October 18th, 2012

Руан, новости украины, новости мира, новости россии

Русские немцы возвращаются в Россию

Диана Нигматуллина, 18 октября 2012
Нормальному человеку «европейские порядки» надоедают очень быстро, потому что там уже давно внедрена тотальная регламентация всего на свете. Создаётся впечатление, что живёшь в концлагере, но ещё пока с некоторыми удобствами...

 

Русские немцы возвращаются из Германии в Россию

Всё просто: здесь я по-настоящему свободен!

Автор – Алексей Овчиннков

Причём целыми семьями. И не в богатые Москву или Петербург, а в... глухие деревеньки. Что же не устроило их на новой родине, и почему жизнь без газа, Интернета и дорог нравится им больше, чем цивилизованная Европа?

– Немцы-то? – почёсывая живот, переспрашивает у нас мужичок, вызвавшийся показать, где в воронежском хуторе Атамановка живут переселенцы. – Чего их искать-то: вон дом, там дальше ещё... Нормальные они, но... странные какие-то: не пьют, не курят, мяса не едят...

Променяли цивилизацию на свободу

39-летнего Александра Винка застаём за работой: тот у своего дома заполняет гравием бетономешалку. По всем строительным признакам грядёт увеличение площади старенького дома.

– Купили его, как только переехали сюда, – отставляет он лопату и отряхивает джинсовый комбинезон. – Смотри: земля, садик, козочки прыгают, овощи со своего огорода, до пруда триста метров, детишки и жена счастливы.

Он с гордостью оглядывает новую родину и добавляет:

– Почему мы в Россию перебрались? Всё просто: здесь я по-настоящему свободен!

Заявление Винка немного ошарашивает. Особенно на фоне вновь вошедших ныне в моду стенаний московских либералов о том, что прелести истинной свободы – только в Европе. Ну и в США немножко. А «бесчеловечная Рашка» – прямая противоположность западным демократиям. Действительно, странный какой-то этот Винк...

– Про нас и местные как про ненормальных думают, – словно угадывая мысли, продолжает Винк. – Просто однажды мы для себя обнаружили, что материальные ценности, которые в Германии, безусловно, были, не приносят счастья. Нам давно хотелось на земле жить, прудик выкопать, деревья посадить... Но там это нереально – сотка земли за 100 тысяч евро переваливает! И потом, даже купив всё это, ты не сможешь быть там хозяином!

– Как это?

– А вот так! В Европе нельзя что-то делать без разрешения властей. Трава не так подстрижена – штраф, дерево выросло больше, чем нормами предусмотрено, – штраф... Видишь, здесь я свой дом могу переделать, как хочу, а там за это – штраф! И соседи. Говорят, это вам не Россия, у нас дети после восьми вечера на улицах не кричат. Там суды с соседями из-за такой ерунды, все судятся со всеми... Вы хотите такую жизнь?

– А здесь? – спрашиваю, прищурясь. И семейство Винков тяжко вздыхает... Не всё так радужно, как им представлялось вначале.

Почему в России не так, как в Германии?

На столе Винков лежит Конституция России, текст которой Александр выучил уже назубок. Начиная говорить о своих правах, он, как икону, воздевает книжицу над головой. Немного пообжившись, переселенцы с ходу стали проявлять невиданную доселе в этих местах гражданскую активность, беспрестанно ссылаясь на Основной Закон и доставляя местным властям немало головной боли: то дорогу давай требовать, то газ, то Интернет... Однажды даже задумали главу поселкового совета снять – «за неисполнение обязанностей».

Александр достаёт чемоданчик с документами, показывая кучу бумаг.

– Индивидуальное предпринимательство хотел оформить, – разводит руками он. – Станки из Германии привёз, пилораму купил, я же столяр... Понадобилось третью фазу подвести, и началось: 20 тысяч рублей запросили! А линия-то вон она, чего тут тянуть-то? Думал программой помощи предпринимателям воспользоваться, там 300 тысяч дают. Начальники мне и говорят: ты вот получишь деньги и заплатишь за третью фазу. То есть, тут заплачу, там заплачу, вот все 300 тысяч и уйдут, а работать с чем? Почему в России не так, как в Германии? Там идёшь к чиновнику и точно знаешь: 5 минут – и проблема будет решена.

– А на выборах за кого голосовали? – почувствовав оппозиционные нотки в голосах Винков, интересуюсь у Ирины, получившей паспорт РФ. И женщина снова удивляет.

– За Путина, конечно! – отвечает она тоном, который подразумевает абсурдность вопроса. – Видно же, что правительство поворачивается лицом к народу, старается что-то для людей сделать, но вот на местном уровне всё это уничтожается... Если так пойдёт и дальше, – вернёмся, наверное, обратно...

Дочке школа нравится

Всего в Атамановку приехали на ПМЖ пять семей из Германии. Местные из такой переселенческой активности тотчас же извлекли выгоду: цены на полузаброшенные дома вмиг подорожали в 10 раз, и Ирэн Шмунк, появившейся здесь летом этого года, избёнка обошлась уже в 95 тысяч рублей. Ирэн тоже из наших, советских немцев: в 1994 году она вместе с русским мужем уехала из Казахстана в Нижнюю Саксонию.

Подобно другим уставшим от Германии немцам, Ирэн перечисляет опостылевшие немецкие правила: предупреждения от властей идут друг за другом – трава на газоне выше, чем надо (нарушает принятые нормы эстетики), почтовый ящик на 10 сантиметров ниже утверждённых норм (почтальон может перетрудиться), под овощи отвели больше четверти участка (нельзя, и всё тут!)... Не устранишь – штраф.

– Вот всё это и подтолкнуло к переезду, – объясняет она. – Сначала думали, это только мы одни такие, выросшие в СССР. А потом по местным каналам друг за другом пошли сюжеты о немцах, родившихся в Германии, но не желающих жить в таком «порядке». Эмигрируют в США, Аргентину, Португалию, Австралию...

Сидя в своём дворе, Ирэн строит планы на будущее, признаётся, что из прежних благ в Атамановке ей не хватает лишь нормального санузла (удобства здесь, как и полагается, во дворе), и ждёт приезда мужа-дальнобойщика, который пока что-то там дооформляет в Германии. Он снесёт эту хибару и на её месте соорудит настоящий дом, в котором все будут счастливы. Её 13-летняя дочка Эрика ходит в школу за несколько километров и уверяет, что ей всё нравится... Посреди деревенской тишины, органично прерываемой иногда кукареканьем петуха, женщина кажется довольной.

Машину предложили бросить на Украине

Ещё одни новые атамановцы, супруги Сартисон, когда-то познакомились в Липецке, где казахский немец Яков проходил срочную службу. Однажды ему понадобилась серьёзная операция на позвоночнике, и в 1996-м Сартисоны уехали в немецкий Оберхаузен.

– Терпение кончилось, когда муж любимого гаража лишился, – с улыбкой вспоминает Валентина Николаевна. – Он его арендовал и решил сам починить машину. Вот соседи тут же и заложили: стучит, мол, средь бела дня. Он и взорвался: «Не могу больше!»

По уже заведённой традиции, каждый здешний немец рассказывает свою историю непростых взаимоотношений с новым-старым государством. Сартисоны не исключение. Едва Валентина пригнала из Германии свою машину и получила штамп о ПМЖ в России, как ей выставили счёт за растаможку авто аж на... 400 тысяч рублей! Смешно, но машина развалилась, едва достигла Атамановки, а потому чиновникам было предложено забрать её безвозмездно. Но всё тщётно: оплатите, и всё тут!

– Они и сами понимают абсурдность ситуации, но пеняют на букву закона, – смеётся женщина. – Предлагали даже тайком вывезти её на территорию Украины – до неё отсюда 40 километров – и бросить. Или отогнать в лес и спалить. Преступницей быть я отказалась. Так и судимся уже второй год...

Свой русский выбор сделал и их 26-летний сын Александр. Ему пришлось посражаться с военкоматом, который первым делом пытался забрить его в солдаты.

– Еле отбился, – вспоминает Валентина. – Поклялся, что второй раз присягать ни за что не будет: он уже отслужил в бундесвере.

– А если завтра война, на чью сторону встанет? – волнуюсь я.

С ответом она не раздумывает:

– За Россию, конечно! Чувствовал бы себя немцем – остался бы там...

Какая же мы секта?

– Это позор по местным поверьям: осень, а у меня ещё зелень на огороде, – набирая помидоры для салата, говорит Ольга Александрова. Когда-то она с пятью детьми перебралась сюда из Подмосковья и быстро нашла общий язык с немцами. – Местные же как: собрали урожай и тут же всё перекопали. А мы до морозов с этой земли питаемся.

У Ольги тоже есть свой весомый аргумент в пользу глуши.

– Вот приехала недавно туда (в Московской области  дом остался, который сдаём), иду с ребёнком на руках средь бела дня, а навстречу – три узбека и меня глазами раздевают, – объясняет она своё отшельничество. – Это что же будет вечером, думаю? А с детьми?

Ольга, не отвлекаясь от ведения домашнего хозяйства, рубит овощи и одновременно показывает, как ловко можно обмануть цивилизацию, задействуя стиральную машину при полном отсутствии водопровода («сверху ставится ведро с водой, оттуда трубка опускается в отсек для порошка, чуть подсасывается, и можно запускать машинку»). А потом, накормив детей, поёт песни собственного сочинения: про казаков, Атамановку, дождик...

Немцам её песни нравятся, они уже давно сбились вокруг Ольги в хор, который гастролирует по окрестностям. Принимают на ура. После садятся и все вместе мечтают: о гектаре земли, который должен взять каждый, о том, как посадят на нём кедры, создадут родовое поместье...

– Где-то я уже это слышал, – напрягаюсь я, вспоминая, что идея «взять гектар» и забабахать на нём «родовое поместье», засадив его кедрами, принадлежит некоему Мегре, который пишет книжки про сибирскую девушку Анастасию, а фанатов сего труда, анастасиевцев, многие считают экологической сектой.

– Да какая же мы секта? – смеются переселенцы. – В сектах все ждут конца света и жёсткая иерархия подчинения, у нас такого нет, и молений с идолами никаких нет. Да, книжки читали, но нам очень идея родового поместья нравится. Есть Анастасия или это литературная выдумка Мегре – какая разница! Толкиен вон тоже книжку написал, и все ринулись в эльфов записываться, тоже, что ли, сектанты? Так что считайте, что это у нас жизнь-игра такая: растить детей на чистом воздухе, питаться со своего огорода, баньку опять же построить, чтобы из неё голышом да в свой же прудик... Красота, правда?..

Как типичный городской житель, которого в последнее время всё чаще стало тянуть в родную деревню, я соглашаюсь. А они снова улыбаются, когда интересуюсь, отважился бы коренной уроженец ФРГ на такое же житьё-бытьё в воронежской глубине?

– Нет, настоящий немец такого точно не выдержал бы. Он ничего бы здесь не понял.

Нет, всё-таки они странные...

Источник

 

Постоянный адрес статьи: http://ru-an.info/news_content.php?id=1868
Руан, новости украины, новости мира, новости россии

За кулисами «Невинности»

Александр Копысов, 18 октября 2012
Мировая сионистская мафия продолжает старательно раскачивать мусульманский мир, планируя развязать новую, большую, религиозную войну между христианством и мусульманством. Раньше им это удавалось, но сейчас времена поменялись...

 

За кулисами «Невинности»

Кому выгодны события, происходящие в исламском мире в связи с фильмом «Невинность мусульман»? По просьбе «Культуры», закулисный механизм провокации ищет известный писатель и политический публицист, автор книг «Кто финансирует развал России? От декабристов до моджахедов», «Кризи$: Как это делается», «Хаос и революции – оружие доллара» Николай Стариков.

Может ли всё произошедшее с «Невинностью мусульман» быть случайностью? Давайте взвесим факты. Некий человек на свои деньги нанимает третьестепенных актёров для съёмок низкобюджетного фильма, уровень режиссуры и игры в котором ниже всякого плинтуса. После чего – меняет название, накладывает новую звуковую дорожку, и из дешёвой поделки получается опять-таки дешёвая, но уже явно оскорбительная для мусульман лента.

Зачем это было сделано? Можно ли было случайно поменять в картине всё – от названия до персонажей и их текстов?

Разумеется, нет. Смысла в такой переделке – ноль. Денег на подобном кино не заработать. Ни одному западному каналу такая поделка не интересна, ни на одном восточном такое оскорбительное кино не покажут. Получается, что автор фильма решил за свой счёт нажить себе миллионы врагов в мире ислама? Но зачем?

Ответа на этот вопрос не будет. Так же, как не будет ответа, почему этот фильм был показан в Египте на одном из каналов, содержащихся на деньги саудитов. После чего о «Невинности мусульман» сначала стали говорить в мечетях, а следом подключились и западные СМИ. В итоге, фильм мало кто смотрел, но узнали о нём практически все жители планеты.

Странностей много, и они совершенно непонятны, если считать всё произошедшее игрой случая. И наоборот – всё предельно ясно, если назвать вещи своими именами. Перед нами классическая провокация, цель которой – вызвать негодование мусульман и накалить обстановку на Ближнем Востоке. Автор провокации – США. Это всего лишь очередной шаг в деле расшатывания ситуации в регионе, где американцы последовательно демонтируют все светские проамериканские режимы, приводя им на смену религиозных экстремистов.

Глобальная цель – создание силы, которая начнёт большую войну, подобно тому, как приведённый к власти Западом Гитлер начал Вторую мировую. Веймарские демократы в Германии воевать не могли по причине своей «пацифичности» и отсутствия денег. Проблему решили в два этапа – сначала привели к власти Гитлера, которому решимости и воли было не занимать, а потом его агрессивность обильно смазали огромными денежными вливаниями из США и Великобритании в немецкую экономику.

Сегодня такой же процесс мы наблюдаем на Ближнем Востоке. В Египте США убрали светского Мубарака, который запрещал женщинам носить хиджабы на работе, а братьям-мусульманам – действовать как политической силе. Ушёл Мубарак, и новый президент Египта – уже исламист, который отправляет в отставку высокопоставленных египетских военных, всячески тормозивших приход радикалов к власти. А Запад активно даёт исламистам кредиты, как ранее давал их нацистам.

Ненависть, направленная на посольства США, нас сбивать с толку не должна – потому-то и громят посольства, что ничего другого исламисты сделать не могут. Нет общей границы, нет возможности для атаки. Зато тесно сотрудничающие и даже созданные ЦРУ и британской разведкой МИ-6 исламские радикальные организации могут набрать популярности на бросании камней в дипломатические миссии США. Ведь в Ливии и Сирии спецназ Британии и США борется рука об руку с «Аль-Каидой», и это Запад вовсе не смущает.

Итак, план был таков: волнения, погромы, после которых нужен косметический ремонт и только. В итоге – противостояние мусульман и христиан, хаос и нагнетание напряжённости. Отличный предлог для ввода войск США в данный регион, после чего эта военная сила должна была использоваться против Сирии, а потом и против Ирана.

Всю игру американцам спутало изменение ситуации в Ливии, где на смену государству пришёл самый настоящий родоплеменной строй. Племя каддафа, к которому принадлежал глава Ливии, было наиболее влиятельным в силу этого факта. Оно было первым среди равных племён. И это нравилось далеко не всем. Во время гражданской войны и после свержения Каддафи, племя уступило пальму первенства. Более претензий к нему нет. Оно – одно из равных и имеет священное право на месть, признаваемое другими племенами. Право отомстить убийцам Муаммара Каддафи. И каддафа отомстили, воспользовавшись организованными по заказу США беспорядками у американских дипмиссий. Посол США в Ливии спокойно, ничего не опасаясь, приехал в Бенгази, где и был убит прямо в машине.

Обратите внимание – везде беспорядки прошли безобидно. Погромы, поджоги, бросание камней. И только в Бенгази пролилась кровь американцев. Именно родоплеменным аспектом объясняется тот факт, что никто из местных посла США защищать не стал. Защита посла автоматически записывала его защитников в ряды врагов племени каддафа, да и, с точки зрения ливийских племён, они имели право так поступить, а значит, мешать им было неправильно и опасно.

Племя просто восстановило справедливость, убив того, кто организовал убийство Каддафи. Точно так же, в той же форме, изнасиловав виновника смерти Муаммара кинжалом, как это сделали с лидером Ливии. После произошедшего США оказались в глупой ситуации. Ввести войска теперь сложно, потому что тогда их нужно сначала применить в Ливии. В Сирии никто не обижает граждан США, и послу этой страны ничего не угрожает. Что же делать в такой ситуации? Не вводить войска, по крайней мере, пока.

Вот почему племя каддафа сильно помогло Сирии, само этого не желая, а Муаммар Каддафи, даже мёртвый, в очередной раз спутал планы своих убийц из Вашингтона.

Теперь американцы должны найти виновных. Просто для престижа, чтобы не потерять лицо. Сказать правду невозможно, а потому виновными назначат «Аль-Каиду» или каких-нибудь других экстремистов, которые, по просьбе из Вашингтона, возьмут на себя ответственность даже за Всемирный потоп. После чего США будут придумывать новый повод для введения войск в регион, чтобы потом ударить по Ирану.

Источник

Очень странное кино

Автор – Михаил Тюренков

События, начавшиеся 11 сентября – после того как египетское телевидение показало несколько эпизодов из фильма «Невинность мусульман», по своей исторической значимости уже приблизились к нью-йоркской трагедии 11-летней давности. По пессимистичным прогнозам ряда политологов, мы находимся на грани глобальной войны. Эксперты-оптимисты делают поправку: да, война возможна, но только локальная.

Религиозные конфликты сопровождали человечество на протяжении всей его истории. Ещё древние языческие племена сражались за своих богов, оберегая родные капища от посягательств чужеземцев. Когда зародились мировые религии, в этическом своде каждой из которых были заложены основы мира и согласия, всеобщее благоденствие так и не наступило.

Иудеи устраивали гонения против ранних христиан, усилившиеся христиане – против иудеев, мусульмане сражались за место под солнцем со всеми, кто вставал на их пути, да и внутри каждой из конфессий нередко возникали серьёзные кровавые конфликты. Столкновения между французскими христианами – католиками и гугенотами – по числу жертв не имеют аналогов в религиозных войнах до сих пор.

Именно на это в своём противостоянии с верующими часто обращали внимание атеисты, лицемерно обвиняя оппонентов в жестокости и, в свою очередь, устраивая новые войны – антирелигиозные. Так было и в период Великой французской революции, и в Советской России, и в республиканской Испании, и многих других странах, пытавшихся сбросить с себя «религиозный груз». Реки крови проливались как за веру, так и против неё.

Однако, если взглянуть на каждый из этих конфликтов повнимательнее, становится понятным, что их корни – отнюдь не в религиозных доктринах, но в геополитических, экономических и тому подобных приземлённых основаниях. Более того, часто бывало, что столкновения между двумя локальными цивилизациями или сторонами, конфликтующими на религиозной почве в рамках одного народа, навязаны извне.

Так и сегодня: глупейшая антиисламская выходка, каковой стал фильм «Невинность мусульман», казалось бы, могла привести к последствиям уровня карикатурного скандала семилетней давности. Но нет, кому-то стало выгодно, чтобы протесты перешли дипломатическую черту, чтобы пролилась кровь. Ответить на вопрос: «Cui prodest?» – значит, отчасти понять, как остановить маховик новой религиозной войны, которая не сегодня – завтра может стать войной глобальной.

Источник

 

Постоянный адрес статьи: http://ru-an.info/news_content.php?id=1869