November 30th, 2012

Руан, новости украины, новости мира, новости россии

Шальные миллионы

Иван Дроздов, 30 ноября 2012
Этот роман, как и остальные работы автора, рассказывает о русских людях: красивых и смелых, умных и решительных, которые в трудное для Отчизны время встали на защиту и отчаянно боролись, используя все свои силы и возможности...

 

Фрагмент из книги «Шальные миллионы»

Скопировать книгу

Мысленно, в тайных думах, Амалия установила для себя год вдовствования. А дальше... В памяти перебирала всех знакомых мужчин и, к горькому сожалению, убеждалась, что ни один из них не подходил к её вкусам и потребностям. Муж её, известный в стране и за рубежом педиатр, профессор Воронин Дмитрий Владимирович, был на тридцать лет старше её, и круг их знакомых, состоявший из друзей и сослуживцев мужа, теперь мало интересовал овдовевшую женщину. Оставалось уповать на случай, и он, этот вездесущий случай, без которого ничто в жизни не обходится, подвернулся самым неожиданным образом.

Возвращаясь с работы, она на углу своего дома купила арбуз. Большой, полосатый. В сумке он не помещался, сетки у неё не было, – несла на руке, балансируя в такт шагам и чувствуя, что вот-вот уронит драгоценную ношу. Из-за спины вынырнул мужчина восточного типа с «дипломатом», протянул руку к арбузу, сказал:

– Позвольте, помогу!

И взял арбуз. И пошёл с ней рядом. Молодой, холёный, одетый в костюм из дорогой ткани. У подъезда отдал арбуз, с улыбкой поклонился:

– У нас на Востоке гостей приглашают в дом, но...

Он снова наклонил голову, развёл руки. Амалия растерялась.

– Заходите, – сказала неуверенно и негромко, боясь, как бы он не воспользовался приглашением.

На мгновение кавказец замешкался и вроде готов был отказаться, но потом решительно шагнул к двери подъезда.

– Благодарю, – сказал он. И вновь взял арбуз.

И они вместе поднимались на третий этаж. На поворотах лестничного проема Амалия выходила вперёд и тогда всей кожей ощущала на себе его взгляд, слегка краснела, однако не торопилась вновь с ним поравняться. Знала, что вид её сзади хорош: и талия, и прямая спина, и длинная шея. Но особенно хороши у неё ноги, хороши на редкость, так что всякий встречающийся ей или идущий сзади мужчина невольно заглядывается на неё. В прихожей он помог ей раздеться и какое-то время, – это продолжалось секунд десять, – стоял у двери и даже взялся было за ручку, собираясь уйти, но Амалия с некоторой робостью, как бы нехотя, проговорила:

– Проходите.

Открыла дверь в гостиную, пригласила в неё, а сама прошла на кухню. Она очень волновалась: незнакомый молодой мужчина, да ещё грузин или армянин, оказался наедине с ней в квартире, – о них, восточных людях, рассказывают такие страхи! Почти каждый день по телевизору показывают грабителей квартир, убийц, насильников, и почти все преступники – жители Кавказа и Закавказья. Они приезжают в Питер толпами, сколачивают шайки, образуют мафии. «Как это я осмелилась?» – думала на кухне, зажигая газ и ставя на плиту чайник. Поспешила в гостиную. Молодой человек только что сюда вошёл, приглаживал свои роскошные смоляные волосы, с нескрываемым восторгом оглядывая горки хрустальной, серебряной, золочёной посуды, дорогие картины на стенах, книги. Мебель тут была первоклассная, – он за такой гоняется много лет, по всем городам, готов платить втридорога, но нет, такой мебели не встречал, а здесь... Перевёл взгляд на ковёр – тонкой ручной работы, огромный, кроваво-красный. Всё здесь было дорогое и красивое. «Сколько же тут комнат?.. Наверное, и там так же красиво». Впрочем, это всё он думал, но делал вид, что богатство обстановки его не интересует, он привык и не к такому. На самом же деле такую роскошь он видел впервые. Сказал:

– Позвольте представиться: Тариэл Бараташвили.

– Амалия, – сказала она. – Тариэл? Я где-то слышала...

– Витязь в тигровой шкуре. Гордый и красивый принц...

– Ах, да, вспомнила. Изучали в школе.

Амалия поправила скатерть, зачем-то подошла к посудному шкафу, открыла его, но тут же закрыла, перешла к другому, взялась за ручку, но открывать не стала. Чувствовала, что гость впился в неё глазами, и оттого ещё больше терялась, решительно не зная, что ей делать.

– Вы посидите, а я сейчас, – сказала она, проходя мимо Тариэла и направляясь в кухню.

– Вы не беспокойтесь, – услышала она за спиной. – Не надо много хлопотать.

Речь его хотя и была русской и будто бы правильной, но слова он произносил на свой, кавказский манер. А она, очутившись уже в коридоре, подумала: «Не ведаю, что творю. Пригласила незнакомого кавказца. Он, может, на рынке торгует?» У неё от этой мысли голова закружилась, лицо вспыхнуло жаром, она окончательно смешалась, хотела вернуться, поблагодарить гостя и... «Но как? Как я ему скажу “уходите”?» Поставила чайник. Достала пирожные, варенье, несколько запечённых в тесте яблок с сахаром. Понесла в гостиную, поставила на стол.

– Будем пить чай.

И снова ушла на кухню, теперь уже с твёрдым намерением устроить чаепитие. Взяла чашки, розетки из самого красивого немецкого сервиза – тёмно-синего с золотом, и сахарницу, и позолоченные ложки. Хотела взять серебряные, но взяла позолоченные, расписанные кубачинскими мастерами. Всё положила на старинный серебряный поднос. Тариэл, увидев такое великолепие, распахнул глаза и рот приоткрыл от изумления. Но тут же пришёл в себя. Сделал вид, что и это ему не в диковинку. Чай он пил не торопясь и ел немного, аккуратно, во всём проявляя хороший тон и воспитание, даже в некотором смысле аристократизм. Говорил размеренно, не хвастаясь и даже будто бы забывая о своей персоне. Неназойливо выпытывал подробности быта хозяйки.

– У вас большая квартира, – три комнаты, да?

– Четыре, – уточнила она с явным удовольствием.

– Четыре? О!.. У меня в Тбилиси собственный дом, и в нём много комнат, но и людей в них живёт много: отец, мать, мои сёстры, братья. И дедушка живёт, и бабушка. У вас есть дедушка?

– Нет, у меня есть мама, но она живет на Украине.

Хотела сказать: «Я одна живу», но удержалась. Поймала себя на мысли, что ей хочется сказать о своём вдовстве, о том, что муж её умер недавно, что был он известным учёным, директором института и имел звание Героя Социалистического Труда. Квартиру она выкупила, теперь-то уж её никто не тронет. И о даче ей тоже хотелось сказать, – дача большая, в Солнечном, на берегу залива. Там есть тёплый кирпичный гараж, сауна сделана по первому разряду, как делали секретарю обкома, начальнику КГБ и другим высоким людям. Амалия думала об этом, но не говорила, однако сознание, что всё это у неё есть, что она всему хозяйка, – единоличная, единоуправная, – наполняло её сердце тёплой, радостной истомой. Он же с каждым вопросом узнавал о ней всё больше и, попивая чай и к её удовольствию похваливая его, всё нетерпеливее оглядывал стол. И вдруг приподнялся:

– У меня есть вино, дар солнечной Грузии.

Метнулся к стоявшему у двери «дипломату», вынул из него две бутылки – одну с коньяком, другую с вином в красивой золотистой упаковке. Амалия достала из шкафа две рюмки. Тариэл, не спрашивая, налил себе коньяк, а хозяйке вино. И предложил:

– Выпьем за встречу!

Амалия выпила. И тут же снова встревожилась: «Пью вино с кавказцем, на ночь глядя. С ума сошла!» Теперь она хотела бы узнать о госте, кто он, откуда, кем работает, зачем приехал в Питер. Подбирала слова, как бы легче, деликатнее подойти к этим вопросам. Но голова плохо работала. В ушах стоял шум, по телу разлилась приятная, расслабляющая волна. «Пьянею с первой рюмки! – испугалась она. – Но сейчас пройдёт. Это всегда так: первая рюмка ударяет в голову, а затем вино идёт легко, и даже коньяк пила, – и рюмку, и вторую, и третью, – и ничего! Я себя знаю». Тариэл, сверкая чёрными глазами, налил по второй рюмке, – и снова себе коньяк, а ей вина. «Молодец, – подумала Амалия, – не хочет меня спаивать». И смело выпила. Съела конфетку, пирожное, – ждала просветления головы, но вторая рюмка её вконец расслабила. И хотя голова перестала кружиться, будто бы даже немного прояснилась, но руки и ноги сделались ватными. И всё-таки было легко, весело, хотелось говорить и говорить.

– А вы к нам надолго? Если не секрет, – по каким делам?

– Я – научный работник. Приехал в университет, к профессору, моему руководителю.

Говорил спокойно, ровно, только вот глаза его, чёрные, круглые, как у ночной птицы, выжидающе и нехорошо блестели. «Научный сотрудник, – подумала она. – Это хорошо, очень хорошо. Человек моего круга». И зачем-то решила: «С таким не стыдно и появиться на людях, хотя он и грузин». Чувствовала во всём теле необычайную лёгкость, – такой никогда не было. «Вот вино... Будто бы возносишься на небо. Паришь в облаках». Не было страха, тревоги, была невесомость и радость, – такая, как в детстве, какую давно она не испытывала.

– Хорошее вино, но... странное, – сказала заплетающимся языком и засмеялась. «Не надо бы мне смеяться», – мелькала мысль, но и мысли были невесомы, в голове не задерживались. «В конце концов, я не девочка, могу распоряжаться собой, – думала она. – Да, конечно! – убеждала она кого-то, кто пытался ей возразить, призвать к осторожности. – Я хозяйка, я взрослая, и все вы убирайтесь вон!»

Тариэла видела как в тумане, – он словно разгоряченный конь посверкивал глазами и будто бы подавался к ней всем телом.

– Да что с вами, Амалия? – раздался его голос. В первый раз он назвал её по имени, назвал громко, и голос его отдался эхом, так, словно они были в церкви, под высокими сводами. – Это такое вино, «Абрау-Дюрсо». Так действуют первая, вторая рюмки, а если ты выпьешь третью...

«Ты выпьешь. Он зовёт меня на “ты”...» – думала она, но обиды не возникало. Да, да, конечно. Она не станет возражать. Вино и вправду хорошее. Выпила третью рюмку. Ждала, что голова прояснится, речь станет твёрдой, но после третьей рюмки в теле прибавилось воздушной лёгкости, и ей стало ещё веселее. Смотрела на Тариэла и смеялась, и куда-то летела, и не было в ее душе ни страха, ни сомнений.

Он медленно поднялся, подошёл к ней, – она инстинктивно выставила вперёд руки, а он вдруг стал опускаться и встал перед ней на колени. И она почувствовала, как руки его, – сильные, тёплые, – скользнули по чулкам, коленям. Амалия сжалась от пробежавшей сладкой лихорадки, схватила его голову, но руки были слабы. Не было зла, протеста, а было по-прежнему весело, хорошо. Ко всем другим детским радостным чувствам прибавилось знакомое волнение, – она часто, глубоко дышит, ворошит его волосы, обнимает голову... Он приподнял её, понёс в коридор. Толкнул первую же дверь, – в комнате стояли две кровати. Осторожно, как дорогую ношу, положил на кровать. И стал раздевать. Она и на этот раз инстинктивно съёжилась, будто защищаясь от удара, но он говорил, и голос её успокаивал. «Амалия! Ты не девочка, ты женщина, и я тебе нужен, как и ты мне».

«Девочка, тебе, мне... – было немножко смешно, но она не смеялась, слабо обороняясь, думала. – В самом деле... Сколько я буду беречь себя, и зачем? Наконец, я женщина и так устроена природой». С этой мыслью она прекратила сопротивляться. Знала, что она вся хороша. Расслабилась, давала себя раздевать. А он зажёг ночничок, не торопился. «Он уже не юнец, многих познал, – думала она, – так и должно быть, – без суеты». Обнажённым телом чувствовала щекочущий холодок, и чудилось ей, что она не лежит на кровати, – на мужниной кровати, – а летит всё выше и выше.

Позже в какой-то газете она прочтёт заметку «Коктейль для тёти Клавы». Из неё следовало: люди кавказские привозят в Россию вино с коварной для женщин смесью, угощают доверчивых дур и делают с ними, что хотят. Прочитала и возмутилась, но было поздно: Тариэл жил у неё на квартире, по утрам с «дипломатом», набитым книгами, бумагами шёл в университет на свои занятия. Вечером Амалия готовила для него ужин, расставляла дворцовый чайный сервиз цвета индиго с позолотой внутри чашек, вазочки, кувшинчики, а посредине ставила тульский самовар, расписанный хохломскими мастерами. Тариэл любил чаёвничать из русского самовара. Он со своих занятий заходил на Торжковский рынок, закупал фрукты, и они долго, по-семейному ужинали.

Тариэл заводил учёные разговоры:

– Ай-вай! Сдавал экзамены. Достался билет из Флавия: «Речь царя Агриппы к иудеям».

– Флавий?.. Видно, философ? Извини за невежество, – не знаю Флавия.

Амалия улыбалась, краснея. Она – кандидат медицинских наук, вдова академика – не знает Флавия. Но ей было приятно сознавать, что она не знает Флавия, а Тариэл знает, и многое другое знает этот молодой, сильный, красивый мужчина, ставший ей вдруг таким желанным. Вчера он ей рассказывал о новейших японских философах, позавчера – о Клеопатре. Правда, рассказы его коротки и несвязны: назовёт имя, книгу, год и место события – и замолчит. Мыслей не развивает, суждений или комментариев каких-нибудь нет. «Но это уж, – думала Амалия, – от бедности языка. Он же не русский, можно его понять. Вот если бы он рассказывал на родном, грузинском...»

– Флавий? Ты не знаешь Флавия? – удивлялся Тариэл, и его чёрные глаза загорались игривым блеском. – Он иудей, историк. Жил две тысячи лет назад, в тех же местах жил Иисус Христос. Там Христа и распяли, – затащили на крест, прибили гвоздями, – да, слышишь, – какой ужас! Мне бабушка рассказывала. Амалия слушала и улыбалась. В рассказах Тариэла причудливо переплетались книжный стиль языка с бытовым, разговорным, учёность – с почти детским примитивом. «И это у него от слабого знания русского», – заключала эти свои мысли добрая женщина. – А может, от природного стремления к юмору, игре, забавным импровизациям».

Два месяца пролетели, как один день. Потом они пошли в ЗАГС и расписались. В паспорте Тариэла появилась петербургская прописка. Он теперь меньше рассказывал про древних учёных, почти не заговаривал о занятиях философией, о докторской диссертации, – допоздна задерживался и приходил домой хмурый, озабоченный своей таинственной для Амалии жизнью. В обращении появилась жёсткость, иной раз становился чужим, злым и недоступным. Амалия обнимала курчавую голову, прижимала к груди.

– Ты сегодня устал, милый, – говорила ласково, едва скрывая тревогу зарождающихся сомнений. – Наверное, неприятности в университете?..

Скопировать книгу

Дроздов И.В., 1999 г.

 

Приобрести все изданные книги И.В. Дроздова можно, сделав запрос по адресу:

194156, г. Санкт-Петербург, а/я 73. Дроздовой Люции Павловне.

 

Постоянный адрес статьи: http://ru-an.info/news_content.php?id=1955
Руан, новости украины, новости мира, новости россии

Что происходит в России и Мире?

Николай Горюшин, 30 ноября 2012
На очередной Веб-Конференции я расскажу о политических, экономических и социальных событиях истёкшего месяца, которые обязательно окажут влияние и на нас с вами, и на наших родных и близких, и на нашу великую Родину – Русь!...

 

Ноябрь войдёт в историю двумя важнейшими международными событиями, которые будут определять развитие ситуации в мире на ближайшие 4-5 лет. Вехами, о которых мы ещё не раз вспомним в будущем, являются прошедшие 6 ноября выборы президента США, на которых победил Барак Хусейн Обама, ставленник интернационально-сионистского клана Ротшильдов; а также 18-й съезд компартии Китая, на котором к руководству в стране пришёл альянс националистов и партийцев, верных продолжателей дел Мао Дзэдуна.

Для тех, кто ещё не знает, я напомню, что на нашей планете не существует полностью «независимых» государств, в классическом понимании этого термина. Все они прямо или косвенно управляются «мировым правительством», либо оно на них сильно влияет. Иногда влияние ведётся через местных политиков и бизнесменов, иногда руками транснациональных корпораций, международных институтов, типа ООН или МВФ, а иногда власть падает в их лапы после прямой военной интервенции и устройства якобы «народных революций». Примеров тому в современной истории более чем достаточно. Конечной целью социальных паразитов является построение так называемого «Нового Мирового Порядка» или, по-другому, абсолютная власть над планетой. К счастью для нас две ведущие фракции «мирового правительства» (кланы Ротшильдов и Рокфеллеров) разошлись во взглядах не только на то, каким он будет, но и на то, кто из кланов будет главным. Не побоюсь этого слова, подковёрная грызня между ними, скорее всего, искусно направляемая левитами, определяет практически всю текущую международную политику.

И вот наконец-то в ходе долгой и упорной борьбы, сопровождающейся убийствами, международными терактами, финансовыми спекуляциями, шантажом и предвыборным мошенничеством (об этих перипетиях читайте в предыдущих статьях «Что происходит в России и Мире?») Ротшильды сохранили своего ставленника Б. Обаму на посту президента США. Возможно, в другое время и в других условия их соперники пошли бы на «мировую» и поделились бы частью своих ресурсов и влияния. Раньше, но не теперь. Сдача позиций для клана Рокфеллеров равнозначна полному и без(с)поворотному поражению. Не для того старейшина клана Девид Рокфеллер прожил долгую 97-летнюю жизнь, чтобы в её конце стать свидетелем полного краха семьи. Скорее он сожжёт мир в пожаре атомной войны, нежели допустит подобное. Свидетельством готовности Рокфеллеров идти до конца стали события ноября в Америке.

 50 штатов подали в Белый дом ходатайство выходе из США. На 14 ноября под петициями набралось 675 тысяч подписей. Петиции от Алабамы, Флориды, Джорджии, Луизианы, Северной Каролины, Теннесси и Техаса набрали порог в 25 тысяч, и теперь будут рассмотрены администрацией Б. Обамы. Это явилось в буквальном смысле пощёчиной вновь избранному президенту. Штаты оказались расколоты по расовому признаку. Белые в основном голосовали за республиканца М. Ромни (клан Рокфеллеров), а «цветные» за демократа Б. Обаму (клан Ротшильдов). Прежде подобные споры, так или иначе, заканчивались в пользу «белых» американцев или с существенным учётом их интересов. Раньше, но не сейчас, т.к. небелое население США уже превысило половину, а в ряде штатов против белых идёт серьёзная дискриминация и даже расизм. Следует отметить, что после победы Б. Обамы продажи оружия населению в США начали резко расти. Таким образом, у республиканцев уже есть целый слой общества, который готов начать гражданскую войну.

Следующий удар был нанесён демократам на финансовом фронте, дело в том, что республиканцы сохранили за собой большинство в парламенте США, что не только резко осложнит принятие важных решений Б. Обамой, но и рискует обрушить всю финансовую систему страны, если стороны не договорятся о повышении потолка госдолга до 1 января 2013 года (т.н. «фискальный обрыв»). В условиях войны кланов сделать это будет ещё сложнее, чем прежде. Кроме того, британский банк HSBC (карманный банк Рокфеллеров) должен будет выплатить Соединенным Штатам 2 млрд. долларов в виде штрафа за недостаточный контроль над своими клиентами и отмывание «наркотических» денег. Таким образом, сумма, которой финансовый институт готов был пожертвовать для того, чтобы избежать официального расследования, увеличилась более чем вдвое. Ранее на урегулирование скандала HSBC зарезервировал 700 млн. долларов.

Дошло до того, что республиканцы через конгресс блокируют назначение на пост госсекретаря бывшего представителя США при ООН Сьюзан Райс на основании того, что она замешана в скандале с убийством консула Штатов в Ливии. Демократы во главе с Б. Обамой ответили противникам отставками и кадровыми перестановками в армии, ЦРУ, и военно-промышленном комплексе – вотчине клана Рокфеллеров и их союзников. Так в ночь на 10 ноября произошли две крупных оборонных отставки и обе из-за любовниц. В отставку подали директор ЦРУ Дэвид Петрэус и президент оборонного концерна Lockheed Martin Кристофер Кубасик. Американский четырёхзвёздный генерал Уильям «Кип» Уорд был понижен в звании за растрату государственных средств в личных целях и ушёл в отставку в звании генерал-лейтенанта.

Главный удар, как я полагаю, Рокфеллеры нанесли Ротшильдам на ближнем востоке. Как вы понимаете, я говорю о «маленькой победоносной войне» Израиля против Палестины (операция «Облачный столб»).

Для понимая сути вопроса, немного теории. Раскол произошёл не только в рядах «мирового правительства», но и на более низком уровне. Так, например, традиционно считалось, что любой еврей по всему миру должен априорно поддерживать действия государства Израиль. В последнее время практика доказала, что это положение в корне неверно. Так 70% еврейской общины США проголосовало за Б. Обаму (Ротшильды), прекрасно понимая, что его политика «большого ближнего востока» – разрушения светских режимов и замена их радикальными исламскими, смертельна для государства Израиль. Уже вошло в фольклор личная неприязнь между Б. Обамой и премьером Израиля Беньямином Нетаньяху. Последний открыто поддержал на выборах М. Ромни. Всем известны чрезвычайно тёплые отношения между нынешним президентом США и главами арабских монархий, которые поклялись стереть Израиль с лица земли. Еврейские избиратели знали это, но фактически проголосовали против существования израильского государства.

Обе стороны знали, что в Газе что-то начинается, например, близкий к Ротшильдам и Британии эмир Катара подарил палестинцам ни много, ни мало 400 миллионов долларов, как бы намекая, что столь существенные средства нужно потратить на «священную войну». В ответ Рокфеллеры в союзе с Израилем решили сыграть на опережение и заодно втянуть Б. Обаму в защиту своего бывшего союзника. Предварительно в начале ноября сын М. Ромни, Метт Ромни съездил в Россию с посланием от папы и Рокфеллеров, а 8 ноября для консультаций к нам прибыл Президент Израиля Шимон Перес.

В мировых СМИ начинает распространяться информация о бедных евреях, которым негде прятаться от страшных арабских террористов. 14 ноября начало операции «Облачный столб». Следует заметить, что она началась за 68 дней до выборов в Кнессет (еврейский парламент), так же, как и предыдущая операция «Литой свинец», которая началась за 45 дней до выборов в 2009 году. На этот раз, учитывая итоги прошлой войны, евреи не стали втягиваться в наземную операцию. Параллельно в мировых СМИ начинает усиленно распространяться контрпропаганда о зверствах евреев. 21 ноября для урегулирования конфликта в Израиль прилетела Госсекретарь США Хиллари Клинтон, в этот же день между сторонами было достигнуто соглашение о прекращении огня.

Что в итоге?

Израиль предупредил нападение, убрал ряд важных Палестинских руководителей, нынешний премьер-министр и его партия получили прибавку к рейтингу перед выборами, Израильская военщина и ВПК гарантированно обеспечили себе выделение денег на противоракетную защиту. Россия получила возможность отыграться за травлю по поводу Сирии, заставив США в одиночку наложить вето на резолюцию СовБеза ООН об осуждении действий Израиля в Газе. Рокфеллеры получили ещё больше оснований критиковать «слабость» внешней политики Б. Обамы, повышая тем самым градус недовольства в США. Ротшильды, скорее всего, теперь смогут «протащить» через ООН признание Палестины, как независимого государства. Подводя итоги, можно сказать, что от войны ситуационно выиграл Израиль, а противоборство между кланами в этой части света разрешилось вничью. Однако, если Палестина будет признана в качестве независимого государства, Ротшильды получат преимущество в реализации своих стратегических планов.

Вторым главным международным событием является приход пятого поколения руководителей в Китае. Постоянный Комитет политбюро ЦК КПК возглавит группировка «Принцев» (прагмативов-националистов, наследников революционеров старшего поколения, умерено ориентированных на Ротшильдов) в альянсе с «Партийцами» (продолжателями дела Мао Дзэдуна или, по-другому, коммунистами). Они потеснили с престола пророкфеллеровскую группу «комсомольцев» во главе с бывшим генсеком Ху Дзиньтао. Нынешней состав политбюро Китая состоит из семи человек: два «комсомольца», два «партийца» и два «принца» вместе с генсеком Си Дзеньпином. Китай уверенно движется к тому, чтобы стать в мире государством №1. Подобный расклад внутри элит обещает продолжение плавного наращивания напряжения между США и Китаем.

Суммируя всё вышесказанное, а также историю развития конфликта кланов, можно попытаться обозначить весьма различные вырисовывающиеся геополитические альянсы. Таким образом, завершая рассмотрение темы будущей интернет-конференции, нужно отметить, что модель противостояния кланов «мирового правительства», несмотря на достаточную правдоподобность, нуждается в дальнейшем уточнении и проверке. Воры, бандиты и убийцы, называющие себя «мировым правительством», постоянно от всех прячутся, хорошо понимая, что тот день, когда люди узнают, кто и как управляет нашим миром, станет последним днём их подлой жизни.

Главным событием ноября в России явились коррупционные скандалы: отставка Министра обороны РФ Анатолия Сердюкова и скандал с «Оборонсервисом» – сумма хищений 6,7 миллиардов рублей. Скандал с системой спутникового позиционирования ГЛОНАСС – сумма хищений 6,5 миллиардов рублей. А также подготовка к прошедшему саммиту АТэС, на котором «попилили» 15 миллиардов рублей. На пост министра обороны назначен бывший министр МЧС Сергей Шойгу. После начала официальных расследований по данным делам большАя часть национально-патриотической общественности воскликнула: «Наконец-то, чистка началась!». Должен всех разочаровать, чистка ещё не начиналась и начнётся только после наступления определённых внешнеполитических событий. Каких? Мы обсудим на будущей конференции.

 

Эти и многие другие актуальные и злободневные вопросы мы обсудим в субботу, 1 декабря, на Веб-Конференции «Что происходит в России и Мире?», которая начнётся в 18:00 по московскому времени на сайте «Ключи познания». Приглашаем всех неравнодушных и интересующихся. Вход – свободный…

 

Постоянный адрес статьи: http://ru-an.info/news_content.php?id=1956