, а назначаются президентом и руководителями регионов. Поэтому судья сажает невиновных граждан, а «бандиты в законе» занимают кресла высших чиновников. Тот же ОМОН избивает народ, а не бандитов и грабителей. А самые главные грабители народа и враги народа, высшие коррумпированные чиновники, находятся на свободе. Но народ постоянно убеждают, для защиты от произвола чиновников идти в суды, которые назначили эти же самые чиновники. Хотя общеизвестно: милиция (ныне полиция!), ОМОН и суд с прокуратурой всегда на стороне чиновника.

Поэтому в России можно на основании вышесказанного выразить недоверие любому судье. Более того. Согласно Ст. 3 п.4. «Никто не может присваивать власть в РФ. Захват власти или присвоение властных полномочий преследуется по федеральному закону». Следовательно, судья, как присвоивший власть, не только не имеет права судить, но и подлежит преследованию по Федеральному закону. А так как судья действует по указанию свыше, то это квалифицируется как преступное сообщество, ст. 210 УК РФ. В том числе и этого высшего должностного лица, так как, согласно Ст. 15 п.1, «Конституция РФ имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории РФ. Законы и иные правовые акты, принимаемые в РФ, не должны противоречить Конституции РФ».

Местное самоуправление не входит в систему государственных органов, и никакой президент не имеет права назначать муниципальные власти. Тем не менее, везде в районах и городах, в органах местного самоуправления сидят федеральные и мировые судьи, назначенные Президентом, мэрами, губернаторами. По закону же судьи первого уровня должны избираться народом.

Муниципальное собрание должно было бы издать правовой акт о выборах не только муниципальных депутатов, но и постановление о выборах районных (муниципальных) и мировых судей. Но они этого не делают потому, что в депутатах сидят чиновники – руководители школ, поликлиник, больниц и т.д., которые не могут принять никаких законов в пользу народа, так как их тут же выгонят с работы. То есть, не выполняется Федеральный закон 131 «Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ».

В Конституции РФ, в Ст.12 написано: «В РФ признаётся и гарантируется местное самоуправление. Местное самоуправление в пределах своих полномочий самостоятельно. Органы местного самоуправления не входят в систему органов государственной власти». Таким образом, неизбираемые судьи незаконны. Как и федеральные законы о местном самоуправлении, ограничивающие права местного самоуправления.

Что же делать?

Прежде всего, надо понять, что всё зависит от народа. Либо народ формирует власть в своём доме, микрорайоне, районе, либо за него её формируют чиновники.

Несмотря на то, что в российской цивилистике понятие Духа Закона появилось сравнительно недавно, основы его восходят к римскому праву – ещё римский юрист Павел говорил буквально следующее: «Поступает против закона тот, кто совершает запрещённое законом; поступает в обход закона тот, кто, сохраняя слова закона, обходит его смысл». За каждым законом должна стоять выработанная веками народная духовность – представление народа о справедливости.

Пунктом 3 ст. 17 Конституции РФ установлено, что осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц. Это же касается и чиновников, переизбирающихся на свои должности, поэтому они обязаны уходить с занимаемого поста на время выборов, чтобы не использовать в свою пользу ресурсы СМИ и административный ресурс.

И тут совершенно необходимо соблюдать принцип разделения властей, чтобы судьи могли руководствоваться Духом закона, а не идти на поводу у нечистоплотных нынешних «законодателей», пришедших в Думу незаконным и сфальсифицированным путём. А, придя туда, они множат подлые законы и укрепляют своё положение.

Так, в законе может быть оговорён разрешительный порядок проведения митингов с целью недопущения беспорядков и других безобразий, тогда как использоваться он может для подавления оппозиции. Или, например, выведение из-под юрисдикции суда присяжных заседателей статьи 212 УК РФ «Массовые беспорядки». Теперь возмущённых людей, недовольных властью, будут судить трое судей, а не народ в лице присяжных.

По результатам опроса в «Твиттере» 80% респондентов не доверяют судам. Судейское сообщество считается корпорацией, неспособной к самоочищению. За закрытость и взяточничество доверие к судам, практически, находится на нуле.

Как сделать суд максимально независимым от клептократии и в то же время зависимым от общества? Какие максимы позволят коррективными, конституционными способами контролировать ситуацию внутри судебной корпорации?

Необходимо частичное снятие с судей иммунитета от уголовного преследования. При Судебном департаменте должна быть создана служба собственной безопасности, которая будет иметь право оперативной деятельности в отношении судей, проверки доходов – расходов, счетов. Будет обеспечивать защиту судей от любой формы давления и шантажа.

Необходим закон, по которому определённый фиксированный процент бюджета пойдёт на судебную систему. Это – независимость от государственной бюрократии.

Работа судей должна быть максимально гласной. Судьи должны нести ответственность за нарушение законодательства, за нарушение правовых норм. Незнание права и нарушение Духа законности должно приравниваться к умыслу.

Вадим Юрьевич Емельянов, член Союза писателей России, член КПРФ, аспирант кафедры теории и методологии науки БГТУ им. Шухова

Источник

Постоянный адрес статьи: http://ru-an.info/news_content.php?id=1383
Руан, новости украины, новости мира, новости россии

Судья Д. Новиков рассказал о пытках

Дмитрий Байда, 18 февраля 2012
Судья Дмитрий Новиков впервые рассказал правду о том, что творится с нашим «правосудием». Слово «коррупция» даже близко не отражает того безпредела, который устроили из российской судебной системы бандиты в погонах и мантиях...

 

Судья Дмитрий Новиков впервые рассказал правду о пытках в СИЗО

Автор – Сергей Минаев. Опубликовано 22 Июня 2011 г.

Его голым водили на допрос, обливали ледяной водой и оставляли на солнцепёке в железном ящике…

У борьбы с коррупцией появится своё лицо. Героя уже нашли, и журналисты выстроились в очередь к судье Дмитрию Новикову. Он раздаёт интервью по восемь часов в день. Телевизионщики снимают о нём фильмы, расспрашивают его друзей и знакомых. Во всех сюжетах Новикова называют романтиком, которого ни сума, ни тюрьма не исправят. Эти испытания он уже прошёл, когда после личной встречи с первыми лицами государства принял призыв о борьбе с коррупцией, как руководство к действию. Новиков вступил в конфликт с коллегами по судейскому корпусу и вмиг оказался под стражей в камере следственного изолятора, откуда его освободили и реабилитировали решением Конституционного суда России.

«Экспресс газета» одной из первых встретилась со служителем Фемиды и услышала всю правду о том, что творится в российских судах

– Дмитрий Владимирович, каким образом из судьи, лица практически неприкасаемого, вы вмиг превратились в подследственного и оказались в СИЗО?

– У меня в производстве находилось дело, изобличающее деятельность ряда высокопоставленных судей олимпийского Сочи и Краснодарского краевого суда, которые в 2002 году организовали коррупционную группу с целью хищения государственной собственности в особо крупных размерах. Судьи назвали себя, членов своих семей, друзей фермерами и под этим предлогом по своему же решению получили в собственность 14 гектаров земли в Красной Поляне якобы для ведения фермерского хозяйства. Взяв государственную землю фактически бесплатно, они вскоре продали её государству обратно. Таким образом, не вставая с судейских кресел, мои коллеги похитили госимущества более чем на 100 миллионов долларов.

С того момента, когда я в 2002 году вынес решение арестовать эти земли, а в 2006 году создал условия для возврата их государству, и начались мои злоключения. Меня вызвал председатель Хостинского районного суда Сочи и прямо сказал: «Тебе, Новиков, п...ц». Сначала под надуманным предлогом арестовали человека, вместе с которым мы сообщили об этом преступлении. Под таким же давлением, под каким в 1937 году миллионы наших сограждан назвали себя японскими шпионами, он дал показания против меня.

– Кстати, как можно арестовать судью, ведь у вас неприкосновенность?

– Неприкосновенности коллеги лишили меня задним числом, чтобы отменить моё решение о возможности возврата земли государству. Но в этом случае подлежат отмене все мои решения с 2006 года, а я вёл дела по чеченским боевикам, незаконным вооружённым формированиям. Получается, эти преступники были осуждены не судьёй, а каким-то мужиком в мантии и должны срочно выйти на свободу. Представляете?! Ради своей прибыли они дали террористам возможность выйти на свободу! В то время, когда оперативники УФСБ по Краснодарскому краю летели меня арестовывать, они уже знали о том, что в тот день тайно, в режиме абсолютной секретности, без всякого уведомления меня лишат звания судьи с одной лишь целью – применить ко мне общий порядок и заставить меня молчать своими силами. Я об этом узнал в момент ареста, сидя на лавочке в сквере!

– В таких ситуациях сейчас принято советовать – надо было в Лондон мотать.

– Вот вы сейчас выступили на стороне коррупционеров – моих противников. Меня за месяц до ареста враги и «доброжелатели» просто выталкивали именно в Лондон. Уговаривали, обещали и соратника по борьбе отпустить, и дать время на сборы, продажу той же квартиры. Им было это необходимо только для того, чтобы объявить меня преступником. Я бы считался им до сих пор, а сами спокойно строили бы себе на украденные миллионы очередной коттедж на берегу Черного моря.

Посадить и всю дорогу насиловать

– Расскажите о первом допросе?

– Им были нужны не допросы, а мой арест. Я давал показания по пять, по шесть часов подряд. Следователь пил чай, смотрел в окно. Спустя несколько часов моих показаний, чётких и очень подробных, он поворачивался ко мне с улыбкой и объявлял: «Новиков от ответа уклонился, так и запишем». Иногда допросы проводились вообще без меня. Протоколы подписывал без меня неизвестный мне адвокат. Но через некоторое время им и это надоело. Меня раздели догола, привели в кабинет. Начальник следственного отдела, полковник с тридцатилетним стажем, весь такой якобы заслуженный, с наградами, сначала вёл торг, просил признать капельку вины и закончить всё это по-тихому, в крайнем случае посидеть пару лет, но не получить за это 25.

Я говорю: «А можно меня не раздевать догола, пожалуйста». Он отвечает: «Мы тебя не только разденем, мы тебя посадим в вагон. Куда ты у нас хочешь поехать? В Москву хочешь поехать, на нас жаловаться? Хочешь выступить в Дисциплинарном судебном присутствии или в Верховном суде? Начальник следственного изолятора, посадите Новикова в вагон с зэками и сделайте так, чтобы Новикова всю дорогу насиловали».

Потом, видимо, захотел кушать, человек он пышный, и решил ускорить процесс. Взял пачку документов со стола и начал меня ими бить по лицу, голове. Кричал: «Тебя, козла, нужно повесить на первом столбе. Ты забыл, что право – это есть возведённая в закон воля господствующего класса, а ты к нему не относишься». А когда я спрашивал, в чём же я так провинился, что меня надо повесить, разъяснил мне, что я мешаю судьям понемножку «щипать» народ и за это же буду ими строго наказан. Стою я голый, ошарашенный, а начальник следствия даёт мне бумаги, говорит: «Видишь, председатель суда, где ты работал, застрелился. Видимо, тебя ждёт такая же участь. Сделаем для этого всё возможное».

Вообще, за время, что я провёл в СИЗО, я научился бороться со стыдливостью. Не по своей воле оказался последователем нудистов. Любое формальное положение о досмотре заключённого можно довести до абсурда, поэтому меня раздевали в день до девяти раз. Говорили: «Ваша честь, ну какой сегодня вы нам покажете стриптиз?»

Голышом я махал руками, ногами, приседал, отжимался. Потом голышом бегал по коридорам изолятора. Подобная процедура называлась зарядкой, если было утро, а во всё остальное время суток – плановым или внеплановым обыском и досмотром. Стоял голышом у стенки часами, ждал, пока они осматривали мои вещи. Один раз сказал, что, если им так нравится мой голый вид, могу вообще не одеваться.

– Такие заявления, мне кажется, могли только разозлить?

– Да, после этого мы перешли к водным процедурам. Меня заводили в бетонную клетушку – душевую два на два метра размером – и включали напор ледяной воды. Я вжимался в угол, скукоживался и ждал иногда по часу, иногда по два, когда всё это закончится. Закалялся. Было страшно. Тревожно. Думал иногда – лучше б из гуманных соображений застрелили.

Потом они узнали, что у меня клаустрофобия. Я испытывал сильный дискомфорт в тесных замкнутых пространствах, а камера крохотная, кровать на 30 сантиметров меньше моего роста, и я, дурачок, думая, что это будет учтено, пожаловался на это доктору. Какая же была радость в следственном отделе! С тех пор, как я озвучил эту медицинскую жалобу врачу, всё моё время стало проходить исключительно в металлических ящиках. Меня закрывали в кузове конвойной машины, где я, даже согнувшись, помещался с трудом и не мог пошевелиться, а дверь захлопывалась за два сантиметра от моего носа. Они меня в неё заводили якобы для поездки куда-то, понятно, что мы никуда не ехали. Выключали вентиляцию, свет и держали так весь день. Потом говорили, что заседание отложено, и меня выволакивали на воздух. Вы помните, какое было жаркое прошлое лето. Температура в Краснодаре доходила до плюс 55 градусов. У меня неделями шла кровь из ушей, постоянно терял сознание.

– А жаловаться?

– Жаловаться на них я мог только им самим. По тому же самому принципу дело против меня вели судьи, которых я же обвинил в преступлениях. Вот к какому они должны были прийти решению? На самом деле лучшим для них решением была бы моя смерть. Но убить меня они сами не смогли или не решились. В идеале сделать это я должен был сам. Но при этом я написал более 2000 жалоб и обращений. Все их направили для проверки тем же лицам, которые участвовали в издевательствах надо мной.

– Кстати, с кем вы сидели в камере?

– Сидел с министром внутренних дел Бурятии Виктором Сюсюрой, с начальником Адыгейской таможни. Потом меня перевели в камеру к вору в законе. Сидим, смотрим друг на друга. Он меня спрашивает: «Судья, ты понимаешь, что я должен тебя здесь убить или покалечить? Мне ещё по этапу идти, и если я этого не сделаю, то сам не выживу. Делать это я не хочу, но если ты останешься в камере до утра, то придётся. Давай думать, как нам обоим избежать ненужных неприятностей».

– Придумали?

– Да, он начал стучать в дверь и требовать с криком, чтобы меня убрали. Вечером меня перевели в другую камеру, сказали, что не знали, будто я судья, и случайно к авторитету посадили. Там меня уже нормально приняли. Встречался со многими хорошими людьми. Надо мной спал один паренёк. Щуплый такой, а оказалось, что он воевал, заслужил какую-то медаль. Посадил его на три с половиной года участковый, который влюбился в его девушку. Пока делили красавицу, полицейский сфабриковал на него дело о краже резинового коврика у подъезда детского сада. Нашёл двух бомжей-свидетелей и отправил конкурента за девичье сердце в тюрьму. Я посмотрел его дело – липовое. Посадил перед собой, заставил написать нужные заявления. Через месяц его освободили. Поменяли наказание на условное.

С этого момента я приобрел популярность. Многие камеры просили, чтобы меня перевели к ним. А после того как я начал тайно помогать писать жалобы надзирателям по их личным вопросам, в благодарность ночью мне в камеру приносили шашлык, жизнь стала напоминать сюжет фильма «Побег из Шоушенка». В последней камере, где я отбывал своё заточение, удостоился предложения стать смотрящим «хаты». Тогда я, как удостоенный такой чести, отменил эту должность и прекратил содружество с неизвестными нам камерами посредством дорог. Потом, общим голосованием, а нас было около десяти человек, решили разговаривать исключительно на русском поэтическом языке.

– Каким образом такие люди, как ваш сокамерник – герой чеченской войны – вообще попадают в тюрьму?

– Попасть в тюрьму можно, не угодив следователю, прокурору, судье, и вникать в эту ситуацию никто не будет. Зачастую делается это для того, чтобы вывести человека из жизни, чтобы он кому-то не мешал.

Самые суровые судьи – женщины

– Говорят, что у судей есть свой план посадок, мол, за тысячу осуждённых – премия миллион.

– Миллион не дадут, но всеобщее одобрение, похвалу и признание судья, конечно, получает. Это то, что не изучается в университете, то, что было для меня открытием, когда я пришёл на работу судьёй. Есть такое понятие – карательная практика, так вот показатели этой практики, в зависимости от той или иной социально-политической ситуации, всегда меняются. Поступают советы, указания о необходимости ужесточения наказания, и тогда на совещаниях ставятся в пример самые успешные, самые активные судьи, карательная практика которых составляет 100 процентов: обычно самые суровые судьи – женщины. На их фоне другие, которые давали наказания, не связанные с лишением свободы, предавались суровой критике вышестоящих коллег.

А почему судья назначает суровое наказание? Потому что для судьи отмена приговора за мягкостью наказания – это очень серьёзное нарушение, и, как часто нас предупреждали, две-три такие отмены – и вы можете лишиться звания судьи. Могут уволить с работы, поскольку априори полагается – мягкое наказание судья может дать, только получив за это взятку! Такая вот презумпция виновности. Поэтому судье лучше перестраховаться: пусть наказание будет суровым, тогда у судьи всё будет хорошо. Кстати, если судья хочет карьерного роста, то отсутствие суровых приговоров расценивают, как брак в работе.

– Интересно ваше мнение, могли ли прислать судье Хамовнического суда Виктору Данилкину уже готовый, написанный приговор по второму «делу ЮКОСа» из Мосгорсуда? Об этом спорили.

– Заявления о том, что судья Данилкин подписал заранее написанный приговор, – это полная глупость. Полная, потому что даже человек, находящийся в зависимом положении, никогда не сможет перекладывать свою работу на плечи начальника, а начальники не дураки, за подчинённых работу делать не будут. Приговор, я уверен, написан исключительно им самим, и его невозможно написать без материалов уголовного дела, которое вряд ли можно было вывезти за пределы здания суда. Чем руководствуется судья при вынесении того или иного решения, достоверно может знать лишь он сам.

– Как вам удалось выйти на свободу, откупились?

– Сергей, ну как я могу откупиться от людей, которые только при мне получили сто миллионов долларов? Конституционный суд дал заключение, что подобные действия в отношении меня законными не являются.

– А я думал, курочка по зёрнышку, как выразился ваш знакомый следователь, «щиплет».

– Это точно. К нам в суд приходят молодые судьи, которые в постановлениях пишут «чиво» вместо «чего». За чаем в приватной обстановке, расслабившись, они не раз задавали вопрос, как скоро отобьётся их должность.

– Судя по вопросу, скоро.

– Сочи в этом вопросе – волшебное место. До назначения в Хостинский суд я работал в Усть-Лабинском районном суде Краснодарского края. Видел там нищих, бедных судей, достойных всяческого почтения и уважения. Когда попал в Сочи и увидел судейские особняки по восемь миллионов долларов, первые два года не мог прийти в себя. Потом понял, откуда деньги. В СИЗО был один показательный момент. Я смотрел телевизор, и вдруг объявляют, что убит известный сочинский криминальный авторитет по кличке Карась, показывают его дворцы, яхту, машины: «майбах», «феррари», «бентли», «порше». Оказывается, товарищ занимался незаконным строительством небоскрёбов в городе! А я-то знал этого Карася, как Эдуарда Кагосяна – почти моего коллегу, помощника судьи. Только по телевизору о его официальном статусе почему-то ни гу-гу.

– Расскажите, а как вообще назначаются судьи?

– Согласно Конституции, судья назначается президентом. Моё удостоверение подписывал ещё Владимир Владимирович Путин – самый уважаемый мною человек. Они с Дмитрием Анатольевичем Медведевым принимают комплексные меры по борьбе с коррупцией, в том числе и в судебных органах. Однако президент и премьер-министр не в состоянии встречаться с каждым, и они доверяют тем бумагам, которые собирают в отношении кандидата прокурор района, начальник полиции, начальники ФСБ, налоговой инспекции и таможни. Любой кандидат на должность судьи должен пройти это сито. А в чём заключается проверка? Ты должен прийти к ним на поклон и, по сути, изначально попасть в зависимое положение от всех этих лиц.

Я не раз был свидетелем, как судьи кричали, смеялись и всячески издевались во время слушания дела над представителем прокуратуры, но были вынуждены, несмотря на всю нелепость, поддержать обвинение и удовлетворить ходатайства прокурорских. Я считаю, судей должна избирать общественность, как это было в СССР. Судья должен быть честью и совестью этих людей, ведь они судьбы ему свои доверяют. А сейчас получается, что судья просто пришёл на работу зарабатывать деньги. Мальчик с красным дипломом юридического факультета никогда не станет судьёй, поскольку судейские мантии, в тех же пятнах, стали передаваться от поколения к поколению.

Несмотря на колоссальное противодействие на местах, при Дмитрии Анатольевиче Медведеве началось постепенное эволюционное реформирование судебной системы. Только благодаря его инициативе в Законе о статусе судей появилась поправка, которая исключала трёхлетний срок полномочий для впервые назначаемого на пост судьи. Это дало судьям дополнительную свободу в принятии решений. Очень важной стала инициатива о сокращении сроков полномочий председателей судов – она напрямую направлена против коррупции. Недавно появилось одно любопытное препятствие к назначению судей. Начали отказывать тем, у кого в одной семье папа – судья, мама – адвокат, а сын – полицейский или работник прокуратуры.

– А что, такие семьи есть?

– Множество. После появления этой формы препятствия, прокатилась волна разводов в судейских семьях. Жёны стали уходить, брать девичьи фамилии.

– Бедные...

– Бедные люди, кто попадает в лапы такой семьи, сравнить которую можно только с организованной преступной группировкой. Разводы фиктивные. Фамилия другая, а живут по-прежнему в одном особняке, занимаются одним и тем же делом.

В тюрьме можно порасти мхом

– Дмитрий Владимирович, вы всё это не боитесь рассказывать, может, вам воспользоваться программой защиты свидетелей?

– Это же сказка. Тем более, она применима только тогда, когда речь идёт о защите от чистого криминала, от лиц, которые не сидят в судейских и прокурорских креслах. Закон не может защитить вас от коррупционеров в мантиях или погонах. Вот мои сокамерники жаловались, что по их делу проходит замначальника УФСБ по Краснодарскому краю, который сейчас находится в федеральном розыске, и это очень затрудняет дело. Это же надо, служил чекист, служил, был такой кристально честный – и на тебе: заработал миллионы долларов на контрабанде. Значит, не всё так чисто. Я не говорю, что все негодяи, но такие люди основательно запачкали репутацию ФСБ.

Со мной сидел человек, которого судят за экономические преступления. Он рассказывал мне удивительные вещи. Сначала у него просили три миллиона за изменение меры пресечения. Потом просили $500 тысяч за сокращение возможного наказания вдвое. Он говорит – буду бороться, я не виновен. Но это никого не интересует. Начальник следствия хвалится тем, что у него в истории не было прекращённых уголовных дел. О чём это говорит? О том, что в момент возбуждения уголовного дела перестают искать истину, а пытаются защитить только свою репутацию. Уж если возбудили, то наверняка. Факт возбуждения дела означает проверку доводов с помощью уголовно-правовых средств, и если уж не было прекращений, то это говорит о сумасшедшей коррупционной составляющей. Его любимая фраза – ты у меня мхом порастёшь, но не выйдешь отсюда.

Я не борюсь с системой, я хочу, чтобы все это поняли. Я говорю о конкретных личностях, по действиям которых складывается неправильное суждение о системе. Я считаю, что наш Гражданский кодекс – это верх юридической мысли, это кладезь, это чудо по содержанию тех положений, в которые вошли проверенные временем положения со времён кодекса Наполеона. У нас прекрасные законы, только их никто не знает, а применяют, в зависимости от настроения, погоды и вспышек на Солнце. У нас отсутствует единообразие судебной практики. Сегодня вы придёте с иском и получите его удовлетворение. Завтра с ним придёте и получите полный отказ. При совершенно одинаковых условиях люди получают различные решения. О чём это говорит? Это говорит об отсутствии равенства перед законом и судом.

«Я поручу оперативно проработать дополнения к механизму конкурсного отбора судей и их привлечения к дисциплинарной ответственности... Беспристрастный, справедливый и эффективный суд нужен всем гражданам страны, нужен любому человеку и любой организации…» Дмитрий Медведев, из выступления на экономическом форуме в Санкт-Петербурге 17 июня 2011 г.

Справка

Дмитрий Новиков родился в 1972 году в Краснодаре. В 1997 году окончил Кубанский государственный университет по специальности «юриспруденция». Защитил кандидатскую диссертацию по теме «Этнорелигиозный экстремизм на Северном Кавказе: методы противодействия, политико-правовой аспект». Консультирует подкомитет по законодательству в сфере борьбы с транснациональной преступностью и терроризмом Комитета Госдумы РФ по безопасности. Судьёй назначен в 1999 году.

Читать статью с иллюстрациями

Постоянный адрес статьи: http://ru-an.info/news_content.php?id=1384