January 4th, 2014

Руан, новости украины, новости мира, новости россии

Ложь, которой нас кормят

Редакция, 04 января 2014
На Западе вся еда потому невкусная, что сделана почти полностью из всяких химреактивов, в которые добавляют другую химию, обеспечивающую заказанный цвет, вкус, запах, консистенцию, срок хранения и проч. А с виду и не скажешь...

 

Ложь, которой нас кормят

Автор – Зверь

Прочитал в «Пора валить» пост свежего иммигранта, восторгающегося ценой и качеством американских продуктов (ОМГ!!! натуральный апельсиновый сок по 2 бакса!) и рука машинально потянулась к пистолету клавиатуре.

Вся пищевая индустрия работает над тем, чтобы не дать нам возможность контролировать то, что мы едим. Чтобы наивные фиалки жрали и получали от этого глубокое моральное удовлетворение. A их боссы, может, по пьяни накупили по дешёвке какого-нибудь г@вна на прошлой неделе, и теперь их задача – скормить это потребителю, обойдя походу мерзкое требование указывать на продуктах ингредиенты, из которых они были изготовлены. Начнём с первого «секретного ингредиента».

Газеты – офигенная вещь. А ещё офигеннее – их отсутствие, когда всё можно читать на компьютере, на планшете, на телефоне или вообще на продвинутой кофеварке. Ни для кого не секрет, что Интернет обвалил всю газетную индустрию. Прихватив сопутствующую – производство бумаги. В которую были вложены огромные деньги, и в которой задействована куча людей. Но какое это имеет отношение к жратве? Сейчас расскажу.

Куда девается вся целлюлоза, производимая в немеряных количествах? Объясняю – её скармливают нам. Бубликом не подавились ещё? Это делают все. Сироп для оладьев от Aunt Jemima? Целлюлоза. Пирожные Pillsbury? Целлюлоза. Бублики от Krafts? Целлюлоза. Завтраки от Sara Lee? Целлюлоза. Общепитовский сыр в гамбургерах? Целлюлоза. Целлюлоза, целлюлоза, везде грёбаная целлюлоза.

Целлюлоза оказалась замечательным наполнителем, и производители продуктов с удовольствием заменяют на неё ненужные и дорогие муку и масло. Целлюлоза на треть дешевле, она съедобна и неядовита. И FDA не горит желанием как-то ограничивать её использование, точнее – ограничивать её максимальное содержание в продуктах питания. Она везде, даже в органической еде. В конечном итоге, с некоторой натяжкой – это обычная органика. Но это – не еда, это наполнитель, не имеющий, по большому счёту, никакой пищевой ценности. По достоинству это смогут оценить, разве что, сидящие на диете бобры.

Вы не поверите, но количество дерева в хлебе на этом фото примерно сопоставимо с количеством дерева в разделочной доске…

Сходу – какой самый полезный напиток назовёт любой человек? Апельсиновый сок, скажет большинство. Его даже рекомендуют пить для предотвращения простуды. Прямо лекарство. И на упаковках крупными буквами написано – 100% натуральный! Не из концентрата! Без добавления сахара!

И почему бы этому не верить? Это вам не колбасу из туалетной бумаги бодяжить.

Всё просто – берётся апельсин, берётся налоговый агент, который в состоянии выдавить из апельсина всё, до последней капли. Результат разливается в соответствую тару и поступает на полки магазинов. Как-то так... за исключением, может, налогового агента. Разве нет?

А как насчёт того, что «свежевыжатый сок» может быть годичной давности и прошедший через процесс, от которого у доктора Франкенштейна волосы дыбом встанут? Никогда не замечали, что каждая упаковка сока на вкус совершенно идентична другой (и слегка отличается от конкурирующей марки)? Всегда, в любое время года. Несмотря на заявленное отсутствие добавок и консервантов.

Процесс действительно начинается с выжимания сока из апельсинов. Но это – первая и последняя нормальная часть процесса. После выжимания, сок поступает в гигантские баки, откуда откачивается кислород. Это позволяет сохранять сок вплоть до года. И именно поэтому апельсиновый сок лежит в магазинах круглый год, вне зависимости от сезона.

У процесса имеется только один минус (с точки зрения производителя) – он убивает вкус. От слова напрочь. Всё, что остаётся – это винтажное, водянистое, фруктовое пюре со вкусом бумаги. Что остаётся делать производителю? Элементарно! Придать жидкости требуемый вкус так называемым «вкусовым пакетом» (flavor pack), который производят те же химические компании, которые разрабатывают запахи ваших дезодорантов и духов. После чего реанимированная жидкость со вкусом бумаги разливается в тару и поступает в магазины. И благодаря пробелу в законодательстве – они даже не обязаны об этом упоминать на упаковке.

Все рестораны, продающие гамбургеры, из кожи вон лезут, чтобы убедить нас в чистоте и натуральности своих котлет. Например Макдональдс («Все наши гамбургеры сделаны из 100% говядины, поставляемой фермами, утверждёнными левой шарагой по утверждению ферм, поставляющих говядину в макдональдс») или Тако Белл (как и вся американская говядина, наша говядина поставляется фермами, сертифицированными департаментом сельского хозяйства и проходит нашу внутреннюю инспекцию), которые готовы расписаться в натуральности каждого перемолотого кусочка мяса. Их пафос в подтверждении качества и чистоты мяса производит впечатление, что речь идёт, как минимум, о филе миньоне.

И, в общем то, за исключением действительно редких случаев заражения мяса кишечной палочкой, мясо действительно чисто. Проблема в том, как оно очищается.

Аммиак. Тот самый, который является частью удобрений и средств для чистки унитазов. Кишечную палочку он действительно убивает отлично, а хомяков вообще разрывает на куски. Так что был изобретён процесс, при котором котлеты пропускаются через трубу, в которой обдаются газообразным аммиаком. Об этом никто и не догадывается, за исключением редких случаев, когда фарш реально воняет аммиаком настолько, что клиент возвращает купленный продукт. Поэтому Бигмак и пахнет писсуаром.

Процесс аммиаченья является изобретением компании Beef Products inc. для санитарной обработки самых дешёвых внутренностей животных, используемых в фарше вместо дорогой филейной вырезки, используемой конкурентами (и которую по утверждению общепита мы якобы до сих пор и потребляем, ага). В конечном итоге, спрос на продукцию Beef products привёл к тому, что ими поставляется 70% гамбургеров. Спасибо, аммиак.

Представьте себе маффин с голубикой… Даже несмотря на полученную выше информацию о содержании в нём целлюлозы, слюноотделение подавить тяжело. Целлюлоза нейтральна – фик с ней. Зато ягоды – квинтэссенция здорового питания до такой степени, что они просто не имеют морального права быть такими вкусными.

Если задуматься, что голубику добавляют в такое количество продуктов – становится удивительным отсутствие голубичных плантаций на каждом шагу. Проблема в том, что из употреблённой вами таким образом голубики, только мизерная её часть поступила с плантаций. Если вообще поступила. Исследования продуктов «с содержанием голубики» показали, что в природе подобная голубика отсутствует, как класс. Попадающиеся нам в кексах вкусные и сочные ягодки – полностью и на 100% искусственные. Произведённые с использованием различных комбинаций сиропа, крахмала, загустителей, пищевых красок и «идентичных натуральным» вкусов, содержащих в названиях кучу произвольных букв и номеров.

Мошенники в законе работают на отлично, нужно самому быть химиком, чтобы их на чём-нибудь подловить. В каком-то смысле об этом можно догадаться, взглянув на состав продукта, однако производители любят сыпать вводящими в заблуждение терминами типа «голубичный жмых» и так далее.

Разница между реальными ягодами и фальшивыми, разумеется, огромна. Фальшивые могут храниться куда дольше натуральных и несравнимо дешевле как для производителя, так и для покупателя, в конечном итоге. Но дело в том, что в них, в отличие от настоящих, нет ровным счётом ничего полезного для здоровья. Что не мешает производителям оседлать скакуна «Полезных Для Здоровья Ягод», налепить на этикетку фото реальных ягод и написать на упаковке лозунг о пользе голубики, несмотря на фактическое отсутствие голубики в продукте.

Хорошая новость – по закону производители обязаны указывать о том, что голубика – не настоящая.

Плохая новость – закон умалчивает, в каком конкретно виде информация должна быть до потребителя донесена, и производители продуктов отрываются по полной программе. Например, голубичные хлопья от Келлога… Несмотря на три ягоды на коробке, производитель даже не скрывает того факта, что продукт выглядит как не особо замаскированные целлюлозные брикеты, замазанные местами фаршем из смурфиков.

Betty Crocker или Таргет используют другой путь. Они добавляют следовое количество натуральной голубики в свои продукты, что даёт им по закону право рекламировать «натуральный вкус» и прочие ништяки натуральных ягод, используя по большей части искусственные.

Ну или можно просто пойти путём «идите все в ж@пу», которым пошли Дженерал Миллз, выпустив хлопья Total Blueberry Pomegranate. Вся идея громкого названия, от которого весь их маркетинговый отдел получил коллективный оргазм, вертится вокруг якобы того, что в хлопья добавляется туева хуча голубики и гранатов. На самом же деле, вся их голубика на 100% фальшивая, и вы не хотите знать, из чего делаются их «гранаты».

Покупка яиц от «вольных куриц» – лучший способ почувствовать себя ответственным покупателем – эти яйца лежат в каждом магазине и стоят непринципиально дороже производимых гигантскими и злобными куроненавистническими корпорациями тюремного типа. С учётом этого, нет смысла покупать «обычные» яйца, только от «вольных» куриц. Правда, никто не уверен, что это означает. Все только уверены, что животные должны жить в адекватных условиях – чем свободнее, тем лучше. Поэтому, почему бы и не поощрять фермеров, понимающих в свободе и покупать мясо «свободных» кур, коров и так далее.

Согласно закону, мясная (!) птица должна не более чем иметь доступ «на улицу», чтобы её можно было ярлычить в качестве «вольной». Эээ... ок, с яйцами, значит, пролетаем по определению, плюс это не совсем та свобода, которую мы себе представляли. Но, тем не менее, лучше, чем ничего. С доступом наружу и всеми делами...

На самом деле... слова могут быть громкими и не значить ничего. В оригинальном значении, «вольный» (free range) означает отсутствие заборов и иных ограничений на передвижение. И подсознание именно такую картину и рисует. Свободные курицы, катающиеся на маленьких лошадках, одетые в маленькие ковбойские шляпы и откладывающие в процессе яйца свободы. На заднем фоне играет банджо...

В реальности, за исключением мясных куриц, термин free range не значит ровным счётом ничего. По закону, ваша шоколадка сникерс может быть «вольного выпаса». Просто индустрия знает, насколько мы становимся счастливы услышав магическую мантру про свободный выпас и использует её в хвост и в гриву. И курицы на подобных фермах живут в точно такой же тюрьме. Только вместо камер, отбывают свой срок в общей душевой.

Медленно но верно, люди начинают включать мозг и узнавать о реальностях, касающихся «свободного выпаса». Мало того, производителей, заходящих слишком далеко во лжи, время от времени отправляют за решётку. Тем не менее, пока ничего не изменилось. Мало того, с 1-го января 2012 года Евросоюз запретил яйца куриц, живущих в клетках. Угадайте, какие яйца пришли им на замену?

Орехи, уменьшающие риск сердечных заболеваний. Йогурт, улучшающий пищеварение и повышающий иммунитет. Детская еда, защищающая вашего ребёнка от атипичного дерматита... чем бы он ни был. Такие продукты сегодня можно найти везде, и честно говоря – почему бы их и не купить? Мы йогурт один хрен едим, почему бы не сделать это с пользой для здоровья?

Остаётся только удивляться, откуда возникли все эти волшебные лекарственные продукты? Вчера это были обычные орешки, а сегодня инфаркт туда, диабет сюда... Видать, в каком-то НИИ здравоохранения случился охрененно продуктивный день. Или всех в очередной раз нае... эээ... обманули.

На самом деле, подавляющее большинство продуктов, якобы имеющих какой-либо целительный эффект, имеет отношение к древнему искусству откровенного вранья. Целительный эффект всяких «чудо йогуртов» разбивается в пух и прах студентом медиком. Но почему производители продолжают так откровенно врать?

Всё началось в 2002 году, когда куча заурядных продуктов питания внезапно получила суперсилу. FDA, организация, регулирующая подобные вопросы, предложила новую категорию вранья, касающуюся заранее утверждённых заявлений относительно продуктов питания. Их назвали «квалифицированные заявления о пользе для здоровья» (qualified health claims). Очередной лист чисто маркетингового фуфла, которое маркетологи могут использовать, если их продукция соответствует определённым критериям. Ничего концептуально нового – очередной лоббистский финт ушами. Новым там было только отсутствие необходимости консенсуса со стороны учёных, при заявлении о той или иной пользе для здоровья. На простом языке, отсутствие необходимости консенсуса означает то, что достаточно заплатить проигравшемуся в Вегасе человеку в белом халате, который подтвердит, что ваша еда стала волшебной, и ему можно поверить на слово, вне зависимости от иных мнений.

И производителей понесло. У каждого появились карманные «учёные», утверждающие в своих публикациях ровно то, что им требуется для продвижения «дружественной» продукции. Я не утверждаю, что все утверждения о лечебных свойствах того или иного жорева – враньё. Их наверняка хватает. Однако их практически невозможно отождествить в лавине совершенно бредовых (и легальных) заявлений.

Производители жратвы, может хватить врать, а? Какая вам разница, мы всё равно это съедим, что бы там ни было написано на коробке. В конце концов, люди даже курят добровольно!

Источник

  

Постоянный адрес статьи: http://ru-an.info/news/2772/
Руан, новости украины, новости мира, новости россии

Сетевая война против Белой Руси

Сионистская мафия ведёт многолетнюю сетевую войну против Беларуси с целью свержения законного правительства и установления демократии – власти сионистов. Используется т.н. «мягкая сила» – нахальное проникновение и влияние...

 

Сетевая война против Белой Руси

Автор – Николай Амбражевич

Деятельность в Беларуси прозападных НПО (Non-governmental organizations – NGOs), стремящихся планировать, инициировать и реализовывать собственный событийный ряд, информационные поводы и проекты, воспринимающиеся населением и чиновничеством, носят не только сетевой, но и революционный характер. Сегодня НПО, вез­десущие и быстрые, врываются в мир неповоротливых госу­дарственных бюрократий, ведя с ними то, что американский теоретик Д. Аркилла и др. именуют «сетевой войной» и относят к конфликту, связанному с информацией (Arquilla J., Ronfeldt D. Networks and Netwars: The Future of Terror, Crime, and Militancy. RAND, 2001). Ведущиеся действия могут концентрироваться на мнении элиты, мнении масс или на том и другом вместе, и включают в Беларуси:

  • меры дипломатического характера,
  • содействие диссидентским и/или оппозиционным движениям,
  • массовые уличные пропагандистские и психологические кампании,
  • кампании в средствах массовой информации,
  • внедрение в компьютерные сети и базы данных,
  • деятельность в области политики, культуры и экономики.

По оценкам белорусских властей, из 820 иностранных НПО, действовавших на территории страны на начало 2000-х гг. (США представляли 84 организации), более 50 «оказывали крайне негативное воздействие на развитие Республики Беларусь и подрывали её безопасность». О том, кто дёргает ниточки этой сети, ещё в июле 2003 года официально заявил глава Агентства по международному развитию (USIAD), не­когда бывшего подразделением разведки США, Э. Натсиос: «Люди, получающие помощь по каналам NGOs, не знают, что за большинством гуманитарных проектов стоит американское правительство… это возмутительно…»

Заявление стало следствием решения администрации президента США о «кардинальном улучшении имиджа Америки за рубежом». Одну из главных ролей в этом процессе американские чиновники отвели НПО, которым было официально предложено прекратить в любой форме критику Белого дома и стать «рукой Вашингтона». То есть официально объявить, что их деятельность является частью внешней политики США (Само USIAD также не сидит сложа руки, занимаясь совме­стно с фондом Сороса финанси­рованием обучения специалистов по управлению т.н. неза­висимыми СМИ для стран Восточной Европы, в т.ч. Беларуси).

В Беларуси приоритеты западных НПО – координация и управление ими же оплаченной деятельностью политизированных структур. Это даже не скрывается. Например, отвечая на вопрос корреспондента «Немецкой волны» (6.08.2006) о результатах западной политики по поддержке демократии в Беларуси, экс-глава западногерманской разведки и консультативно-наблюдательной группы ОБСЕ в Минске Ганс-Георг Вик с немецкой прямотой заявил: «Если существующие в Беларуси демократические силы не будут финансироваться из-за рубежа, они станут маргинальными и исчезнут вообще…»

О том, что в Беларуси США и западными НПО используется та же тактика, что и в Зимбабве против националистического режима Мугабе, можно узнать не только из белорусских государственных СМИ, но и, например, из аналитического материала группы German Foreign Policy.com «14 миллионов евро за переворот».

Структурно принцип организации действующих против РБ прозападных НПО – сетевой, функционально – роевой. Активные («боевые») единицы» можно назвать «мошками» – по функциональному признаку или «атомами» – по структурному. В роли их могут выступать как НПО, так и отдельные индивиды. Грамотно организованные пульсирующие роевые атаки этих единиц – главная угроза управленческой иерархии.

В Беларуси стимулирование (в т.ч. материальное) роста «третьего сектора» на первых этапах активно осуществлялось по линии IREX (International Research and Exchanges Board,), фондов МакАртура и «Евразия» (McArthur Foundation, Eurasia Foundation), программы «Альянс партнёрства Каунтерпарт» (САР), финансировавшейся Агентством США по международному развитию и ставшей после закрытия белорусскими властями представительства IREX одним из сетевых «узлов», координирующим усилия по повышению социально-политической активности белорусских НПО. По сути дела, «Альянс» не столько расширял сферу гражданского общества в Беларуси, сколько задавал параметры его развития, в соответствии с рекомендациями администрации США.

В этот процесс активно включились структуры с территории Литвы, вроде Международного республиканского института (IRI), Германии – вроде Фонда Фридриха Эберта, финансируемого федеральным правительством, и Польши, где функционируют десятки финансируемых Западом НПО, ведущих активную деятельность в Беларуси, вроде фонда «Образование для демократии», «Институт в поддержку демократии в Восточной Европе», «Польско-американский фонд свободы» и др. Польскими НПО, активно сотрудничающими со структурами США и западными правозащитными организациями, была создана рабочая группа «Заграница». Основная цель – реализация программ по продвижению демократии и формированию «гражданского общества» в государствах Центральной и Восточной Европы. Приоритеты деятельности немцев и поляков – образовательные семинары, которые, если верить организаторам, «способствуют повышению общего уровня политической культуры участников».

Координацией и управлением деятельностью политизированных НПО в 2000-е гг. занималась крупная американская некоммерческая организация Национальный демократический институт (NDI, координировал программы по Беларуси Д. Хованский), патронировавшая САР (финансирование «Партнёрства», которое должно было осуществлять в 2006 году «параллельное наблюдение за выборами» президента РБ, шло через киевское отделение NDI под руководством гражданина США Дэвида Гамильтона, на эту деятельность США выделили в том же году 12 млн. долларов), известная своей специфической деятельностью по всему миру и тесным сотрудничеством с USIAD и National Endowoent for Democracy (NED). Этот вроде бы некоммерческий американский фонд-институт финансируется из правительственных источников (вроде того же USAID) и, в свою очередь, выступает спонсором политизированных формирований.

По данным белорусских госСМИ, после перевыборов А. Лукашенко на очередной срок, конгресс США принял в декабре 2006 года законопроект, предусматривавший выделение в 2007 и 2008 годах из бюджета более 55 млн. долларов на поддержку «демократических процессов» в Беларуси. Из них 20 млн. ежегодно – на содействие «демократическому строительству», включающему поддержку «неправительственных и международных обменов», и 7,5 млн. – на теле- и радиовещание. В определённой степени гранты можно классифицировать, как иностранную безвозмездную помощь, поступающую в Беларусь и регистрируемую департаментом по гуманитарной деятельности Управления делами Президента РБ. Согласно электронной базе этого ведомства, начиная с 2004 года, белорусские юридические и физические лица получили из-за рубежа за 3,5 года в виде безвозмездной помощи около 350 млн. долларов.

За полгода до украинских событий 2004 г. президент американского фонда NED Карл Гершман, оценивая как среднюю возможность повторения в Беларуси сценария грузинской «революции роз», в интервью газете «Комсомольская правда» в качестве основных, необходимых для этого факторов выделил следующие:

  • наличие у белорусской оппозиции популярного лидера;
  • степень вовлечённости в события международного сообщества;
  • степень подконтрольности выборов зарубежным наблюдателям.

Стратегическая цель как западных, так и местных оппозиционных НПО состоит в радикальном изменении существующей системы власти и управления хозяйствованием посредством более эффективной подготовки и последующей успешной сдачи избирательного «теста» и отстранения А. Лукашенко от власти. В процессе президентских избирательных кампаний 2001, 2006 и 2010 гг. эта цель достигнута не была, т.к. отсутствовали первый и отчасти третий факторы. В то же время тактическая цель – плавная трансформация режима в прозападном ключе – на наш взгляд, успешно реализуется.

Это следствие того, что, невзирая на постоянные многолетние провалы прозападной оппозиции и её кандидатов на выборах всех уровней, Беларусь ежедневно сталкивается с «мягкой силой» роёв вроде бы не связанных друг с другом фондов, общественных объединений, комите­тов «в защиту чего-то», по­литических движений, «независимых» СМИ, сайтов… «Независимых», но действующих невероятно согласованно извне и изнутри республики. Одни части сети заняты финансами, другие – информа­цией и коммуникациями, третьи – безопасностью, четвёртые – «правозащитной» деятельностью и т.д.

Американцы работают в РБ не столько с конкретными лицами и структурами, сколько с общественным мнением, формируя его с помощью этих лиц и структур и не зацикливаясь на персоналиях оппозиционеров и политических кампаниях вроде избирательных. Запад вкладывает не в переделку производственных фондов, а в переделку мозгов и мировоззрения общества и политэлиты. Это более рационально, экономично и эффективно, чем вкладывать в белорусскую экономику миллиарды долларов, подобно России. И не останавливает интервенцию интересов США на территорию РБ, даже после очередного провала их ставленников на выборах или нейтрализации минскими властями отдельных проводников «мягкой силы» Вашингтона, вроде запрещённого IREX или арестованных оппозиционеров, реальный электоральный рейтинг которых колеблется в пределах статистической погрешности.

Одно из главных следствий подобной тактики – постепенное исчезновение к началу 2010-х гг. различий в идейно-мировоззренческом плане между записными оппозиционерами-западниками и функционерами режима. У Запада постепенно исчезает необходимость содержать в Беларуси оппозицию при возможности сотрудничать напрямую с властями, т.е. чиновниками, чья прозападная позиция на деле мало чем отличается от того, что декларируют на словах финансируемые Западом оппозиционеры. Заявления о нецелесообразности финансирования белорусских оппозиционеров и «правозащитников» с Запада, прозвучавшие из уст президента Литвы и некоторых представителей Евросоюза в 2011-2012 гг., выдача счетов этих оппозиционеров белорусским спецслужбам их коллегами из Польши, Чехии и Прибалтики, а также заявления Д. Грибаускайте (23.05.2011) о недопустимости экономических санкций против Беларуси – лишь очередное свидетельство тому.

Сегодня главными недоброжелателями белорусского режима являются не малочисленные увешанные пёстрыми лозунгами-флажками прозападные «оппозиционеры», лишь создающие нужный идеологический фон, а разделяющие их идеи, примерные функционеры системы, номенклатура с двойной моралью, чья технология власти и существования определяется принципом «с их лозунгами – к нашим целям». Главные могильщики режима А. Лукашенко – не те, кто устраивает безрезультатно-бутафорские «акции протеста», а те, кто тихо делает карьеру внутри режима, презирая его, чтобы в час икс предать окончательно.

Благодаря воздействию «мягкой силы» Вашингтона и Брюсселя, у этих чиновников сегодня два идейных ориентира – Запад, благодаря которому, как им кажется, они смогут работать, «как здесь», и получать, «как там», и «свои хлопцы» – ментально близкая им прозападная интеллигенция. Имеется и два ориентира моральных – карьера и неуклонный рост собственного благосостояния, на практике выглядящие скорее аморальными.

Источник

  

Постоянный адрес статьи: http://ru-an.info/news/2773/