December 9th, 2012

Руан, новости украины, новости мира, новости россии

Не надо раскулачивать государство!

Игорь Лаутар, 09 декабря 2012
Россиянское правительство, исполняя волю своих шефов – сионистской мафии, – пытается повторить ограбление Отечества в лихие 90-е, когда свора предателей забежала в кремлёвские кабинеты и устроила невиданный, кровавый шабаш...

 

Не надо раскулачивать государственную собственность, Дмитрий Анатольевич!

Автор – Николай Стариков

Последние заявления премьер-министра Дмитрия Медведева и его ближайшего окружения вызывают большое недоумение. Такое впечатление, что на дворе снова 90-е годы. Опять слово «приватизация» становится главным словом на заседаниях правительства. Вновь мы слышим о необходимости всё отдать в «эффективные» частные руки. Но если в начале 90-х мы ещё плохо понимали, что стоит за этими словами, то сегодня с высоты прошедшего времени, мы можем уверенно сказать: мы знаем, чьи это руки. Мы знаем, кто «эффективно» скупит собственность российского государства. И мы этого не хотим. Два раза на одни грабли наступают не очень умные люди. Либо те, кто по какой-то причине очень хотят на них наступить.

«Приватизация станет ключевой темой повестки дня для нынешнего российского правительства, и оно будет развивать все секторы экономики, а не только нефть и газ, заверил первый вице-премьер России Игорь Шувалов».

Вот так: приватизация – ключевая тема. Не больше и не меньше. Обращает на себя внимание, что первый вице-премьер Шувалов в одном предложении увязывает приватизацию и развитие. А без приватизации невозможно развивать «все секторы экономики»? Почему развитие должно автоматически равняться передаче госсобственности в частные руки? Вон в Китае масса государственной собственности, и все отрасли китайской экономики прекрасно развиваются.

 Почему так говорит Шувалов? Потому, что точно такие же мысли высказывает и премьер Дмитрий Медведев. Медведев так прямо и говорит: именно приватизация нужна для эффективного управления предприятиями. Цитирую: «для того, чтобы экономика развивалась в правильном направлении. Это основа создания современной модели развития. Эта модель должна быть основана на частной собственности». А почему именно на частной собственности? Почему не может эффективно развиваться модель экономики, где также эффективно развивается государственная собственность?

На что похожи такие заявления?

Они в точности напоминают действия молодой советской власти, когда по строго идеологическим соображениям, исходя из чистой теории, всё частное должно было стать государственным. Так диктовала марксистская идеология. Логики экономики в обобществлении парикмахерских, прачечных и ресторанов не было никакой.

Так вот, сегодня точно также в планах правительства нет никакой экономической логики. Есть сплошная идеология. Государственная собственность должна быть продана. Почему? Потому, что так эффективнее. Помните, крылатый плакат-анекдот периода развитого социализма: «Учение Ленина правильно, ибо оно верно!». В словах премьер-министра Медведева доказательная база ровно такая же.

Кстати, когда нам говорят о приватизации, то она «как бы» безадресная. Но спросите себя, сколько ваших знакомых могут купить себе порт или «кусочек» российской железной дороги? Круг тех, кто скупит за стремительно дешевеющие деньги, безнадёжно узок. Это и есть наши зарубежные партнёры, которые эти деньги просто рисуют из воздуха. Только зачем это нужно России?

А вот продолжение цитаты Шувалова, которая полностью подтверждает наши опасения, в чью пользу правительство хочет распродавать госсобственность.

«В следующем году мы, может быть, придём к тому, чтобы продавать акции лучшей в мире судоходной компании «Совкомфлот» здесь на бирже в Нью-Йорке», – сказал Шувалов на этой встрече, которая проходила в рамках «Дня России 2012» на Уолл-Стрит. По его словам, железные дороги, аэропорты, речные порты, здравоохранение, образование – это те «сектора, которые могут оказаться очень прибыльными для инвесторов».

Так, если «Совкомфлот» – лучшая в мире судоходная компания, так может и не надо её продавать? Обратим внимание и на заголовок статьи: «Шувалов заверил иностранных инвесторов в выгоде инвестиций в Россию». Дело происходит в Нью-Йорке. А впечатление такое, что никаких других «инвесторов» правительство звать и не собирается. И очень хочет передать «железные дороги, аэропорты, речные порты», а заодно и «здравоохранение, образование» в «эффективные» и при этом строго зарубежные руки.

Только, зачем это нужно России?

В чём же дело? Откуда у правительства Дмитрия Медведева такой приватизаторский зуд? Откуда такое рвение распродать всё и вся, имея за спиной опыт ваучерной приватизации и массу «эффективных» менеджеров, после которых при Путине государство забирало стоявшие намертво предприятия обратно под своё управление?

Давайте немного порассуждаем. У каждой семьи есть некая заначка на «чёрный день». Говоря языком нашего правительства – «подушка безопасности». Это могут быть золотые украшения, может быть кольцо с драгоценным камнем, счёт в банке. Кому позволили доходы – в качестве такой «подушки» приобрёл квартиру. «Золотой запас» у каждой семьи свой. Методы могут быть разные – смысл всегда один и тот же. Иметь на «чёрный день» что-то такое, что точно до этого дня не обесценится и не превратится в труху и пыль. Продаётся «заначка», отложенная на чёрный день, только при наступлении «чёрного дня». Не раньше. Так поступают все нормальные и разумные люди.

Так есть ли необходимость в продаже государственной собственности сегодня? Есть ли такая острая нужда в приватизации?

Страна это, по сути, одна большая семья. У которой тоже должна быть «подушка безопасности», спору нет. И она есть. Раньше она называлась «Стабилизационный фонд», теперь «подушку» поделили на две части: Резервный фонд и Фонд национального благосостояния.

В каком случае есть хоть какая-то логика в распродаже государственной собственности? В случае нехватки денег в бюджете страны. Смотрим бюджет 2013. Бюджет на 2013 год не дефицитный. Более того, несмотря на прямое распоряжение президента Путина, правительство решило один триллион рублей в этом бюджете не расходовать, а направить в Резервный фонд. То есть, ещё более увеличить «подушку безопасности». Запомним – 1 триллион рублей!

То есть, денег хватает и на бюджет, и на «заначку». Зачем в такой ситуации продавать государственную собственность? Вы же не будете продавать «заначку» своей семьи, свой «стабилизационный семейный фонд» и обращать в деньги, если необходимости в деньгах у вас нет? Если вам деньги не нужны срочно и обязательно? Продадите золотые фамильные украшения или квартиру, чтобы получить деньги?

Нет! Ведь на «чёрный день» собирали и копили, а раз он не настал, так и нет надобности.

Теперь смотрим сумму, которую медведевцы собираются выручить от продажи госсобственности в том же 2013 году. Цифры разнятся – от 260 млрд. рублей до 427 млрд.

Возникает резонный вопрос: Зачем распродавать государственное имущество на 500 миллиардов, если у вас и так планируется триллион вложить в «подушку»? Простая житейская логика подсказывает простой вариант: положите в «заначку» не триллион, а 500 миллиардов рублей, а остальные 500 миллиардов у вас останутся в виде порта, железной дороги и акций «Роснефти». Ведь эти активы никуда не денутся. Как был порт, так и есть. А «Роснефть» как качала нефть, так и будет качать. Зачем эти ценные активы продавать, чтобы получить ПОКА СОВСЕМ не нужные деньги?!

Спросите любого – что надёжнее: порт и железная дорога или деньги? А, кстати, а куда эти деньги будут вложены? Смотрим, во что собираются вложить деньги. Находим сайт Министерства финансов, а на нем Резервный фонд. Вот ссылка… Смотрим. Выбираем раздел «Управление» и смотрим, в какие неподверженные «коррозии» вечные ценности можно складывать средства «Резервного фонда». Что будет понадёжнее порта и железной дороги?

Куда бы вложили вы свои семейные сбережения? Уверен, что золото займёт первые места по популярности. Но средства Резервного фонда в золото вкладывать нельзя. По закону. Они ДОЛЖНЫ быть вложены в:

  • долговые обязательства иностранных государств;
  • долговые обязательства иностранных государственных агентств и центральных банков;
  • долговые обязательства международных финансовых организаций, в том числе оформленные ценными бумагами;
  • депозиты в иностранных банках и кредитных организациях.

Дальше изучайте список «вечных ценностей» с сайта Минфина самостоятельно, если хватит сил и терпения. Вот всё и начинает проясняться. Правительство хочет продать построенные трудом нашего народа крупные объекты, чтобы полученные деньги… дать в долг США, Великобритании и другим странам, купив их долговые обязательства. Те самые, которых Штаты выпустили уже на $16 трлн.

Я же хочу напомнить вам, что на самом деле схема такой «приватизации» есть ничто иное, как бесплатная передача в руки Запада государственных активов и природных богатств России! Ведь полученные от продажи порта деньги, правительство Медведева немедленно даст в долг Соединенным Штатам, чьи «инвесторы» и купят этот порт.

Подведём итог.

1. Нынешний виток приватизации, проводником которого является лично премьер-министр Дмитрий Медведев, не имеет смысла с точки зрения экономики. Нет сегодня такой острой нужды в деньгах, чтобы продавать последнюю рубашку, словно заправский алкоголик перед питейным заведением.

2. Нынешний виток приватизации является ничем иным, как замаскированной и проводимой под аккомпанемент красивых фраз, бесплатной передачей государственной собственности России в руки Запада.

3. Проводить такую приватизацию Медведев планирует исключительно по идеологическим причинам.

Дмитрий Медведев и его правительство отчего-то считают, что России так будет лучше.

А вы тоже так считаете?

Лично я совершенно убеждён, что не надо раскулачивать государственную собственность в угоду идеологическим постулатам.

Источник

 

Постоянный адрес статьи: http://ru-an.info/news_content.php?id=1973
Руан, новости украины, новости мира, новости россии

Прощай, хорошее образование?

Валерий Фомин, 09 декабря 2012
Оккупационная власть, навязанная сегодня России, торопится сделать из нас полуграмотных зомби – послушных исполнителей чужой воли. Именно поэтому планомерно уничтожается всё наше образование, ещё недавно бывшее самым лучшим...

 

Преподаватели МГУ заявляют о разгроме системы российского образования

Опубликовано заявление Учёного совета филологического факультета МГУ о нынешнем состоянии системы образования в России и её перспективах

«Несколько лет подряд отдельные представители гуманитарного сообщества предупреждали о возможности катастрофы как в школьном образовании вообще, так и в его гуманитарном сегменте в частности. Ситуация изменилась качественно: катастрофа произошла, и русская классическая литература более не выполняет роль культурного регулятора образовательного процесса», – говорится в опубликованном на сайте филологического факультета МГУ заявлении учёного совета в связи с реформами образования.

По словам авторов документа, это произошло не потому, что власть обнаружила свою некомпетентность, а потому, что она сознательно и целенаправленно конструировала это «качественное обновление образовательной ситуации». Об адекватности данной оценки красноречиво свидетельствует, в частности, недавно утверждённая правительством РФ Программа развития образования до 2020 г., из текста которой следует, что правительство РФ полностью удовлетворено сделанным до сих пор в указанной области и не собирается корректировать образовательную политику, отмечается в заявлении.

Единственный качественный показатель оценки уровня образования, фигурирующий в этой программе, базируется на результатах ЕГЭ и рассчитывается как «Отношение среднего балла ЕГЭ (в расчёте на 1 предмет) в 10% школ с лучшими результатами ЕГЭ к среднему баллу ЕГЭ (в расчёте на 1 предмет) в 10% школ с худшими результатами ЕГЭ»; по мнению авторов программы, данный показатель «характеризует равенство доступа к качественным образовательным услугам». Как отмечается в заявлении, политика российских властей в области образования обусловлена совокупностью причин. Наиболее очевидные из них:

·        Стремление власти окончательно уничтожить «советскую» составляющую «постсоветского» образования, в случае с русской классической литературой – резко ограничить обсуждение и, тем более, усвоение её ценностей, чуждых современной политической и экономической элите, а также той части «среднего класса», которая ориентирована на обслуживание этой элиты.

  • Понимание того, что управление общественным сознанием осуществляется тем легче, чем ниже уровень образования.
  • Стремление власти снять с себя возможно большую часть обязательств по финансированию образования, а в перспективе сделать его частично или полностью платным.
  • Давление извне, сопровождавшееся, судя по ряду публикаций в СМИ, выделением значительных денежных средств.

Также в документе перечисляются основные средства, которыми воспользовалась власть.

  • Создание подконтрольных и хорошо финансируемых ВУЗов, которые должны были выдвинуть программу образовательных реформ; эту роль, в основном, сыграла Высшая школа экономики.
  • Информационная поддержка СМИ.
  • Конструирование подконтрольной группы «инновационно мыслящих» педагогов, представителей общественности, деятелей культуры, которой был предоставлен режим наибольшего благоприятствования как в СМИ, так и в структурах, подконтрольных Министерству образования.
  • На этой основе – активная дискредитация сложившейся в СССР системы взаимоотношений по линии школа – университет, как коррупционной и манипулирование реальными фактами коррупции по двум основным направлениям:

а) давление на «старый» ректорский корпус с целью нейтрализации его сопротивления «реформам» и

б) «форматирование» общественного мнения, сопровождавшееся рядом демагогических подтасовок (например: сочинение, как выпускное, так и вступительное, принадлежит к числу наиболее «коррупционноёмких» видов экзаменов, следовательно должно быть отменено; при этом никто не объяснял [и почти никто не спрашивал], почему отменяют экзамен, а не создают новую систему контроля).

Кроме того, авторы документа перечислили основные результаты, достигнутые реформой.

А) В результате введения ЕГЭ, резкого сокращения часов на преподавание литературы в школе, а в последнее время и упразднения самого предмета «русская литература» (согласно стандарту второго поколения, сейчас в средней школе есть предмет «русский язык и литература»)

а) резко, на порядок упал уровень преподавания русской литературы, уровень её знания, уровень её эмоционального, ценностного, культурно-психологического воздействия на учащихся, фактически лишённых возможности осмыслить литературную культуру прошлого, как духовную почву для саморазвития;

б) с отменой сочинения произошли иные, качественные изменения в характере преподавания: учащийся более не рассматривается как самостоятельно мыслящая личность, наделённая аналитическими способностями и умеющая реализовать их на практике в форме связного текста; теперь он должен лишь воспроизводить некоторую часть полученной информации; естественно предположить, что цель такого среднего образования – создание потребителя, «управляемой массы».

Б) созданы условия для деградации учительского корпуса, обречённого на «подготовку к ЕГЭ» и на работу с сомнительными по качеству учебниками, пособиями, методическими разработками.

В) Резко вырос уровень коррупции.

Г) «Единое образовательное пространство» РФ оказалось расколото в региональном и социальном отношениях.

В заявлении также отмечается, что общественное противостояние разгрому образования в России незначительно, по крайней мере, в том отношении, что власть может себе позволить его игнорировать. К числу симптомов нарастающего сопротивления, по словам авторов документа, относятся

а) единичные опыты создания частных школ, работающих по советским учебникам и учебным программам;

б) активное развитие интернет-проектов по «оцифровке» советских и дореволюционных учебников.

«Ситуация катастрофического обрушения уровня гуманитарного школьного образования усугубляется массовым закрытием школ в российской провинции и резким сокращением числа бюджетных мест, выделяемых филологическим факультетам ВУЗов, а вместе с тем политикой слияния и закрытия самих ВУЗов. Фактически это означает, что в самое ближайшее время будут аннулированы достижения советской образовательной системы, а вместе с тем, будут окончательно преданы забвению традиции русской дореволюционной школы. Это национальная катастрофа, чреватая сломом механизмов исторической преемственности и прерыванием самой национальной культурной традиции», – делают выводы авторы документа.

Также они коснулись ситуации в ВУЗах. По словам авторов документа, университеты столкнулись с рядом сложностей, связанных с необходимостью повышения гуманитарных знаний студентов, сдавших ЕГЭ и испытывающих огромные трудности с выражением своих мыслей на письме, а подчас откровенно неграмотных (одна из симптоматических попыток преодоления продолжающей ухудшаться ситуации – введение в МГУ курса «Русский язык и культура речи» на негуманитарных факультетах). В ближайшей перспективе, если тенденция сохранится, организация курсов ликвидации неграмотности по образцу тех, что создавались в СССР на заре «всеобуча».

Кроме того, в заявлении обращается внимание на неспособность внятно формулировать мысли – внешнее выражение неспособности самостоятельно мыслить: потребитель «информации» в лучшем случае научится ориентироваться в ней, но не сможет осуществить её экспертизу, а значит, и оказать сколько-нибудь существенное воздействие на информационное пространство.

В данной ситуации министерство образования развернуло кампанию по сворачиванию филологического (и, шире, гуманитарного) образования в ВУЗах. По данным УМО филологического факультета МГУ, на протяжении последнего десятилетия бюджетный набор на фундаментальные университетские направления гуманитарной подготовки («Филология», «История», «Философия» и др.) сократился как минимум втрое (примерно с 300 до 100 человек в крупных университетах, со 100 до 30 человек в менее крупных; в Новгородском, Челябинском и некоторых иных ВУЗах он составляет ныне 10-15 чел.).

Подобное сокращение набора привело к изменениям традиционных ВУЗовских структур, реализующих гуманитарную подготовку: вместо ранее самостоятельных факультетов и отделений (филологических, исторических и т.п.) в целом ряде университетов появились Институты гуманитарных наук (или иные подразделения с подобными названиями), ведущие обучение по всей совокупности открытых в ВУЗе гуманитарных образовательных программ. В составе новых подразделений ранее самостоятельные факультеты представлены одной-двумя кафедрами филологического, исторического и т.п. профиля, которые в создавшихся условиях вынуждены обслуживать в основном смежные направления подготовки и постепенно теряют специализированный характер, переставая быть выпускающими кафедрами, отмечается в заявлении.

Кроме того, указывается в документе, в последнее время министерство образования перешло к политике прямой дискредитации гуманитарных ВУЗов и объявило «неэффективными» РГГУ, Литературный институт, Московский педагогический государственный университет, МАРХИ, опираясь на анекдотически неадекватные «критерии» оценки «эффективности» ВУЗов, разработанные ВШЭ. В самое последнее время, согласно сообщениям СМИ, два ВУЗа исключены из списка – Литинститут и МАРХИ, но, во-первых, их репутации нанесён серьёзный урон, во-вторых же вновь неизбежно возникает вопрос о качестве «экспертизы». «Если признаётся, что она даёт неверные результаты в одних случаях, то откуда уверенность в том, что в других случаях она адекватна?» – задаются вопросом авторы документа.

При этом, продолжают они, из сферы общественного сознания постепенно, но последовательно вытесняется представление о культурообразующей роли филологии, которая всё чаще третируется как нечто незначительное и необязательное. Один из ярких симптомов этого процесса – скандальная ситуация на филологическом факультете СПбГУ, где количество бюджетных мест на русском отделении бакалавриата ныне ограничено двадцатью пятью.

Авторы заявления напоминают, что, во-первых, филология – это не только и не просто обучение родному и «иностранным» языкам, это система знаний о принципах возникновения и развития языков, о механизмах их воздействия на культуру; без этих знаний невозможно само обучение языкам, т.к. любые серьёзные учебники, пособия, методические разработки создаются на основе понимания системных процессов в области языковой деятельности.

Во-вторых, сказано далее в документе, филология – это критика текста и герменевтика, предоставляющие человеку и обществу возможность интеллектуальной независимости, т.е. позволяющие установить правильный текст памятника и дать его адекватную интерпретацию; при этом разработанные филологами принципы и приёмы критики текста позволяют осуществить экспертизу любого письменного или устного сообщения на предмет установления его подлинности или подложности, явных и скрытых информационных возможностей, датировать его (т.е. включить в культурную историю, а также в историю науки: ведь все без исключения науки имеют дело с текстами) и установить его автора, а вместе с тем, и цели, которые он преследовал, создавая данное сообщение.

В-третьих, сказано в заявлении, филология – это история литературы, которая объясняет, как и почему оказались связаны друг с другом тексты, разнесённые в пространстве и времени: без этих знаний вся национальная культурная традиция (в конечном счёте – и вся мировая культура) неизбежно предстанет хаотическим нагромождением случайных письменных памятников, что может устроить только тех «креативно мыслящих» «деятелей культуры», которые сознательно работают на её разгром.

Понимая свою ответственность перед обществом, авторы документа заявляют:

1) о неприятии политики разгрома российского гуманитарного образования, которую проводит министерство образования;

2) о недоверии тем чиновникам всех уровней, которые эту политику разрабатывают и реализуют;

3) о целесообразности предания гласности всех данных, которые позволят обществу оценить эффективность деятельности министерства образования за последние двадцать лет и уровень нанесённого им ущерба, в т.ч.:

а) о количестве закрытых школ по регионам и об общей динамике в этой области;

б) о размерах государственного и иного (включая зарубежные фонды) финансирования программ министерства образования;

в) о результатах ЕГЭ по всем регионам России и по всем образовательным дисциплинам с момента его внедрения и о необходимости профессионального анализа этих результатов.

4) о необходимости развёртывания широкой профессиональной дискуссии о путях выхода из создавшегося положения.

Заявление принято единогласно на заседании Учёного совета филологического факультета Московского Государственного Университета имени М.В.Ломоносова 22 ноября 2012 г.

Источник

 

Постоянный адрес статьи: http://ru-an.info/news_content.php?id=1974