November 9th, 2012

Руан, новости украины, новости мира, новости россии

Баронесса Настя

Иван Дроздов, 09 ноября 2012
Русской разведчице в конце II Мировой войны волей случая пришлось стать свидетелем подготовки иудейской мафии к повторной сионизации России, т.е. к новой войне, финал и результаты которой мы с вами наблюдаем и ощущаем сегодня...

 

Фрагмент из книги «Баронесса Настя»

Скопировать книгу

Лётчик-инструктор Чудайкин накануне полёта обходил строй курсантов своей группы. Напротив Пряхина замедлил шаг. Курсант этот выделялся среди товарищей своим хилым несолидным видом. Не сказать, что он был мал ростом или какой дефект имел, – такого бы в училище не взяли, – но вся его фигура как бы говорила: растёт парень, ещё в тело не вошёл. «Сколько ему лет?» – думал инструктор. И хотел было спросить об этом, но спросил о другом:

– Вы здоровы, Пряхин?

– Есть, товарищ лейтенант! Здоров!

– Странно вы отвечаете: «Есть... здоров...» В этом случае вы должны сказать: «Здоров, товарищ лейтенант».

– Есть, товарищ лейтенант!

Чудайкин качнул головой, улыбнулся и пошёл дальше. Курсанты любили инструктора, он для них был командиром и отцом, и, главное, превосходным лётчиком, которому они все подражали. Одет он был во всё новое, пахнущее улицей и домашним уютом. Серая гимнастёрка искрилась едва заметной серебряной вязью, в голубых петлицах неярко алели по два густовишнёвых кубика. На рукавах золотом расписаны крылья самолёта – эмблемы военной авиации. Тёмно-синие галифе широко и кокетливо нависали над зеркально блестевшими хромовыми сапогами. В довоенное время форма лётчиков манила мальчишек, они грезили ею и, едва закончив школу, валом валили в авиацию. А тут ещё лозунг везде был развешен: «Молодёжь – на самолёты!»

Подходя к курсанту и чуть склоняясь к нему, лейтенант улыбался, – он и всегда улыбался, словно и сам вид неоперившихся юнцов непроизвольно вызывал у него эту добродушную улыбку. Никто из курсантов не знал, что поначалу, получив назначение в авиаучилище, он оскорбился: как это его, такого хорошего лётчика, и не послали в строевую часть, где были новые скоростные самолёты, а направили в школу летать на фанерных бипланах и учить юнцов вроде этого... Пряхина. Но потом он привык к курсантам, полюбил их и был доволен своей судьбой.

Инструктор шёл вдоль строя и весёлое настроение всё больше овладевало им. На правом фланге стояли рослые статные парни – Воронцов и Пивень. Он с удовольствием их оглядывал, вспоминал, кто из них и как действовал в последнем полёте, – как ориентировались на маршруте, как стреляли из пулемёта, выводили самолёт на бомбометание и как бомбили. Первым в строю стоял самый высокий, аккуратный и красивый Воронцов.

– Сегодня полетим с бомбами.

– Будем бомбить! – радостно ответил Воронцов. И нетерпеливо повёл плечом, словно бы хотел выйти из строя и показать себя товарищам.

Воронцов нагловат, на губах улыбка, а в глазах гуляют озорные зайчики. Радом с ним – Пивень, этот – иное дело: держится скромно, смущается, – есть что-то девичье в его мягком сероглазом лице. Чудайкин обращается к Пивню:

– В малый круг будем бомбы класть, али как?

Пивень пожимает плечами, а за него отвечает Воронцов:

– В крест положим. Ударим по центру!

По рядам лёгким ветерком прокатывается смешок. Полигон расчерчен двумя кругами – большим и малым, а в центре малого круга – крест из линий по десять метров каждая. И уж в месте пересечения линий – бетонный столбик. С высоты полёта его не видно, однако в сетке прицела он заметен. Каждый целится в него, но за годы существования училища в столбик никто не попадал. И в малый круг попадают редкие, – надо быть снайпером бомбометания. Осмотрев курсантов, поговорив с ними, инструктор приказал разойтись. Проходившего мимо Пряхина спросил:

– А вы... готовы?

– Как все, товарищ лейтенант!

Он вспомнил полёты с Пряхиным: пилотирует тот прилично, быстро читает карту, и если инструктор в воздухе покажет рукой на село, Пряхин мгновенно называет его и говорит, сколько до него километров от аэродрома. «Память цепкая», – думает лейтенант, и успокаивается. Для лётчика – это главное. Не дай бог в воздухе начнёт путать названия сёл, ориентиров. В то довоенное время приборов в кабине было мало. Выручала память, умение лётчика быстро и точно определять место и положение самолёта. Но особенно силён Пряхин в стрельбе из пулемёта и в воздушном бою. Тут он сущий дьявол, – где только чего берётся. Чудайкин вновь оглядел курсанта, подумал с жалостью: «Скоро выпуск... Как ему доверить самолёт? Окрепнуть бы парню малость...»

В день полётов курсантов поднимали в половине третьего, ещё ночью, и ребята, едва разодрав веки, почти в потёмках при тусклой лампочке навёртывали портянки, наощупь искали сапоги. И строились у казармы, прислонясь спиной к стене. И тут хотя бы ещё минуту старались доспать. Пряхин стоял на правом фланге сзади Петрунина – крепкого в плечах, с пухлыми, почти детскими губами курсанта. Шли в столовую, наспех съедали большую порцию жирного матросского плова и выпивали по два и по три стакана какао. В обыкновенные дни пища была разнообразной, с салатами, кусочками красной и белой рыбы, но в дни полётные давали плов и какао.

В три утра, когда на небе ещё весело сияли звёзды, но в воздухе уже слышалась рассветная прохлада, и со стороны Большого Кавказского хребта тянул наполненный запахами снега ветерок, они выезжали на аэродром. Расчехляли самолёты, проверяли приборы, вооружение, – поднимались в воздух. На каждого – сорок-пятьдесят минут, на инструктора – шесть-семь курсантов. К одиннадцати полёты заканчивались. Высоко поднявшееся солнце жарило изо всех сил, земля горных долин парила. Усиливалась турбулентность воздуха, самолёт бросало вверх-вниз, по сторонам, образо­вывались воздушные «ямы», – в них, как в колодец, валилась машина, а при посадке и взлёте, на малой высоте, трудно было управлять самолётом.

Пряхин вылетал последним. Заготовил три учебные бомбы по сорок килограммов каждая, уложил рядком на стоянке, ждал. Но вот в небе над Старосунжеским хребтом показалась «четвёрка» – его самолёт! Она «сыпалась» с большой высоты, над полем выровнялась, мягко коснулась его колёсами. Из кабины мешком вывалился Воронцов, метнулся в сторону, согнулся в корчах «морской болезни». Лейтенант умышленно летал с ним при высоком солнце – приучал к полётам в условиях «болтанки». Пряхина ставил в полётной карте последним, – этот «болтанки» не боялся.

Завершающий полёт инструктор обыкновенно выполнял не торопясь, с удовольствием, и на маршруте на десять-пятнадцать минут задерживался. Любил «свернуть с дороги», поглядеть на сверкающее в лучах солнца Каспийское море, на золотые пляжи Махачкалы. В зеркало оглядывал вторую кабину, – Воронцов или Пивень возвышались над козырьком и над пулемётом, а этот... – качал головой и улыбался, – ровно подросток, – едва шлем виднелся. «Вот ведь... – думал о Пряхине, – вроде бы и ростом не мал, а и взрослым не назовёшь».

– Бомбы подвешены? – спросил инструктор.

– Есть, товарищ лейтенант! Подвешены.

– Бомбодержатель в порядке?

– Есть, товарищ лейтенант. В порядке.

«Есть да есть, – думал инструктор. – Как попугай. Не то, что Воронцов. Тот, пока его не мутит, весел, отпустит шутку, красное словцо...» Лейтенант, сделавшись серьёзным, рассудил: «И всё же – дотошный, это уже неплохо, и болтанки не боится, притрётся парень к небу, оперится...»

Шли с набором высоты. По характерному звону, упругому гулу Чудайкин безошибочно судил о степени напряжения всех частей двигателя. Самолёт шёл ровно, чуть покачиваясь на восходящих потоках воздуха. Над пашнями потоки усиливались, самолёт словно бы подхватывали и несли к верхним перистым облакам могучие руки.

Чудайкин любил незримую силу воздушной стихии, он закрывал глаза и чувствовал себя птицей, парящей в неохватном синем океане. Посматривал в зеркало, где отражалась задняя кабина. Пряхин приподнял голову, оглядывал землю, окружающее пространство. Чудайкин показал рукой под левое крыло. Курсант бойко ответил:

– Пролетаем станицу Червлёная.

Инструктор показал в правую сторону. Курсант чеканил:

– Гудермес. Город и узловая железнодорожная станция.

И уже по своей инициативе показал инструктору стоявший на вершине холма одинокий полуразрушенный храм:

– Мечеть Хал-Алым, памятник четырнадцатого века.

Говорит бойко, уверенно, в карту не заглядывает. И расстояния между ориентирами, и поворотные пункты – сыплет, как из мешка. «А я такой памяти не имею», – думает Чудайкин, посматривая в зеркало на курсанта, и перестаёт экзаменовать, а запрокидывает голову и оглядывает перистые облака, парящие высоко в небе и сулящие ясный жаркий день, каковых здесь, на Северном Кавказе, предостаточно.

Курсант разворачивает самолёт. Докладывает:

– Курс сто девяносто!

Под ними небольшой аул. Слева по курсу и далеко впереди показалась ровная, как стол, поляна. Там полигон. А через минуту неясно угадывались очертания большого и малого круга.

– Разворот на боевой!.. – докладывает курсант. И заводит машину на цель.

Лейтенант доволен. «Заморыш, а поди ж ты... какая власть в голосе! – идут стороной мысли, а глаза зорко следят за стрелкой компаса и высотомера, – И скорость выдерживает заданную». Впереди чётко рисуются круги – большой, малый... И в центре малого круга крест, и даже столбик в перекрестье курсант видит. И видит, как столбик плывёт под нос самолёта, пропадает в дымчатом круге пропеллера...

Так держать! – спокойно, размеренно командует сам себе курсант. И тут машина вздрагивает... Это бомба, оторвавшись от замка, начинает свой полёт к цели. Пряхин кладёт самолёт на крыло, описывает дугу над целью. Смотрят на землю. И видят, как летит бомба, уменьшаясь в размерах. Вначале кажется, что бомбу сбросили рано, она ляжет с большим недолётом, но потом видят её над кругом – вначале над большим, потом чёрной точкой она несётся к малому... И тут пропадает, словно растаяла. Секунда, другая... – взрыв! В самом центре пересечения усов, – в самом-самом. Дым от взрыва отнесло ветерком, и лейтенант, и курсант видят на месте взрыва пятно с неясными очертаниями. Пытаются разглядеть столбик, обозначающий центр полигона, – его не видно. «Неужели в столбик?» – думает лейтенант. А курсант уже выполняет очередной манёвр. Сбрасывает и вторую, и третью. Вторая попала в большой круг, а третья снова легла близко к перекрестью.

– Молодец! – крикнул инструктор в переговорное уст­ройство. – Хорошо отбомбил!

Хотел сказать: «столбик разбили», но нет, конечно, в столбик ещё никто не попадал. А если бы такое случилось, фамилию курсанта выбили бы золотом на мраморной доске и поместили бы эту доску на видном месте – в память о снайперском попадании. Таков был приказ первого начальника авиашколы. «Ну, Пряхин! Снайпер!..» – качал головой инструктор, поглядывая в зеркало на курсанта, который, как и следует пилоту, зорко оглядывал небо, землю, докладывал:

– Слева – самолёт. Наш. Пошёл на полигон...

И через пять-десять секунд:

– УТИ-2... – Справа по курсу – станция Шалт-Махал, до поворотного пункта две минуты полёта.

– А слетаем на море! – кричит инструктор. – Ну! Курс на Махачкалу!

Пряхин слышал, что Чудайкин в награду за отличные действия курсанта в воздухе иногда разрешает слетать к морю. Ему такое счастье не выпадало. Вдали, на горизонте курсант уж различал синюю полосу... Она всё резче обозначалась и вот уже ясно чеканилась на земле, плавно выгибаясь и теряясь в синей дымке воздуха, и сверкая россыпью отражённых солнечных лучей. Высотомер показывал 1500, скорость – 260, стрелки подрагивали, но держались ровно. Хорошо бы, конечно, заложить разворот, пойти на снижение, а то ещё и в пике, но нет, по учебному плану у них полёт по горизонтали.

Под крылом море... Далеко вперёд метнулась ослепительная россыпь солнечных бликов, в глазах рябит... Гребни волн пенятся, – вода словно закипает. И нет конца морю. И кажется Пряхину – самолёт валится в зелёную бездну... До боли в пальцах сжимает ручку управления... Шарик горизонта на нуле, – самолёт идёт в заданном режиме.

– Левый разворот! – командует инструктор. И касается пальцами ручки. Вдруг не справится! Но нет, машина и на развороте идёт уверенно.

«Вышли на сушу». Справа показалось большое селение. Пряхин взглянул на карту. И мысленно провел линию до ближайшего ПП – поворотного пункта. Доложил инструктору. И тот, покачав головой, сказал: «Молодец, – ну, штурман!.. И лётчик из тебя выйдет хороший, и штурман». До самого КПМ – конечного пункта маршрута, Пряхин выполнял две роли – штурмана и пилота. И нигде не выбился из режима.

На аэродроме к обеду все уже знали о результатах бомбометания, не сообщили сведений с полигона только об одном курсанте – Пряхине. «Странно, – думали командиры, – что же там случилось?» Спрашивали у Чудайкина: бомбы сбросили?.. Чудайкин отвечал: «Все три бомбы в кругу. А одна... вроде бы в самый центр угодила». Звонили на полигон. Оттуда отвечали: «Послали комис­сию. Выяснит – доложим». «Комиссия? Что за чертовщина?.. Случались, конечно, и раньше всякие неясности, но чтобы создавать комиссию? Новость какая-то!»

Ничего не узнали и вечером, когда приехали в школу. И только утром следующего дня Пряхина вызвали в УЛО – учебно-лётный отдел. Тучный, с двумя подбородками майор, начальник УЛО, не торопился задавать вопросы. Пряхин стоял на ковре в положении «смирно», а майор, смачивая языком палец, листал страницы личного дела курсанта. Неспешно и будто бы нехотя говорил:

– Тут, понимаешь ли, история вышла: столбик ты потревожил, верхушку сшиб. Стоял-стоял столбик посреди полигона, а ты его... клюк по башке! A-а? Теперь вот приказ об этом факте составляй, доску мраморную, а на ней фамилию твою... точно ты Северный полюс открыл... Но позволь, а где же твой аттестат зрелости?

– Нету аттестата, товарищ майор.

– Как нету?

– А так. Не пришлось мне... в школе учиться.

Майор выпучил на курсанта серые круглые глаза.

– Чушь собачья! А как же ты к нам в школу попал? Какой идиот твоё дело принимал?

– Вы принимали, товарищ майор.

Глаза потемнели, сузились.

– Ну да, принимал, но ведь без документа... друг мой!

– Есть документ. Вон он... из университета.

– Погоди, погоди... Чтой-то я в толк не возьму. В школе не учился, а в университете... Ах, вот оно что – Университет марксизма-ленинизма... при заводском Дворце культуры...

Майор закрыл папку с личным делом курсанта, вышел из-за стола. Ходил вокруг Пряхина, разглядывал его. Потом взял за руку:

– Пойдём.

На двери, обитой коричневой кожей, надпись: «Начальник авиашколы комбриг А.П. Фёдоров». Майор сказал Пряхину: «Жди тут», а сам вошёл в кабинет. И находился там долго. А когда вышел, не взглянул на курсанта, а лишь кивнул ему: «Заходи». И Пряхин вошёл. Стоял у двери ни жив ни мёртв. Чувствовал, как холодеют пальцы, становятся ватными ноги. Комбриг говорил по телефону, а сам с любопытством разглядывал курсанта. И глаза его ничего не выражали. И он вообще, казалось, не придавал никакого значения факту существования Пряхина.

Комбригу было лет сорок пять. В тёмных густых волосах светились первые ласточки седины. Гимнастёрка на нем дымчатого цвета, на груди орден Красной Звезды и два ордена Красного Знамени. Он был в Испании, сбил шесть фашистских самолётов, а ещё раньше, во время Первой мировой войны, летал на французских «фарманах». Обо всём этом курсантам рассказывал комиссар эскадрильи. Но вот комбриг положил телефонную трубку и продолжал молча и без всякого зла смотреть на курсанта.

– Тебя как зовут? – спросил комбриг.

– Владимиром.

– Сколько тебе лет?

– Девятнадцать.

– Вон-a... Поди ведь, прибавил себе два года?

– Прибавил, – глухо пробубнил Пряхин и склонил на грудь голову. – На завод не брали.

– Ну-да, там берут с четырнадцати, ты и сказал...

– Да, товарищ комбриг, сказал.

– А родители твои...

– Отец помер, а у мамы и без меня шестеро. В деревне голод...

– М-да-а... Голод. Тут уж не до учёбы.

Комбриг вышел из-за стола и подошёл к окну, стоял спиной к Пряхину. И руки сложил сзади, пальцы в одном кулаке сжал. Вдруг повернулся, спросил:

– Как же ты экзамены сдавал?

Пряхин пришёл в себя, осмелел чуток.

– Книг много читал, все слова запомнил...

– Ну, так уж и все?

– Почитай все! Сочинение написал на «хорошо», а как математику сдавать – не знал. Тут меня армянин выручил: ты, говорит, за меня сочинение напиши, я за тебя – математику сдам.

Комбриг и на этот раз не рассердился, а снова повернулся к окну. Не поворачиваясь, спросил:

– А сейчас-то как учишься?

– Ребята помогают... Миша Воронцов, Павлик Пивень и Саша Кондратенко. Вечерами весь курс математики прошёл.

С трепетом ожидал решения своей судьбы. А в голове теснились мысли. «Надо же было угодить в этот проклятый столбик!» Комбриг не спеша закрыл папку с личным делом Пряхина, долго и туго завязывал тесёмки. Затем поднялся. Подошёл к парню. Тронул за плечо, тихо и будто бы не своим голосом проговорил:

– Иди, Володя, учись дальше. На таких-то как ты Россия-матушка стоит…

Скопировать книгу

Приобрести все изданные книги И.В. Дроздова можно, сделав запрос по адресу:

194156, г. Санкт-Петербург, а/я 73. Дроздовой Люции Павловне.

 

Постоянный адрес статьи: http://ru-an.info/news_content.php?id=1913
Руан, новости украины, новости мира, новости россии

История России XX века

Елена Любимова, 09 ноября 2012
Это большой и очень интересный сериал. В нём впервые обнародованы многие сведения о России, которые нигде не упоминались в советские времена. Нам лгали обо всём и только теперь удаётся по крупицам собирать реальную информацию...

 

На днях нам попалась ссылка на документальный сериал «История России XX века», производства компании «Новое время», выполненный по заказу KM.TV. Цикл фильмов из 86 серий был выпущен в 2007-2010 годах. Создатели сериала: режиссёр – Николай Смирнов, научный консультант – Михаил Смолин, режиссёр монтажа – Влад Кулешов, художник, редактор – Лидия Болгарчук, консультант по вопросам церкви – Н.К.Симаков, координатор – Александр Алексеев, операторы – Евгений Гончарук, Светослав Болгарчук, музыкальный редактор – Сергей Дягилев, автор и руководитель – Михаил Ширяев.

Этот документальный сериал является достойным примером переосмысления драматических событий истории России. Он предлагает зрителю как знакомые, так и замалчивавшиеся ранее факты, основанные на многочисленных документальных источниках, письменных свидетельствах очевидцев и современников, подкреплённых обширными архивными видео- и фотоматериалами описываемых событий. Причём, большинство кадров видео хроник уникальны, а многие фотографии начала XX века по праву могут считаться раритетными.

Авторы сериала провели поистине титаническую работу и из множества на первый взгляд разнородных, и не имеющих друг к другу никакого отношения фактов сложили достаточно непротиворечивую картины жизни нашей великой страны в прошлом веке. Они установили логические взаимные связи между отдельными событиями и историческими личностями, вытащив на свет тех персонажей, которые многие столетия находились в тени, и о роли которых в судьбах мира стало известно сравнительно недавно.

Сериал предлагает взглянуть на историю России под другим углом. С этой целью создатели сериала методично развенчивают самые распространённые и устоявшиеся исторические мифы в отношении нашей страны и прямо указывают, кому и зачем это понадобилось. С удивлением и негодованием зрители, особенно старшего поколения, имеют возможность узнать, что то, что пропагандировалось десятки лет, происходило с точностью до наоборот! Приведём только некоторые мифы, которые авторы аргументировано развенчали.

Миф о слабовольном и некомпетентном царе Николае II

На самом деле, царь оказался не только волевым человеком, но и прозорливым управленцем, вся энергия которого была направлена на обеспечение благосостояния России. Это он предложил и настоял на реализации так называемой «азиатской программы» – программы развития Сибири и Дальнего Востока – с тем, чтобы Россия получила свои собственные порты, открытые круглый год, и её торговля не зависела от разрешения турецких властей пропускать наши корабли через Босфор или нет.

По этой программе было начато переселение населения в Сибирь и на Дальний Восток. Государство предоставляло переселенцам деньги, строительные материалы, налоговые льготы. Они получали в полную собственность участок земли в 15 гектаров на мужскую душу. При этом каждой семье выдавалось пособие в 200 рублей, и она перевозилась со всем имуществом за казённый счёт до места поселения. За 5-6 лет население Сибири значительно выросло. Только крестьян переехало свыше 1 миллиона 200 тысяч.

В царствование Николая II было спроектировано строительство крупных заводов на Урале и Дальнем Востоке, строительство Байкало-Амурской железнодорожной магистрали, был разработан план электрификации всей страны, присвоенный позднее Лениным. А также был создан проект нефтепровода Баку-Персидский залив.

Русский царь неуклонно призывал ко всеобщему миру. В 1898 году Николай II выступил с предложением об ограничении и сокращении вооружений. Европейцы быстро и решительно отказались. Тем не менее, Россия всё-таки провела в 1899 году конференцию в Гааге по сокращению вооружений. Николай II таки добился запрещения разрывных пуль и снарядов, снаряжённых отравляющими газами. Также ещё тогда был создан доныне действующий Гаагский трибунал.

В отличие от хищнической политики разграбления и расчленения слабых стран европейскими державами, Россия уважала и всячески охраняла право стран на территориальную независимость. Примечательны слова Русского царя в ответ на очередное предложение Англии в 1897 году о разделе Турции и Китая: «Нельзя делить существующее независимое государство на сферы влияния».

Он проявлял себя твёрдо и решительно, когда дело касалось интересов России. Так, он жёстко отказал германскому императору Вильгельму II, когда тот спросил Николая II, не возражает ли он против того, чтобы немецкие суда заходили и могли стоять и чиниться в Циндао, где стояли русские корабли. Россия получила право пользоваться этим портом в благодарность за предъявление Японии ультиматума в 1895 году, который заставил её вернуть Китаю захваченный Ляодунский полуостров.

На переговорах по заключению мира с Японией по окончании русско-японской войны 1904-1905 он придерживался позиции «ни пяди земли, ни рубля уплаты военных издержек». Опираясь на сведения русской разведки, благодаря которой он получал информацию на 6-12 часов раньше, чем иностранные дипломатические миссии и японские посольства в других странах, царь контролировал каждое заявление на переговорах тогдашнего премьер-министра С. Витте. России пришлось поступиться лишь половиной Сахалина, который был и так уже весь занят японскими войсками, в надежде на скорый реванш, который произошёл только в 1945 году.

Помимо этого, Николаю II удалось подавить террористическую операцию против России, более известную как «революция 1905 года» и продолжать начатые им реформы – земскую, земельную, думскую, а также антиалкогольную, направленные на всемерное укрепление страны.

Миф о России, как о тюрьме народов и полицейском государстве

Россия была единственной страной, где смертная казнь вообще была отменена для всех преступлений, судимых общими судами. Смертная казнь осталась только в военных судах для высших государственных преступлений. За XIX век число казнённых не составило даже 100 человек. На всю Российскую Империю было всего 10 000 жандармов. В республиканской Франции, уступавшей России населением в четыре раза, было 36 000 жандармов.

Зимой 1907-1908 годов социал-демократы второй Думы, готовившие военный заговор в армии, были осуждены на сроки от 4 до 5 лет. Члены первой Думы, пытавшиеся организовать саботаж в стране, были приговорены к 3-месячному заключению. Так «кровавая и деспотичная» Россия наказывала государственных преступников.

Достаточно вспомнить, что Ленин, который навесил ей такой ярлык, за революционную деятельность сосланный в ссылку в Шушенское в 1897 году, читал книжки, ездил в гости к другим ссыльным, получал нелегальные издания и активно занимался политической перепиской. «Пленник царизма» имел месячное содержание в 8 рублей, получал в неделю одного барана «на котлеты», имел собственное подсобное хозяйство и прислугу, которая им занималась.

Из писем Крупской явствует, что ссылка их напоминает «форменную дачную жизньНу, да кормят нас хорошо, молоком поят вволю, и все мы тут процветаем…» (письмо от 26 июня 1898 года). В ссылке «вождь мирового пролетариат» приобрёл столь здоровый и упитанный вид, что его тёща, приехавшая в Шушенское в мае 1898 года вместе с Крупской, не могла воздержаться от возгласа: «Эк Вас разнесло!».

Миф об отсталой России начала века

За 20 лет правления Николая II население Российской империи возросло на 60 миллионов человек. Естественный прирост превысил 3 миллиона в год. В 1914 году население нашей страны составляло 182 миллиона человек. Рост народонаселения империи происходил из повышения уровня общенародного благосостояния. Так, потребление сахара с 1894 по 1913 года возросло с 18 до 80 миллионов пудов в год. Сбор ржи вырос с 2-х миллиардов пудов в 1894 году до 4-х миллиардов в 1913 году. Рост выпуска сельскохозяйственной техники составил за 20 лет 659%, что привело к росту урожайности с 1901 по 1913 гг. на 80%! Поголовье рогатого скота увеличилось за 20 лет на 63%. Количество лошадей в империи возросло с 26 до 37,5 миллионов.

Рост наблюдался и в финансовой области. Государственные доходы в царской России выросли с 1 млрд. 400 млн. рублей в 1897 году до 3 млрд. 104 млн. рублей в 1912 году. При этом общая сумма налогов в России на одного человека в 1913 году была в 2 раза ниже, чем во Франции и Германии и более чем в 8 раз ниже, чем в Англии. 3 рубля 11 копеек на человека, тогда как в Англии – 26 рублей на человека.

Размер ссуд, выдаваемых крестьянам Государственным Крестьянским Земельным Банком, считавшимся самым крупным в мире учреждением земельного кредита, росли из года в год. В 1901 году было выдано 222 миллиона рублей, а в 1912 году – 1 миллиард 168 миллионов рублей, т.е., примерно на 600% больше. К 1914 году на правах собственности и аренды крестьянам принадлежало 100% пахотных земель в азиатской России и 90% в европейской части страны.

Быстро росли личные вклады населения в государственные сберегательные кассы. Если в 1894 году было открыто 1 млн. 664 тыс. счетов с общей суммой вкладов в 330 млн. 300 тыс. рублей, то в 1901 году было открыто около 4 млн. счетов на общую сумму 723 млн. рублей. В 1908 году имелось уже 6 млн. вкладов на общую сумму 1 млрд. 200 млн. рублей. Население стабильно и быстро богатело. К 1914 году в государственной сберегательной кассе вкладов было уже на 2 млрд. 200 млн. рублей.

Финансирование образования выросло за 20 лет с 25 млн. рублей до 161 млн. рублей. И это без учета земских школ, расходы на которые выросли с 70 млн. в 1894 году до 300 млн. в 1913 году. Всего бюджет народного просвещения вырос на 628%. Число учащихся в средних учебных заведениях выросло с 224 тысяч человек до 700 тысяч человек.

С 1908 года начальное образование стало обязательным. Ежегодно открывалось по 10 тысяч школ. Количество студентов за 20 лет удвоилось, количество школьников выросло с 3-х миллионов до 6-ти миллионов человек. К 1913 году в стране было 130 тысяч школ, более того, совокупный бюджет народного образования существенно превосходил бюджет военного министерства. В государстве на тот момент выходило около 850 периодических изданий, имелось 1315 типографий и 4 тысячи библиотек.

С 1880 по 1917 год, то есть, за 37 лет, было построено 58 251 километр железных дорог, по 1500 километров в год. В 1913 году сельскохозяйственный урожай злаков в России был на 1/3 больше, чем урожай Аргентины, США, Канады, вместе взятых.

Быстро росла промышленность. С 1890 по 1913 год ВВП вырос в 4 раза. Добыча каменного угля выросла в 5 раз за 20 лет, выплавка чугуна за это же время возросла в 4 раза. Добыча меди и марганца в 5 раз. Инвестиции в основной капитал машиностроительных заводов с 1911 по 1914 год возросли на 80%. За 20 лет удвоилась протяжённость железных дорог и телеграфных сетей.

За это же время удвоил свой тоннаж и без того самый большой в мире речной торговый флот. С 1908 года началось строительство Амурской железной дороги, было намечено строительство Южно-Сибирской железной дороги. В 1909 году был подготовлен проект водной магистрали с использованием речной сети азиатской России, которую должны были соединить каналы.

Быстро шёл рост механизации промышленности. Россия стремительно развивалась. Премьер-министр России с 1906 по 1911 год Пётр Аркадьевич Столыпин говорил: «Дайте нам двадцать лет мира, внутреннего и внешнего, и вы не узнаете нынешней России».

Не дали. Ревниво наблюдая за невиданным взлётом России, ненавистники нашей страны, втягивали её в войны, организовывали на её территории террористические операции и революции. Они раздирали её изнутри и атаковали снаружи.

Кроме всего прочего, их пугал тот факт, что после открытия Бакинского месторождения нефти, Россия вышла на первое место в мире по её добыче. В 1901 году США добыли 9 920 000 тонн нефти, а Россия – 12 170 000 тонн. Это нанесло сильный удар корпорации Рокфеллеров «Стандарт Ойл» и нарушило их монополию в мире. Наши поставки зерновых частично разорили английского сельхозпроизводителя.

США, Великобритания, Германия и их банковские круги были в шоке от темпов экономического развития нашей страны. Французский экономист Эдмон Тери, обследовавший по поручению двух французских министров русское хозяйство в начале XX века писал: «Если дела европейских наций в 1912-1950 гг. будут идти так же, как они шли с 1900 по 1912 год, то Россия к середине текущего века будет господствовать над Европой, как в политическом, так и в экономическом отношении».

Гегемонии России в Европе и мире промышленная и финансовая мировая элита не собиралась допускать, поэтому они спешно начали расшатывать Россию снаружи и изнутри.

Так, перед русско-японской войной 1904-905 гг. в стране действовал агент японской разведки полковник М. Акаси, который активно снабжал деньгами все возможные антимонархические группировки Российской Империи. С 1903 года этот агент японской разведки стал работать с российскими революционными организациями.

Первые контакты Акаси установил с финскими оппозиционерами. Через Циллиакуса полковник вышел на польских социалистов и на эсеров, а также на грузинских федералистов и на армянскую революционную организацию Дашнакцутюн. В 1904 году польские революционеры Пилсудский и Дмовский получили в Токио в Японии на революционную деятельность двадцать тысяч фунтов стерлингов от японских властей.

В этом же году через Веру Засулич полковник Акаси устанавливает связь с Лениным и Плехановым. С 4 января 1904 года Ленин начинает на японские деньги издавать газету «Вперёд». В июне 1904 года полковник Акаси встречается с представителем грузинских революционеров господином Деканозовым, возглавляющим революционную организацию Сакартвело.

Встречается он также с графом Лорис-Меликовым, возглавлявшим армянскую революционную организацию Дашнакцутюн. Встречу организует финн Циллиакус. Они договариваются об организации военного восстания на Кавказе. Вот отчёт финна, о расходовании средств, выделенных ему полковником: «Для эсеров 4000 ружей, 5000 ружей для грузинской революционной партии, 8000 ружей для Финляндии, 5000 ружей для польской социалистической партии. Всего 23000 фунтов стерлингов».

А откуда же Япония взяла средства на финансирование русских террористических организаций? А ей ссудили деньги сионистские круги США, и не только на устроение революции, но и на русско-японскую войну. Американские миллиардеры Шифф, Морган, Мортимер, Шустер, Рун, Леви через First National Bank и National City Bank для этих целей ссудили Японии около 30 млн. долларов для нападения (Ральф Эпперсон «Невидимая рука»). В пересчёте на сегодняшние деньги эта помощь составила бы не менее 20 миллиардов долларов. Из них японцы потратили 10 миллионов долларов на диверсионную деятельность на территории России в 1903-1905 годах.

Так что от мифа о назревшей революционной ситуации в России не остаётся камня на камне. Это было спланированное террористическое нападение на нашу страну, к финансированию которого приложили руку не только США, но и Германия через Израэля Лазаревича Гельфанда (Парвуса). Они залили Россию кровью и сделали попытку парализовать её промышленность, повсеместно организовывая акции террора и саботажа на оборонных заводах. В течение «революции» 1905 года было убито 50 000 человек – почти столько же, сколько русская армия потеряла в русско-японскую войну.

Убивали чиновников, занимающих различные административные посты – министров и губернаторов, армейских и жандармских офицеров, земских врачей и учителей, а также рабочих, которые отказывались бастовать. Люди боялись занимать государственные должности, что дало возможность врагам России заполнить эти посты своими людьми и таким образом добиться повсеместного предательства в 1917 году.

На то, что революция 1905 года была не спонтанной, а хорошо организованной, указывает и факт трагических событий 9-го января (так называемого «Кровавого воскресенья»). В тот день обманутых рабочих вооружённые провокаторы и террористы вывели на многотысячную демонстрацию в Питере. Погибло более 150 человек, 300 было ранено. Хотя коммунистическая пропаганда называла нам совсем другие цифры 1000 и 2000 человек, соответственно. Умолчала она и о том, что русский царь выделил пострадавшим семьям по 50 000 рублей из личных средств, что соответствует более 200 000 долларов на сегодняшний день.

Как по команде, после 9 января вооружённые восстания начались в Прибалтике, Польше, на Кавказе, в Закавказье и Малороссии. На страну обрушился настоящий шквал грабежей и убийств. Кровь текла рекой. На этот раз Империя устояла, но враги так просто не сдались. Они перегруппировались, учли ошибки и стали готовить следующий удар по нашей Родине. Они втянули Россию в I Мировую войну и организовали государственный переворот, более известный как Февральская и Октябрьская революции, который закончился крахом Российской империи и беспримерным геноцидом русского народа.

Создатели сериала «История России. XX век» впервые в новейшей истории назвали вещи своими именами и раскрыли причины и заказчиков яростного наступления в начале XX века на Россию. Они впервые на экране открыто подняли тему геноцида русского народа – тему, которая замалчивалась всегда и везде! Они прямо и доказательно обвинили в разрушении нашей страны международную, наднациональную и могущественную сионистскую мафию.

Почувствуйте, как говорится, разницу. До февральской революции Россия, как страна-победительница в I Мировой войне, должна была получить не только турецкие проливы Босфор и Дарданеллы и контрибуцию, но и значительные территории в Турции и в нефтеносном Иране, а также вернуть потерянное в русско-японской войне. Остановить нас в этом вопросе никто не смог бы, поскольку оборонное производство в России за период войны выросло в 70 раз.

Вот, что говорил канцлер Венгрии граф Бетлен в 1934 году: «Если бы Россия в 1918 году осталась организованным государством, все дунайские страны были бы ныне лишь русскими губерниями. Не только Прага, но и Будапешт, Бухарест, Белград и София выполняли бы волю русских властителей. В Константинополе на Босфоре и в Катарро на Адриатике развивались бы русские военные флаги. Но Россия в результате революции проиграла войну и с нею целый ряд областей...»

Если бы Шиффу, Рокфеллерам, Морганам и Рошильдам не удалось с помощью генеральского заговора, депутатов Госдумы, а также Керенского, Ленина и Троцкого разрушить Российскую Империю, то после победы над Германией и её союзниками Россия оказалась бы первой в мире супердержавой, и её экономическому и военному могуществу ничто не могло бы противостоять.

К февралю 1917 года русские войска захватили Багдад, наши части заняли Мосул – крупнейшее нефтяное месторождение на территории нынешнего Ирака, расположенного тогда на турецкой территории. Россия также контролировала к 1917 году половину Ирана и не собиралась уходить с территории, столь желанной для англичан. Каспий с его нефтяными и рыбными запасами становился, фактически, внутренним российским морем. Ставшая с началом XX века мировым лидером в области нефтеторговли, с победой в I Мировой войне наша страна окончательно бы выдавила с рынка рокфеллеровскую компанию «Стандарт Ойл».

Но, к сожалению, им удалось, поэтому «3 марта 1918 г. был подписан Брестский мир. На очень тяжёлых условиях для России. Под маркой «самоопределения» от России отторгались Финляндия, Польша, Литва, Латвия, Эстония, Крым, Украина, Закавказье. Разоружался и выдавался немцам флот. На Россию налагалась контрибуция в 6 млрд. марок золотом, плюс 1 млрд. марок – за убытки немецким фирмам и гражданам, понесённые ими в ходе революции. Германии и Австро-Венгрии достались все склады вооружения, боеприпасов и имущества...» (Валерий Шамбаров «Оккультные корни Октябрьской революции»).

Аннотация и ссылки… и на Молвице

Читать статью полностью

 

Постоянный адрес статьи: http://ru-an.info/news_content.php?id=1914