November 15th, 2012

Руан, новости украины, новости мира, новости россии

Хорошо там, где нас нет

Олег Ларин, 15 ноября 2012
Когда наши враги рассказывают, как хорошо у них всем живётся, нам нужно понимать, что они отчаянно врут. Если бы у них было так же хорошо, как нарисовано в рекламе, они бы закрылись на все замки и никого к себе не пускали бы...

 

Хорошо там, где нас нет

Автор – Олег Чувакин

Желающие уехать из страны говорят, что здесь, в России, нет дорог, а есть «направления». Нет чистых улиц, а есть сплошная помойка. Все люди тут – алкаши, а кто не алкаш, тот наркоман. Никто не хочет работать, все поголовно лодыри. В армии служат одни бездельники и тупицы, у которых голова для того, чтобы носить фуражку, а ещё для того, чтобы в неё есть. А кто не совсем тупица, тот оттуда быстренько увольняется.

Все российские чиновники – не только взяточники, но и казнокрады, причём тырят не по мелочи, а берут миллиардами и даже триллионами. Практически весь бюджет – это их собственность, которую только надо правильно освоить. А освоить правильно значит поделить между ведомствами, чтобы в обиде никто не остался. Говорят, что весь Центробанк уже разворован, что никаких золотовалютных резервов и в помине нет – то есть ни валюты, ни золота, одни только бухгалтерские записи об их существовании. Мало того, ни пресловутые чиновники, ни депутаты – вовсе не слуги народа. Это народ, периодически превращающийся в электорат, – их слуга. Слуга – вроде того мужика из Салтыкова-Щедрина, что двух генералов прокормил.

Ещё говорят и пишут, что у российских торговцев – страшные коммерческие аппетиты и что цены в «Рашке» вдвое и даже втрое выше, чем в демократической Европе, в США или Японии. Телевизор, который там стоит 300$, у нас почему-то стоит 750. Объясняется это тем, что все русские дельцы просто неуёмны в своей жадности, что они при случае и мать родную продадут. По цене выше рыночной.

Худо в России и то, что здесь постоянно холодно, а коммунальщики всё время норовят повысить цены. Да и газ всё время дорожает, а энергосбытовые компании каждый год по плану дважды повышают тарифы на электричество. Это, кстати, правда.

В нашей родной стране, по мнению многих и многих, процветает хамство. Здесь редко благодарят и ещё реже улыбаются. А когда поставщик говорит покупателю: «Спасибо за покупку, приходите ещё», это надо перевести как: «Прошёл вон, не желаю тебя больше видеть!» Словом, вежливость в России если и имеется, то поддельная, а вот грубость, которая прорывается гораздо чаще, чем надо бы (многие так думают), – самая что ни на есть настоящая, подлинная, высшей марки.

Наконец, в России разрушено образование, развалена промышленность, одеваемся мы в китайское, турецкое шмотьё, а те, кто побогаче, – в европейское. У государства нет никаких перспектив, лишь газ да нефть. Да и то не перспектива, а как раз дальнейшее поддержание статуса страны «третьего мира», то есть продолжения экономического и политического гниения. И если даже тут могла бы быть перспектива, то её всё равно украдут чиновники – сколько их не меняй. Ведь ни одного до сих пор не посадили.

Так не правильнее ли «свалить» отсюда?

Ведь как хорошо там, где нас нет. Там не воруют, там нет коррупции – ну, если и есть, то самую малость. В семье не без урода. Да и должны же быть исключения. Ещё там нет мигалок, с которыми пристрастились ездить недемократические российские чиновники. И дороги там очень хорошие – ровные, как столешницы итальянских письменных столов. Даже глянец на них специально наводят.

Экономический кризис там напрочь отсутствует. Всё это кремлёвские пропагандистские байки, запущенные на орбиту новостей с единственной целью: снять ответственность с высших руководителей. Нет там ни забастовок, ни митингов, ни резиновых пуль, ни водомётов, ни арестов, ни штрафов за несакционированные выступления. Это у нас страдают бедолаги вроде Навального или Ксении Собчак, которые только потому не могут набрать миллионов на марш миллионов, что миллионы эти выйти на улицы боятся. А в США любой может прогуляться с транспарантом – да хоть прямо к зданию Пентагона. И потребовать, например, оккупации Сирии. Или Ирана. И к нему выйдет Леон Панетта и пожмёт ему мужественную руку. Ту, которую Саддам ему отрезал, – так сказал бы виртуоз риторики Дж. Буш-младший.

Что касается их госбюджетов, то денег в них полно, и на всё хватает. Вон, Белый дом воюет и в Афганистане, и тратится на Сирию, и замечен в Ираке, и теперь интересуется Ираном. И Китаем тоже. Да, денег там полно, а если не хватит, то в ФРС ещё напечатают – им это можно, потому что они умные, развитые и почти неворующие и непьющие. В конце концов, это СССР ведь развалился, а не США или Канада с Британией.

Самое же главное – на Западе все богаты. Стоит лишь тебе попасть в этот рай, как в твоём кошельке сразу заводятся бледно-зелёные купюры с портретами президентов. Свободно конвертируемые, кстати.

Ну, понятно, никто не считает, что тотчас по прибытии в Америку он станет миллионером. Но ведь всем известно: там дешёвая еда, дешёвые тряпки, там установлена очень высокая минимальная оплата труда, там всякие страховки, и так далее. И там все толстые! Это ли не доказательство тотальной сытости? А ещё там тепло, и поэтому на Рождество сыплют искусственный снег. Ах, это так трогательно!

А в Европе как хорошо! Ведь она – колыбель цивилизации? Или это Италия – колыбель? То есть Греция? А грецкие орехи – они оттуда? А ещё в Европе есть Пизанская башня. Или Эйфелева? Ничего-то мы не знаем, а всему виной – наше плохое русское образование. Ну, ничего, в новостях пишут, что и Обама не знает, сколько в Америке штатов, а Меркель не может найти на карте Берлин. Ну, это наши пропагандисты преувеличивают, конечно. Сидят за своими компьютерами, американскими, между прочим, – и преувеличивают…

Между «мыть» и «лизать»

Много ли в компьютерах американского – ещё тот вопрос, а уж много ли счастья ждёт тех, кто верует в Запад и его либеральные ценности, – и вовсе не вопрос. Товарищ Slavik ой как не советует покидать Россию в поисках сказки, которая будто бы ждет, не дождётся потенциальных эмигрантов на их новой «родине».

Кто такие эмигранты, если нет у них миллионов г-на Березовского?

Правильно, они это самое. Больше 95% эмигрантов – чернорабочие, которые моют полы, а когда кончаются полы, начинают мыть задницы престарелым европеоидам. Иногда, в промежутках между этими работами, им удаётся выйти на уборку овощей или фруктов. Тепло, говорите, в Испании или Греции? Или в Калифорнии? После недели работы на уборке апельсинов вас ой как потянет охладиться в Сибирь.

Но эмигрант не расскажет об этом. Никогда. Никому. Почему? Во-первых, обидно – он что, для того эмигрировал, чтобы подтирать чужие задницы? Во-вторых, а как же американская (греческая, испанская, немецкая, французская и т.д.) мечта? В-третьих, ему будет немножко веселее и не так одиноко, если он будет знать, что ещё какой-нибудь русский мечтатель попался на сладкие западные обещания.

95% уже не мечтают, но остаётся ещё 5%. Одна двадцатая. 3%, как утверждает тов. Славик, «которые не моют задницы европейцам, те лижут задницу или что другое… своим начальникам и начальницам, чтобы их не уволили из компании, где те смогли достичь аж уровня офисного планктона за 1500 евро в месяц…» Ну, 2%, видимо, нашли дорогу к вожделенной капиталистической мечте. И вот, как она выглядит:

«Лишь несчастные 2% эмигрантов достигают уровня небольших начальников, закончив университет на «новой родине», пашут по 12-14 часов в сутки, потому что понимают, что такая возможность выпадает лишь 2%. Их начальники тоже понимают это, и поэтому грузят их в 2 раза больше, чем местных. Уйти эмигранту с такого места – равносильно самоубийству. Все погрязли в кредитах по уши. Ростовщики заберут у тебя всё, если ты потеряешь работу…»

Девять десятых из эмигрантов, прожив лет 10 на новой «родине», увы, постигают лишь азы иностранного языка – на уровне работы, булочной или автозаправки. Эти люди далеко не всегда способны выразить даже простую мысль и временами смахивают на жестикулирующих немых.

В Америке или Европе следует прекратить мыслить русскими понятиями и категориями. У вас были друзья в Москве, Питере или Воронеже? В Нью-Йорке если вам и говорят «френд», то либо врут, либо имеют в виду социальные сети. В «реале» у эмигранта друзей быть не может. Все равны по конституции? Чёрта с два. Если нет классов, то есть социальные страты. Попробуйте-ка перелезть из одной в другую. Разве что вам удастся незаметно ограбить банк на Манхэттене или внезапно прославиться в Голливуде.

Слово «друг» вообще потеряло смысл на Западе. Послушайте политиков – эти ведь никогда не врут. Вы слышали, чтобы они говорили о дружбе? Никогда, разве что, во времена Горбачёва, о которых Э. Лимонов написал книгу «Иностранец в смутное время». Теперь говорят только о «партнёрах». Это как в постели. Кстати, любви, как и дружбы, на Западе тоже нет.

А что там есть-то?

А есть вражда и ненависть. Этого добра сколько хотите. Классовая ненависть? И она. Но даже в своём классе, в своей страте, самой низкой, то есть на дне, вас будут ненавидеть. Кто? Конкуренты: такие же гастарбайтеры и чернорабочие, как вы. «Вы же приехали отнимать у них рабочие места!»

Неужели нельзя подружиться даже с соседями? «…Просто когда вы получите письмо от юриста, который от вас требует 3000 евро за то, что вы поцарапали дверь, когда заносили свой чёртов шкаф, – знайте, это ваша улыбчивая соседка. Она всегда улыбается и рада вас видеть».

Прежде чем уехать за границу, срочно меняйте пол и приделывайте грудь. «Вам не повезло, если вы парень… Парням-эмигрантам тяжелее найти работу в 2,5 раза, чем девушкам. Эта сухая статистика. Русских девушек любят устраивать на работу, намекая, что всё можно «обговорить» за чашечкой кофе после собеседования».

В России вы отдыхаете на работе, общаясь в «Одноклассниках»? В западных офисах ваш монитор будет виден и вашим коллегам, и соответствующему начальнику. Ещё на вашем компьютере будет установлена программа, которые копирует ваш «Рабочий стол» каждые 5 минут, а затем отсылает скриншот тому же самому бдительному начальнику. «Вам сильно не повезло, если вы парень, и приехали без жены. Как истинный патриот новой родины, вы будете искать только русскую девушку. Вы же не идиот, чтобы строить отношения с прокуренными француженками, которые тра…ются со всеми, кто им попадается под руку. Особенно у них в почёте выходцы из стран Африки. Есть вариант наткнуться на «приличную» девушку, но они не рассматривают отбросов вроде вас и знают себе цену…»

Девушке тоже придётся несладко: её будут воспринимать как диковинку – из тех диковинок, что можно «поматросить и бросить». Причём диковинке придётся раскошеливаться за «любовные» свидания.

75% детей эмигрантов не заканчивают и средней школы. Поэтому нечего удивляться, что когда-нибудь ваш половозрелый сын приведёт домой девушку из Зимбабве, жаждущую интегрироваться в американское общество.

В 2% можно попасть вот ещё как: надо быть доктором пользующихся спросом наук и вдобавок знать штуки три языков. В этом случае «Вы можете себе позволить нормальный детский сад, квартиру, машину, страховки и одежду не из секонд-хэнда». Правда, придётся «Работать по 14 часов, по выходным и праздникам тоже. А зачем тогда они вас приглашали в Европу? Им же нужные «научные негры»! Так между собой профессора называют учёных из России и стран бывшего СССР».

И – в довесок: «Образованные европейцы искренне не понимают, зачем люди оставляют свою родину, чтобы работать на помойке или мыть задницы на Западе. Неужели такой работы нет на родине?»

Американцы или европейцы счастливы получить почти задаром ценные кадры из России. А эти кадры, доктора наук, вкалывая с утра до ночи, никак не могут уразуметь, «что если работать в таком темпе, то можно добиться абсолютно всего и у себя на родине».

Вот один из комментариев к заметке товарища Славика: «Всё правда, и даже смягчённая. У меня знакомая уехала в Финляндию, так здесь она была предприниматель, а там – безработная. Сын учится с беженцами из Африки и арабами. Как она хотела уехать – что мы только не слышали. И там думают о людях, ну весь тот бред, который обычно говорят. Уехала, и что? Сын случайно ударил мальчика местного мячом, они даже значения не придали, а теперь стоит вопрос о лишении их родительских прав. Сказать, что она плачет – это ничего не сказать, воет каждый день. Так что, кто хочет поехать и насладиться шикарной жизнью, помните: она не для вас, она – для них».

Ещё один отзыв: «У меня родственники уехали в Германию в 2000-м. Ничего не смогли достичь, дети получили всего лишь рабочие специальности. А мои – закончили вузы, работают на хороших должностях, имеют перспективы. Хотели бы вернуться – нет, не хотят, т.к. они уже привыкли к западному образу жизни, да и наши проблемы их пугают, т.к. их СМИ заполнены страшилками о том, какие безобразия у нас творятся. За всё время ни разу не смогли приехать в гости – нет денег на дорогу. Даже когда я был в командировке в Германии, и то не смогли наскрести денег, чтобы увидеться…»

«Снимите розовые очки»

Водитель Сергей Селюнин, русский эмигрант во Франции, предупреждает: «Прежде чем устремить свой взор в сторону Запада, сначала снимите розовые очки!» Селюнин пишет, что 60-70% французов живёт крайне скромно, едва сводя концы с концами. В качестве одного из доказательств он привёл расклад своих доходов и расходов, на собственном примере показывая, как проблематично бывает свести дебет с кредитом «простому работяге», чей доход находится в пределах 2000 евро в месяц.

Тут и налоги – с зарплаты и жилищный – на сумму более 300 евро, и плата за квартиру с централизованным отоплением – 465,73 евро, и две страховки – более 60 евро, и обслуживание банковской карты – почти 9 евро (в месяц), и электричество – 32,25 евро. Кредит за машину, другие расходы… Всего необходимых платежей на сумму округлённо в 1100 евро. 100 евро автор заметки отправляет сыну в Россию, а остальное уходит на заправку машины и еду. «Моя работа находится в 25 км от дома – пешком не дойдёшь, а автобусы туда не ходят. Без машины – никак. Во Франции с этим всё просто: если нет машины, то нет и работы». Автор добавляет: «Вот так, работая по 12-13-14-15 часов в день, я едва-едва свожу концы с концами… А ведь во Франции десятки миллионов людей живут либо так же, как я, либо ещё хуже меня! А между тем, в последнее время в российской блогосфере весьма активно муссируется навязчивая идея «валить из неблагополучной России» на «сытый и сказочно богатый Запад»… Ну-ну…»

На вопрос, почему он, Селюнин, не возвращается в Россию, он отвечает: «…В России у меня нет своего жилья, и нет никакой перспективы на его получение. В России, после выхода на пенсию, я не смог бы платить за съёмное жильё». Есть и вторая причина: «…В ближайшие 10-20 лет я прогнозирую в России очень серьёзные локальные бунты, когда простой российский люд, вооружившись вилами и топорами, погонит из России кавказцев и азиатов. Потому, что устанет от их зверств. Терпение лопнет. И будет много крови. Причём российские власти будут не на стороне своего народа…»

Насчёт цифр: автор ничего не выдумывает. По статистике, «В среднем французы зарабатывают 1605 евро в месяц. Результаты исследования ISEE показали, что французские работники получают в среднем 19 270 евро в год. Некоторые штатные сотрудники ощутили снижение заработной платы в связи с кризисом. В то же время более 50% жителей Франции получают ещё меньше, их оплата труда не достигает даже 17 300 евро в год (1441 в месяц)». А ведь Франция – это вам не Греция и даже не Испания с Италией, где проходят многотысячные бунты.

«Пожалуйста, никому не говори»

«Моего мужа уволили из-за того, что не хватало денег на Олимпиаду. Их всех там уволили, причем ещё за 10 месяцев до неё… Работал он по контракту, налоги не платил, значит, пособие не положено… Деньги кончились стремительно…» Эта канадская история рассказана отнюдь не пассивным человеком, который плывёт по течению.

Муж и жена, понятно, не были готовы к увольнению. А тут ещё и кризис. Если раньше можно было за пару дней найти новую работу, то «то, что было прошлым летом – кошмар просто. Мы рассылали резюме и днём, и ночью. Сначала вроде были какие-то позиции, потом их не стало вообще». Некоторые подробности: «При первом звонке ему сказали, что у них на это место 700 резюме, но его резюме хорошее, в первых 100. Я поняла что мы в жо…е – простите все за выражение».

Муж пошёл трудиться на склад – за 9 долларов в час и приносил в семью по 300 долларов в неделю. «…Я знаю, какое это было для него унижение – после начальника идти фасовщиком. Я хоть и говорила ему: «Давай, я пойду хоть в магазин», отказывался наотрез, говорил, что моя тысяча нам погоды не сделает, а за садик только 650 надо отдать. Его пойнт был такой: тебе надо учиться так долго, как сможем тебя тянуть».

Далее – традиционная капиталистическая история: «Кредитки закрыли ему очень быстро, у меня оставалась моя на тысячу. И все сразу набросились как шакалы, все звонили и угрожали: мы подадим в суд и т.д.». Потом сломалась машина. Потом жене потребовалось починить зубы. Друзья? О, вот они: «Были люди, которые радовались, что у нас всё плохо, даже говорили за глаза: «вот мы г…на наелись, теперь вы ешьте». Таких здесь много, конечно. Я сейчас смотрю и даже не знаю, как мы выжили…»

А выжили – лёгким обманом: «Тут мой муж апплаил меня онлайн на кредитную карту, написал, что я работаю продавцом, указал свой телефон. Ему позвонили и спросили, правда ли я работаю и только после этого дали кредит на 6 тысяч, благодаря которым мы протянули несколько месяцев. Я не жалею, что мы её обманом получили, мы благодаря ей, дотянули. А один раз в парке смотрим – кролик бегает. Я знаю, у нас мысль была одна. Ещё немного, и осуществили бы…» Потом муж нашёл работу, хоть она была на две ступени ниже его должности. Зарплата тоже была на 2 тысячи меньше. Но через полтора месяца – травма. И мужа выгнали.

«…Психика у нас разрушена полностью, здоровья не осталось. Так что здесь жить хорошо, когда у тебя работа есть, тогда наслаждаешься и цветочками и горами. А когда нет работы и денег, ты хочешь, чтобы это было сном. Добро пожаловать в Канаду».

Известно и другое письмо этой эмигрантки. Вот цитата оттуда: «Случайно встретила на улице женщину, когда-то вместе учились английскому, на вопрос, почему плохо выгляжу и уставшая, коротко ей рассказала ситуацию, на что она шёпотом ответила, а у меня муж тоже 9 месяцев без работы, моя сестра-стоматолог из России присылает нам 1000, остальное муж на случайных работах зарабатывает, а у нас двое маленьких детей, у меня уже молоко пропало. А на прощание она сказала: «Пожалуйста, никому не говори»…

А через пару дней я получила на «Одноклассники» письмо от виртуально знакомой девушки, которая вышла замуж за канадца и уехала в маленький городок в Манитобе. Я плакала над этим письмом, её муж канадец остался без работы и ничего при этом не делает, лежит на диване. Она беременная, на сносях, рассказывала, что у них пустой холодильник. И я представила, сколько же таких людей по всей Канаде, запершихся в своих конурах и молча страдающих».

К счастью, спустя 1 год и 3 месяца семейной паре удалось найти работу. Причём муж устроился на «более высокую позицию».

* * *

Виктор Фридман, проживший в Америке 11 лет, с 1991 по 2002 гг., сказал, имея в виду тех русских эмигрантов, которые восхваляют Америку, хотя самим приходится несладко: «…Они не только защищают Америку. Эмигранты очень любят отыскивать в прессе что-нибудь плохое о России. Каждый раз они радуются, поскольку это в очередной раз доказывает им, что они сделали правильный выбор, уехав в Америку. Даже если жизнь в США для них вовсе не сахар…»

Хорошо там, где нас нет

Прежде чем заявить во всеуслышание: «Пора валить из Рашки!», крепко подумайте. Во-первых, потому, что там, «за бугром», скорее всего, будет хуже, чем здесь – в банальном материальном смысле. Это вам не туризм. Во-вторых, там вы будете человеком второго сорта, если не последнего. В-третьих, ваше здоровье очень быстро кончится из-за 12-14-часовой ежедневной работы, а также из-за того, что лечить вас торопиться не станут: страховка может не покрыть расходы. В-четвёртых, попробуйте ответить на вопрос: почему русскому человеку для счастья обязательно нужна чужая родина?

Давайте станем счастливыми дома!

Источник

 

Почитать ещё о Западе

В Бельгию не хочется

Желающим жить на Западе посвящается

Париж как он есть

 

 

 

Постоянный адрес статьи: http://ru-an.info/news_content.php?id=1925
Руан, новости украины, новости мира, новости россии

Грантоеды и НКО

Игорь Лаутар, 15 ноября 2012
Наши заклятые друзья везде создают Некоммерческие Организации (НКО) – фактически подрывные центры, осуществляющие свою деятельность с помощью массы обманутых наивных граждан. Всё это оплачивается с помощью иностранных грантов...

 

Так работают НКО – технология разрушения

Одним из важнейших рычагов воздействия со стороны США на другие страны являются НКО – Некоммерческие Организации – борцуны за нашу свободу, против всего плохого, за всё хорошее. О том, как эти НКО работают, рассказывает материал, присланный мне человеком, который долгое время «трудился» в «полузащитном движении» в городе Воронеже. А теперь решил рассказать правду, скрывшись за псевдонимом. Чтобы каждый мог прочитать и понять, зачем в России необходимо ужесточать законодательство в отношении НКО, получающих деньги из-за рубежа

 

«Начну я свой рассказ не с начала, а с революции. Вот вопрос, для многих воронежцев, как оказалось, совсем не риторический. Как вы думаете, что общего между такими сообществами в социальной сети ВКонтакте, как «Бесплатный Воронеж», «Лига избирателей – Воронежская область», «Сказки и сказочники», «Лгбт Воронеж», ««Живая Библиотека» в Воронеже», «Добыча никеля – угроза для Черноземья и Прихопёрья!», «СТРАТЕГИЯ-31 (Воронеж)» и «Центр Защиты Исторического Наследия Воронеж»?

Общее – Воронеж. Правильно. А что ещё?

А вот что. Администраторы иили создатели этих интересных сообществ – активисты ряда Некоммерческих Организаций, действующих в Воронеже и финансируемых из зарубежных фондов. В нашем, воронежском случае, это в основном фонд Макартуров (США), Агентство США по международному развитию (USAID) и фонд Бёлля (Германия). Хотя есть и другие – например, американский Национальный фонд демократии (NED), Фонд Сороса и Фонд Форда.

Но общее на этом не заканчивается. Координаторы и постоянные участники всех перечисленных выше проектов напряжённо, без выходных работают все в одном старинном доме красного кирпича, №34, по улице Цюрупы. В городе Воронеже. Не могу точно назвать количество НКО, обосновавшихся на третьем этаже старинного дома. Как минимум, это:

  • АНО «Центр развития гражданских инициатив»;

·       Межрегиональный Общественный Фонд (он же – ассоциация в защиту прав избирателей) «ГОЛОС»;

  • Межрегиональная молодёжная общественная благотворительная организация «Молодёжная правозащитная группа (МПГ)»;
  • Антикоррупционный Сетевой Кабинет (ТИР);
  • Объединённая правозащитная приёмная;

·       Фонд «За экологическую и социальную справедливость»;

  • Группа «Экозащита!»;
  • Ну и всем, кому надо, уже хорошо известное МПД – Молодёжное правозащитное движение.
  • На втором этаже обитают «Другая Россия» и «Солидарность», и, наверняка, кто-нибудь ещё.

Активисты не менее чем полутора десятков организаций, помещаются в столь маленьком помещении с лёгкостью, по той причине, что участник одного из этих объединений зачастую является и участником двух-трёх других. И заодно – активистом нигде не зарегистрированного, но набирающего силу в Воронеже ЛГБТ-движения. То есть, активист двух-трёх «правозащитных» организаций ещё очень часто является и озабоченным своими «правами» геем, лесбиянкой или бисексуалом.

Но вернёмся к нашей социальной сети, к тем группам, которые создают и администрируют обозначенные выше «правозащитники-экологи-лесбияны». Результатом примерно часового мониторинга стали 24 найденных сообщества и несколько десятков замеченных встреч, созданных только воронежскими активистами и только в «ВКонтакте». На дальнейшие поиски не хватило сил. По общим ощущениям, таких сообществ можно найти до пятидесяти, встречи же исчисляются сотнями.

Что это такое? Зачем? Почему не без постоянного участия наших грантополучателей существуют также всевозможные вегетарианские сообщества, центры йоги и аюрведы, небезызвестная «коммуна Рассвет», вальдорфские школы, околонеоязыческие фестивали, зоозащитники и радикальные экологи?

А вот тут и поговорим о том, что называется «революцией через социальную сеть». У нас она выглядит несколько иначе, чем в Беларуси (где, собственно, и было придумано такое звонкое название для творящегося в соц. сетях и на улицах безобразия).

Участниками разных НКО (НКО – Некоммерческая Организация) создаётся огромное число сетевых ресурсов, ориентированных на людей с более-менее совпадающими интересами. На любителей альтернативного искусства или природы и животных, или альтернативной истории, или экзотических культур и религиозных практик, или нетрадиционных половых отношений. Или обыкновенной халявы, или, что самое главное – недовольных чем бы то ни было (строительством нового завода, размером стипендии, необходимостью служить в армии). Эти ресурсы планомерно развиваются, на них регулярно выкладываются нужные новости с нужными оценками, сообщения и видеозаписи, проникнутые пафосом борьбы, правдоискательства.

Читающей публике исподволь внушается мысль, что сил «так жить» больше нет, что в России всё более чем плохо, но что все угнетенные, несправедливо обиженные совершенно стихийно объединяются на… борьбу за всё хорошее против всего плохого. И, самое главное, на всех этих ресурсах одновременно появляются анонсы протестных мероприятий, на которые необходимо придти. И вот в сообществе любителей истории родного края появляется пламенное воззвание прийти на митинг «за честные выборы» или против преследований политических активистов. В этом нет ничего удивительного. Ради этого, собственно, всё и затевалось. Таким образом, у всех обозначенных ресурсов (напоминаю, только в «ВКонтакте» и только воронежских их не менее пятидесяти) есть три основные задачи:

1. Формировать у своей целевой аудитории определённое мировоззрение, нужный взгляд на российскую (как минимум) действительность. Высмеивать традиционные и прививать либеральные, «общечеловеческие» ценности, подогревать любого рода недовольство и внушать нехитрую мысль, которую можно выразить строчкой из старой кинчевской песни: «всё в наших руках». И верно, от тысяч подписчиков групп и встреч требуются в первую очередь – руки, чтобы перепостить в соц. Сети. Ноги, чтобы транспортировать туловище на площадь, и рты, чтобы кричать что-то вроде «долой», «даёшь» и «хватит это терпеть». Единственное, чего не требуется – это голова. Она у «протестного движения» уже имеется и очень неплохо себя чувствует вдали от вредных добывающих предприятий, пенсий, стипендий и прочих наводнений.

2. Объединять и координировать разного рода недовольных друг с другом.

3. Собирать массы людей в нужное время в нужном месте и под нужными лозунгами.

Немного о «нужных лозунгах»: просматривая десятки фотографий с публичных воронежских мероприятий «за всё хорошее против всего плохого», можно заметить одни и те же универсальные баннеры, каждый раз находящиеся в новых руках. Это могут быть и объёмные лозунги с картинками, нарисованные разноцветными красками на огромных ватманах или ткани, и очень короткие, распечатанные на листах А4 (видя их в руках у 60-летних бабулек, каждый раз представляю, как, набрав текст, бабушка распечатывает его на своём принтере или же несётся с флешкой в ближайший пункт фото- и прочей печати). Значительная часть баннеров, украшающих протестную толпу, изготовлена профессиональными активистами прямо в офисе на улице Цюрупы д. 34. Зачастую прямо в ночь перед ответственным мероприятием, ну а утром – роздана недовольным студентам, пенсионерам и маргиналам.

Впрочем, любая помощь и инициатива тоже приветствуются. Вот, например, читаем в группе «Живая библиотека в Воронеже»: все, кто желает помочь нам в подготовке и проведении следующей библиотеки – обращайтесь… (к тому-то и тому-то). Или проще: накануне публичного мероприятия труженики конторы на Цюрупы 34 просят своих знакомых и приятелей прийти и порисовать с ними плакаты. Неужели сумма, предоставляемая по гранту, не предполагает возможности заказать баннеры в типографии? И в чём должна выражаться наша помощь в подготовке «живой библиотеки», если ею занимаются профессиональные активисты, не занятые больше ничем, кроме активизма?

Конечно, здесь преследуются другие цели. В случае с «помощью в подготовке» – дать новому человеку почувствовать свою значимость, нужность. Пусть он придёт, выскажется, пусть внесённые им предложения никак не будут реализованы. Но человеку польстит оказанное ему внимание, и, что самое главное, он в очередной раз выслушает либеральные мантры о толерантности, нарушении прав и свобод в России, «увидит своими глазами», какие простые, честные ребята здесь собрались, как здесь всё держится на одном лишь энтузиазме и бескорыстной взаимопомощи. И уйдёт, набив карманы наклейками о полицейском беспределе, нечестных выборах, экологической угрозе, праве извращенцев на любовь…

Рисование плакатов – тоже дело немаловажное. Любой человек будет искренне защищать то, во что вложен его труд, время или деньги. Лозунг, лично намалёванный маркером на листе А4, позволяет человеку яростно утверждать, что оппозиционерам «никто, нигде, ни за что не платит!!!». Да, и ведь ничто так не объединяет людей, как совместный труд. Совершенно одна история, если студентов или школьников пригласят в аудиторию, выйдет лектор, расскажет, например, о бедных геях и лесбиянках, о толерантности. И совсем другое дело: полночь, на полу, покрытом газетами, лежат ватманы или ткань, краски, скотч. Дружеская, но, в то же время, заговорщическая атмосфера, на столе чай и печеньки, ты раскрываешь свой творческий потенциал, работая кисточкой. Каждая буква рисуемого слогана многократно запечатлевается в твоём медитативно открытом сознании.

Параллельно идёт обсуждение завтрашней акции, то, как можно «противостоять незаконным действиям полиции», как глупые фээсбэшники будут фотографировать тебя из-под полы и как злобные «нашисты-православные» придут провоцировать и угрожать. А лесбиянки… Да вот они, рядом! Очевидно, что обвинять в чём-то этих милых девочек, ходящих по газетам в носочках и передающих тебе кружечку сладкого чая, может только законченный фашист…

Что самое удивительное, для некоторых известных мне активисток дорога от таких посиделок собственно к девичьим ласкам оказалась очень короткой. Но это далеко не самое главное…

А наутро человеческая толпа в совокупности с вот так вот изготовленными плакатами и баннерами (кривыми, косыми, но просто-таки дышащими искренностью и студенческим креативом) будет являть собой зрелище абсолютно стихийного гражданского протеста.

Теперь о том, кто и за какие деньги готовит «стихийные гражданские протесты», и зачем, собственно, деньги, если абсолютное большинство студентов, пенсионеров и маргиналов угорают на площадях абсолютно бесплатно.

Зачем деньги? Задача спонсоров революции не в том, чтобы купить за наличность участие меня, вас, Васи Пупкина и тысяч других сограждан в митинге, шествии, уличных беспорядках. Это было бы слишком накладно и очевидно: заплатили – они придут, не заплатили – не придут, ещё и расскажут, что в прошлый раз приходили за деньги.

Задача спонсоров революции в том, чтобы мотивировать нас добровольно собраться в нужном месте, в нужное время, под нужными лозунгами и под нужным руководством. Чтобы преподнести нас, как недовольную биомассу, неразборчивым рёвом и телодвижениями создающую фон для вполне конкретных политиков, которые, стоя на некоей трибуне, выдвинут свои требования. Озвучат свои идеи, добьются своей цели. Вот конкретный пример. Марш миллионов объединил (вроде бы количественно, но не идейно) ультралевых (анархистов), правых (националистов, монархистов) и традиционных левых, вроде КПРФ. Раскачивать властную лодку вышли все вместе, анархист со своими мечтами об отмене государства, и монархист со своими, об империи.

Не будучи великим аналитиком, можно понять, что эти желания взаимоисключающие. Но когда власть рухнет, возьмёт её одна, вполне определённая политическая сила. Именно та, которая годами готовилась к этому взятию власти, та, которая имеет превосходящие ресурсы для достижения своей цели – финансовые, информационные, силовые. И это будут явно не маргинальные анархические группки или романтики-монархисты.

Так что же заставило их, таких разных, отбросив остатки своего здравомыслия, прийти и слиться в едином порыве?

Вы скажете, что мотивирует сама суровая действительность, но это не совсем так. Тех людей, для которых российская действительность взаправду сурова (а это, как целые регионы, так и определённые социальные группы), едва ли увидишь на митингах в Москве, и уж тем более – в своих областных и районных центрах. Они заняты трудом и своими семьями, тем, без чего им не выжить.

Для мотивирования же менее занятой и более обеспеченной «общественности» существуют вполне определённые технологии. Если заглянуть не очень глубоко в историю, то всё началось с советских диссидентов. А после распада СССР деньги «негосударственных» зарубежных фондов нашли в России своего получателя, и деятельность правозащитников стала стремительно развиваться. Поэтому Некоммерческие Организации (НКО), живущие на зарубежные гранты, занимаются не только сетевой революцией, так как социальные сети появились в России сравнительно недавно, а НКО существуют давно.

Тут сделаю небольшое отступление на тему грантов. Что это такое?

Грант – эту сумма денег, которая предоставляется частному лицу или организации, подающей заявку, какой-либо российской или международной организации под реализацию конкретного проекта, представляющего «общественную ценность». Грант предоставляется безвозмездно и безвозвратно, на условиях, предусмотренных грантодателем. Как коммерческая фирма составляет бизнес-план с целью убедить вкладчиков вложить деньги в дело, так заявка необходима для того, чтобы убедить грантодателя вложить деньги в ваш проект. Однако, в отличие от бизнес-плана, заявка пишется, чтобы получить средства на некоммерческий проект, то есть на дело, которое заведомо не принесёт прибыли (надо понимать, что здесь речь идёт о непосредственно денежной прибыли и в ближайшей перспективе, реализация же геополитических интересов государств, финансирующих деятельность наших НКО через частные фонды, связана с прибылью напрямую, вопрос только в сроках). Гранты распределяются на конкурсной основе.

То есть, инструкции и чёткие планы того, как разваливать Россию, растлить российскую молодёжь и прочее, не всегда высылаются нашим грантоедам непосредственно руководителями фондов, а очень часто сочиняются самими грантоедами, которые яростно конкурируют за возможность получения денег.

А заинтересованные лица за рубежом извлекают максимум выгоды, стараясь свести затраты и усилия к минимуму. Но в данном случае минимум – понятие растяжимое. В деятельность наших НКО вкладываются огромные деньги, причём суммы вложений стремительно растут с каждым годом и скачкообразно возрастают в период любых федеральных выборов. Да и креативная деятельность наших заявителей всё равно направляется в нужное русло: революционеры-профессионалы проходят многочисленные стажировки за границей, выезжают на семинары, встречи или даже обучаются в заведениях, вроде Йельского университета. Тоже, за гранты, разумеется. В данном случае – гранты на обучение. А «революционеры-любители» продолжают говорить, что и они сами, и оппозиционные лидеры, и правозащитники работают на голом энтузиазме и исключительно из любви к правде».

Источник

 

Постоянный адрес статьи: http://ru-an.info/news_content.php?id=1926