November 7th, 2012

Руан, новости украины, новости мира, новости россии

Битва за историю

Андрей Кравец, 07 ноября 2012
Сионисты, оккупировавшие почти все страны вокруг России, в начале прошлого века развернули в западной окраине невиданный геноцид русов, убивая тысячи в концентрационных лагерях только за то, что они признавали себя русскими...

 

Битва за историю

Автор – Владимир Карпец

Термин «концентрационные лагеря» в массовом сознании вызывает ассоциации либо со Сталиным, либо с Гитлером. Как и вообще упоминания о геноциде в ХХ веке. Однако о том, с чего всё начиналось, почти никогда не вспоминают. А начиналось, если не брать англо-бурские войны, с геноцида русских людей – вернее, карпатских русин на территории Галиции, входившей в состав Австро-Венгерской империи. Надо иметь в виду, что геноцид осуществлялся по прямому указанию Ватикана.

Русины – прямые и наиболее чистые потомки древнейшей Руси. На самом деле «русин» и «русский» – одно и то же. «Русины» упоминаются в «Русской Правде». Так называлось население Руси и Киевской, и Новгородской, в дальнейшем и Московской, и Литовской. В XVI-XVII вв. это по преимуществу самоназвание всего народа Западной Руси – нынешней Украины. Оно сохранялось в значительной степени и в следующие столетия. В XVIII-XIX вв. значительная часть карпатских русин проживала в пределах Австро-Венгерской империи. Во второй половине XIX в. начинается русинское возрождение, которое воспринималось самими русинами, как возврат к принадлежности к единому русскому народу «от Карпат до Камчатки», а также от унии к Православию. Слово «украинец» означало тогда «антирусское меньшинство» (см. Н.М. Пашаева «Очерки истории Русского Движения в Галичине 19-20 веков»).

Накануне Первой мировой войны австро-венгерские власти закрывают большинство русинских организаций в Галиции. В 1913 г. в Угорской Руси начинается Мармарош-Сигетский процесс, на котором 32 обвиняемых приговорили в общей сложности к 39,5 годам заключения за переход в Православие. Во Львове перед самой войной прошёл нашумевший процесс против двух православных священников Игнатия Гудимы и Максима Сандовича, С.Ю. Бендасюка и студента В.А. Колдры, которые два с половиной года просидели в тюрьме без предъявления обвинений и затем были оправданы.

В 1914 г. уже «хватали всех сплошь, без разбора. Кто лишь признавал себя русским и русское имя носил. У кого была найдена русская газета или книга, икона или открытка из России. Хватали кого попало. Интеллигентов и крестьян, мужчин и женщин, стариков и детей, здоровых и больных. И, в первую голову, конечно, ненавистных им русских «попов»… Тысячи безвинных жертв, море мученической крови и сиротских слёз…» (Ю. Яворский из работы «Террор в Галичине в первый период войны 1914-1915 годов»).

Начинается геноцид. Расправы осуществлялись на месте, без суда и следствия. Так 15 сентября 1914 г. венгерские гонведы убили сорок четыре гражданских лица в Перемышле. В 1915 и 1916-1917 гг. в Вене прошло два политических процесса, на которых обвинялась сама идея единства русского народа и русского литературного языка. Большинство обвиняемых было приговорено к смертной казни, которую заменили на пожизненное заключение. В одном Львове оказалось около 2000 узников. Именно тогда создаются первые в Европе концентрационные лагеря: Талергоф в Штирии, Терезин в Северной Чехии и др. При этом Талергоф, по свидетельству узника Талергофа и Терезина Василия Ваврика («Терезин и Талергоф». Львов, 1928), «был лютейший застенок из всех австрийских тюрем».

Первую партию туда пригнали 4 сентября 1914 года. Лагерь представлял собой участок невозделанного поля в виде длинного четырёхугольника в пяти километрах от железной дороги. На первых порах его отделили деревянными кольями и колючей проволокой. Со временем лагерь расширился. В официальном рапорте фельдмаршала Шлеера от 9 ноября 1914 года сообщалось, что в Талергофе в то время находилось 5700 «русофилов». До зимы 1915 г. не было бараков. Люди лежали на земле под открытым небом в дождь и мороз.

В. Ваврик рассказывает: «Смерть в Талергофе редко бывала естественной: там её прививали ядом заразных болезней. О каком-нибудь лечении погибавших речи не было… Для запугивания людей, в доказательство своей силы тюремные власти тут и там по всей талергофской площади поставили столбы, на которых довольно часто висели в невысказанных мучениях и без того люто потрёпанные мученики… Талергофскими невольниками в жаркое лето и в морозную зиму, избивая их прикладами, выправляли свои дороги, выравнивали ямы, пахали поле, чистили отхожие места. Ничего им за это не платили, а вдобавок ругали их русскими свиньями». При этом, добавляет Ваврик, «всё-таки пакости немцев не могут равняться с издевательствами своих людей. Бездушный немец не мог так глубоко влезть своими железными сапогами в душу славянина-русина, как этот же русин, назвавший себя украинцем».

Всего через Талергоф с 4 сентября 1914 года до 10 мая 1917 года прошло не менее 20 тысяч русских людей, только в первые полтора года погибло около 3 тысяч заключённых. Лагерь был закрыт в мае 1917 года по распоряжению последнего императора Австро-Венгрии Карла I, который в своём рескрипте от 7 мая 1917 г. написал: «Все арестованные русские невиновны, но были арестованы, чтобы не стать ими».

Именно Русский народ был первой и главной жертвой геноцида ХХ века. За Терезином и Талергофом последовали «красный террор», «расказачивание», коллективизация, «рыночные реформы» 90-х… Ну, а сегодня, стигматизируя «православное быдло», готовят «новую волну»…

Источник

 

Постоянный адрес статьи: http://ru-an.info/news_content.php?id=1909
Руан, новости украины, новости мира, новости россии

Война союзников против женщин

Действия «союзников» в Италии во время II МВ описанные в этой статье, находятся за гранью человеческого понимания. И ведь приказы здесь отдавались не младшими офицерами, а маршалами, которые прекрасно понимали, что происходит...

 

Марокканцы во французской армии…

 

Война против женщин

Автор – Лозовская Анастасия

Нет ни одних военных действий, в которых не страдало бы мирное население. И трудно определить, чьи страдания больше, если есть на самом деле какая-то универсальная шкала страданий. Голод, насилие, унижение – нельзя вычленить из этого списка «самое ужасное». Можно рассказывать о каждом отдельно или вкупе.

В этом отношении Италия, которая начала войну на стороне Германии, а в 1943 году перешла в стан союзников, удивительная страна. Нацисты и союзники… Кто из них освободители, а кто – оккупанты? В течение двух лет на небольшой территории была возможность понаблюдать разницу обращения с мирным населением немцев и союзников, которые находились в одинаковых условиях. Каждая армия на территории Италии думала о себе, как об «освободительной». И каждая была иностранной армией.

Кто хорошие? Кто плохие? Все чужие.

В истории Второй мировой войны на территории Италии есть период, который в исторической литературе Апеннин называется «война с женщинами» («guerra al femminile»). Конец 1943 начало 1945 гг. Вспышка насилия против женщин в Италии. Когда читаешь отчёты этих лет, то видишь сотни зафиксированных случаев: немецкая ярость около Марцабото, 262 случая в Лигурии после появлении там «монголов» (советских дезертиров из Средней Азии в фашистскую армию).

Но ничто не идёт в сравнение с «марокканским ужасом». На самом деле, это были не только марокканцы, но и тунисцы, алжирцы и сенегальцы – войска, прибывшие из бывших французских колоний в Северной Африке. Это были даже не войска, а, скорее, «сборище»: в бурнусах [1] и с кинжалами на поясе для того, чтобы отрезать носы и уши своим врагам. Они наступали с выкриком Шахады, исламского символа веры: «Нет никакого божества, кроме Аллаха, а Магомет – пророк Его». Французский экспедиционный корпус состоял из двенадцати тысяч «марокканцев».

11 декабря 1943 года они ступили на итальянскую землю, и начались первые отчёты про изнасилования. Действительно ли у союзников не было выбора? К тому времени их войска на территории Италии несли большие потери. Всё приобретало такие угрожающие масштабы, что де Голль при посещении итальянского фронта в марте 1944 года заявил, что «марокканцы» (goumiers – как их называли сами французы) будут использоваться только для контроля над общественным порядком, то есть выполнять роль карабинеров. При этом французские чиновники настоятельно рекомендовали «укрепить ещё и контингент проституции».

Что значит «укрепить»? В романах «Шкура» Курцио Малапарте [2], «Чочора» Альберто Моравиа [3] отдельным пунктом проходят истории о том, к чему ведёт ситуация, когда невинность, основанная на незнании и отсутствии опыта, ничего не значит. Непорочные девушки, прошедшие эти ужасы, почти в мгновения ока могли превратиться в проституток. В Неаполе в 1944 году для американского солдата килограмм мяса стоил дороже, чем девочка (2-3 доллара).

Трагедия была в том, что в роли «полиции» выступили потенциальные насильники. Любая европейская женщина среди африканского корпуса именовалась «haggiala» – шлюха. Это обозначало «пустить козла в огород».

Что было дальше? В отчётах 71-й немецкой дивизии по ситуации в городке Спиньо за три дня (15-17 мая 1944 года) было зафиксировано шестьсот изнасилований женщин. Да-да, эти три дня идут отдельным пунктом. 14 мая союзники одержали окончательную победу в Кассино, в результате они отдали на растерзание «марокканцам» итальянский юг на три дня. Сами африканцы ничего не знали о войне, им было достаточно того, что они сражаются в Европе среди европейцев. Это были дикие и нищие племена, страдающие венерическими заболеваниями. Вследствие этого отмечались заражения жертв насилия, что вкупе с огромным количеством вынужденных абортов носило просто катастрофические последствия для многих деревень в Тоскане и Лацио (регионы Италии).

По отчётам немцев и американцев, французские командующие не могли их контролировать. Да и хотели ли? Альфонс Жюэн, маршал Франции [4], с 1942 года командовавший французским корпусом «сражающаяся Франция» в северной Африке, перед майской битвой произнёс перед своими воинами речь:

«Солдаты! Вы боретесь не за свободу своей земли. На этот раз я говорю вам: если вы выиграете битву, то для вас будут лучшие в мире дома, женщины и вино. Но ни единого немца не должно остаться в живых. Я говорю это и сдержу обещание. Пятьдесят часов после победы вы будете абсолютно свободны в своих действиях. Никто не накажет вас потом, чтобы вы ни совершили…»

Союзники не могли не догадываться о последствиях этого «карт-бланша». Цивилизованные, культурные французы не питали иллюзий о нравах и обычаях своих североафриканских воинов. Кто же в данной ситуации больший варвар? Человек, который ведёт себя в рамках своих жизненных представлений, или тот, для кого данное поведение рассматривается как «аморальное», но он позволяет развиваться событиям по наихудшему сценарию?

Да, не все жители северной Африки имеют повадки животных, но тех, кого послали в Европу в 1943-44 годах, даже в собственной литературе описывают так, как, например, это сделал марокканский писатель Тахар Бен Геллаин: «Это были дикари, которые признавали силу, любили доминировать». Французы прекрасно знали их повадки, принципы и традиции. Можно сказать, что к мирному населению было осознанно применено «культурное» оружие.

Пий XII, Папа Римский, официально пишет обращение к де Голлю с просьбой принять меры. В ответ – молчание.

Но экс-колониальный разврат не унимался и продолжался в городах Чеккано, Супино, Сгоргола и соседних с ними: только 2 июня было зафиксировано 5418 изнасилований женщин и детей, 29 убийств, 517 грабежей. Многие женщины и девушки были изнасилованы, зачастую неоднократно, так как солдаты были во власти необузданного возбуждения и сексуального садизма. Если за женщин вступались мужья и родители, следовало сожжение домов и полное уничтожение домашнего скота.

Свидетельства потерпевших женщин из официального протокола показаний в нижней палате Парламента Италии. Заседание от 7 апреля 1952 года:

«Малинари Велья (Molinari Veglia), на момент событий ей было 17 лет. Показание дает её мать, События 27 мая 1944 года,Валекорса. Они шли по улице Монте-Лупино, когда увидели «марокканцев». Воины подошли к женщинам. Их явно заинтересовала молодая Малинари. Женщины стали умолять ничего не делать, но солдаты их не понимали. Пока двое держали мать девушки, остальные по очереди насиловали её. Когда закончил последний, то один из «марокканцев» достал пистолет и пристрелил Малинари.

Элизабетта Росси, 55 лет, район Фарнета, рассказывает, как, раненная в живот ножом, она наблюдала, как насиловали её двух дочерей, 17 и 18 лет. Рану получила, когда пыталась их защитить. Группа «марокканцев» бросила её рядом. Следующей жертвой стал пятилетний мальчик, который кинулся к ним, не понимая, что происходит. Ребёнка скинули в овраг с пятью пулями в живот. Через сутки малыш умер.

Эмануэлла Валенте, 25 мая 1944 года, Санта Лучия, ей было 70 лет. Пожилая женщина спокойно ходила по улице, искренне думая, что её возраст будет служить ей защитой от изнасилований. Но он оказался, скорее, её противником. Когда её заметила группа молодых «марокканцев», Эмануэлла попыталась убежать от них. Её догнали, повалили, сломали запястья. После этого она была подвергнута групповому надругательству. Её заразили сифилисом. Ей было стыдно и трудно рассказать врачам, что именно с ней произошло. Запястье осталось повреждённым до конца жизни. Свою другую болезнь она воспринимает как мученичество».

Знали ли другие союзники или фашисты о действиях франко-африканского корпуса? Да, так как немцы фиксировали свою статистику, о чём упоминалось выше, а американцы обращались с предложениями «завести проституток».

Итоговые цифры жертв «войны против женщин» разнятся: журнал DWF, №17 за 1993 год приводит информацию историка о шестидесяти тысячах изнасилованных женщин меньше, чем за год, в результате выполнения «марокканцами» роли полиции на территории юга Италии. Эти число взято на основании заявлений жертв. Кроме того, многие женщины, которые после таких событий уже не могли выйти замуж или продолжать нормальную жизнь, кончали жизнь самоубийством, сходили с ума.

Это вопиющие истории. Антони Коллики, которому в 1944 году было 12 лет, пишет: «…они вошли в дом, держали нож у горла мужчин, искали женщин…». Далее идёт история двух сестёр, которые подверглись надругательству двухсот «марокканцев». В результате одна из сестёр умерла, другая попала в сумасшедший дом.

1 августа 1947 года итальянское руководство представило протест французскому правительству. В ответ – бюрократические проволочки, крючкотворство. Вопрос был повторно поднят в 1951 и в 1993 году. Ведутся разговоры про исламскую угрозу, про межкультурную коммуникацию. Данный вопрос до сего дня остаётся открытым.

[1] Бурнус – плащ с капюшоном, сделанный из плотной шерстяной материи, обычно белого цвета; первоначально были распространены у арабов и берберов Северной Африки.

[2] Курцио Малапарте – известный итальянский журналист и писатель, 1898-1957 гг., современник фашистской и постфашистской истории страны.

[3] Альберто Моравиа – итальянский писатель, новеллист и журналист.

[4] Жюэн – (Juin) Альфонс (1888-1967 гг.), маршал Франции (1952). Командующий французскими войсками в Тунисе (1942-43 гг.), экспедиционным корпусом в Италии (1944), главнокомандующий войсками в Сев. Африке (1947-51 гг.), командующий сухопутными войсками НАТО в Центральной Европе (1951-56 гг.).

Источник

 

Постоянный адрес статьи: http://ru-an.info/news_content.php?id=1910