March 29th, 2014

Руан, новости украины, новости мира, новости россии

Прыжок в шестое поколение

Дмитрий Рогозин, 29 марта 2014
Социальное развитие России в наибольшей степени зависит от уровня развития производительных сил, т.е. от обладания высоким уровнем образования, передовой наукой, эффективным, высокотехнологичным и экологичным производством...

 

Прыжок в шестое поколение

Автор – Дмитрий Рогозин

Дмитрий Рогозин и «Фонд перспективных исследований» ищут креативных специалистов-технарей по всей стране…

Мировой статус любого государства тем выше, чем больше в нём рождается и проявляется высококлассных специалистов, способных на научные прорывы. В современном мире знания сами по себе становятся оружием зачастую не менее значимым, чем привычные виды вооружений.

Меняем станок на цифру

Весь мир, и наша страна в том числе, вступают в эпоху шестого технологического уклада. Именно он по прогнозам специалистов через 25-30 лет станет доминирующим в экономике развитых стран. Технологический уклад – это определённый уровень развития производительных сил, совокупность сопряжённых производств, имеющих единый технологический уровень и развивающихся во многом синхронно. Это важнейший термин теории научно-технического прогресса.

Напомню, что сегодня основная часть производственных мощностей России находится на стадии четвёртого технологического уклада, битву за который СССР в своё время успешно выиграл. И если в США уже около 60% производств действуют в рамках пятого уклада, то у нас эта цифра ограничивается пока всего 10%. Вот почему именно качественный прорыв сразу в шестой ТУ, минуя технологии пятого поколения, является для нас стратегически важным вызовом.

Уже сегодня очевидно, что базовыми отраслями шестого ТУ станут био- и нанотехнологии, методы генной инженерии, мембранные и квантовые технологии, наноэлектроника, нанофотоника, молекулярная фотоника, наноматериалы и наноструктурированные покрытия и другие. А производство как самих товаров массового потребления, так и средств их производства будет осуществляться так называемыми цифровыми фабриками, которые позволяют максимально индивидуализировать производство, приспосабливая товар под потребности конкретного человека.

И здесь возникают очевидные вопросы: а какой работник потребуется для обслуживания подобных цифровых фабрик и где его взять? Уже сейчас понятно, что речь пойдёт, прежде всего, о проектировщиках, способных генерировать «производство по запросу», программистах-переводчиках созданного продукта в цифровой код, введение которого в систему приведёт к созданию готового изделия. Понадобятся и другие, прежде всего, технические специалисты, способные эффективно обслуживать становящуюся всё более роботизированной, автономной и «умной» технику, вплоть до взаимодействия с искусственным интеллектом. И сегодня мне хотелось бы подробнее поговорить о том, каким образом наша страна могла бы выучить и обрести подобных и иных специалистов, остро требующихся ей для поступательного развития в рамках шестого ТУ.

Кадры решают всё

Эти слова, сказанные почти 80 лет назад Сталиным, стали и лозунгом, и руководством к действию. Сохранили они свою актуальность и сегодня. По моему убеждению – залог процветания нашей страны, наш главный стратегический ресурс, способный вывести Россию в мировые лидеры, – это наши сограждане, их способности и таланты, высокий интеллект, умение нестандартно мыслить и не бояться решать самые сложные задачи. Создать для наших специалистов комфортные условия жизни и работы, стимулировать тех, кто уехал, вернуться в страну, – наш первейший приоритет. Только собрав все свои силы в единый мощный кулак, приведя нашу систему образования и науку к требованиям времени, мы сможем осуществить задуманное.

По данным консалтинговых агентств, сегодня на рынке труда в России имеет место острый дефицит инженеров и квалифицированных технических специалистов, особенно характерный для регионов с развитой промышленностью. Например, такой голод остро испытывают промышленно развитые Ленинградская и Калужская области, где открыли свои представительства крупные западные автогиганты. Здесь (да и не только здесь) идёт настоящая «охота за головами» квалифицированных работников, будущих инженеров разбирают уже со второго-третьего курсов ВУЗов. И это притом, что техническим специалистам обычно предлагают зарплату на 40-45% выше средней по региону, расширенный соцпакет и широкие возможности для дополнительного обучения и карьерного роста. Одна из основных проблем здесь в том, что только треть выпускаемых ВУЗами «технарей» идут работать по специальности, остальные ищут применение своим талантам в других сферах, в том числе, стремятся открыть собственный бизнес.

Серьёзную обеспокоенность нарастающим дефицитом технических специалистов ещё в 2010 году высказал в своей статье, опубликованной в немецкой Suddeutsche Zeitung, Владимир Путин, отметив, что это проблема не только России, но и стран ЕС. По его мнению, всё меньше талантливых молодых людей стремятся получить техническое образование, потому «что не видят для себя перспектив в качестве инженеров или квалифицированных рабочих». Словно вторя ему, эксперты отмечают значительный дисбаланс между популярными профессиями и востребованными, и, следовательно – дисбаланс в предпочтениях абитуриентов при выборе будущей специальности. Так, по данным социологов, большинство россиян остаются уверенными, что наличие диплома юриста, экономиста или менеджера гарантирует в будущем высокий социальный статус и стабильный доход. В реальности же наиболее перспективной на сегодня по совокупности факторов является профессия IT-специалиста, на втором месте, как ни странно, – инженера.

Казалось бы, вывод прост: следует возродить советский опыт массового производства выпускников различных инженерно-технических специальностей и дело с концом. Однако здесь препятствием встаёт переход отечественного высшего образования на систему бакалавриат-магистратура.

По мнению авторитетных учёных (в том числе академика РАН, лауреата Государственных премий СССР и России в области науки и техники Е.Н. Каблова), из бакалавра, в связи с отсутствием практики, вряд ли получится сделать хорошего «технаря». А ведь в магистратуру поступают далеко не все. Так почему бы нам в этом вопросе, вместо копирования не всегда подходящих нам западных образцов, не обратиться к собственному, вполне успешному прошлому опыту?

Советский опыт глазами НАТО

Передо мной – доклад доктора Ц.Р.С. Мэндерса «Научно-техническое образование и кадровые резервы в СССР», озвученный им 22-23 апреля 1959 года на заседании Комитета по вопросам науки Совета Североатлантического союза (НАТО). В нём он отмечает, что при своём создании Советский Союз столкнулся с «огромными трудностями»: отмечался дефицит продовольствия, широко была распространена неграмотность. «Сорок лет назад безнадёжно не хватало обученных кадров, чтобы вывести советский народ из трудной ситуации, – отмечает д-р Мэндерс, – а сегодня СССР оспаривает право США на мировое господство... Это достижение, которое не знает равных», – заключает он.

С американским экспертом трудно не согласиться. И даже не столько в его высокой оценке достижений молодого советского государства, сколько в главном выводе, к которому он приходит по итогам своего анализа – ключевую роль в случившемся рывке сыграло развитие в СССР научно-технического образования.

Советские руководители отлично понимали, насколько страна нуждается в грамотных инженерах, конструкторах, изобретателях и разработчиках. Перед нашим образованием стояла задача их подготовить, причём на бесплатной основе. И оно с ней справилось. В годы «застоя» притчей во языцех был ныне замалчиваемый факт о том, что средний советский десятиклассник по знанию технических дисциплин одной левой укладывал на лопатки американского студента-третьекурсника из ведущего профильного ВУЗа. Недаром президент США Р. Рейган как-то обмолвился, что «самое мощное оружие русских – это их образование».

Оценка неудивительна, если вспомнить, что американская система ориентирована на подготовку в основном «ремесленников», способных не особенно задумываясь выполнять требуемый набор действий. Наша система готовила специалистов, способных мыслить глубоко, широко и разносторонне, в различных областях, зачастую на их стыках. Именно такая подготовка способствовала появлению не имеющих мировых аналогов разработок. Такие разработки остро нужны стране и сегодня. Для этого не хватает главного – разработчиков.

Возвращение неблудных сыновей

Задача заняться воспитанием новых научно-технических кадров для российской оборонки (и не только) поставлена мною перед «Фондом перспективных исследований». Напомню, что он создан в конце 2012 года. Его основная задача: содействовать осуществлению научных исследований и разработок в интересах обороны страны и безопасности государства, связанных с высокой степенью риска. А также достижение качественно новых результатов в военно-технической, технологической и социально-экономической сферах.

Иными словами, Фонд организует поиск, отбор и апробацию прорывных оборонных технологий и технологий двойного назначения. Эта организация работает по совершенно новой для нашей страны методике – реализует свои проекты, создавая на базе крупнейших научно-исследовательских и производственных центров свои лаборатории, осуществляющие высокорисковые исследования по основным направлениям научно-технического прогресса. И подход здесь такой: каким бы большим ни был НИИ или предприятие, сколько бы тысяч человек на нём ни работало, проектом Фонда занимается небольшая лаборатория из нескольких десятков человек, которая непосредственно замыкается на научного руководителя института или генерального конструктора завода.

Естественно, работа ведётся на новейшем оборудовании, в лабораториях Фонда занята преимущественно молодёжь. Финансирование деятельности лабораторий осуществляется абсолютно прозрачно и полностью подотчётно. Это позволяет формулировать для учёных достаточно амбициозные проектные задания с возможностью для них работать на перспективу – от трёх и более лет.

Сегодня очевидно, что достичь прорыва на тех или иных технологических направлениях без мощной концентрации научных и производственных ресурсов будет крайне затруднительно или попросту невозможно. Поэтому одна из задач Фонда – найти центры компетенции в самых различных областях, сплотить на их основе молодых учёных, конструкторов, разработчиков передовых научно-технических идей и попытаться воплотить их проекты в опытные образцы.

Основной движущей силой этого процесса, как я уже говорил, должна стать молодёжь. Тем более, что подобные прецеденты (высокоэффективного решения сложнейших задач в крайне сжатые сроки) в нашей стране были. Вспомним, что в 40-е годы прошлого века наш ВПК поднимал молодых людей в возрасте 30-35 лет, чьи имена впоследствии составили мировую славу отечественной оборонки. А значит, у нас есть реальная надежда воспитать и новых Королёвых, и новых Келдышей, и новых Калашниковых.

Нестандартность и привлекательность предлагаемых Фондом условий можно проиллюстрировать и тем, что для работы в его лабораториях из-за границы возвращаются молодые специалисты, нередко уже потерявшие надежду быть востребованными в России. Кроме того, совместная работа в рамках лабораторий ФПИ позволяет аккумулировать знания и навыки, обмениваться опытом специалистам, ранее работавшим зачастую в разных частях света. А это способно давать ошеломляющие результаты.

Приведу и конкретный пример. Молодой перспективный российский учёный-физик Александр Барышев, начавший свою научную деятельность младшим научным сотрудником Физико-технического института им. А.Ф. Иоффе в Санкт-Петербурге, защитив кандидатскую диссертацию, оказался в Японии, где с 2003 года вёл активную научно-исследовательскую работу в Технологическом университете г. Тойохаши. Сегодня он возвращается в Россию, чтобы возглавить экспериментальную группу по исследованию свойств плазмонных структур для квантового усиления излучения лаборатории наноплазмоники, созданной «Фондом перспективных исследований» на базе ВНИИА им. Н.Л. Духова. И этот пример, что отрадно, далеко не единственный.

Фактически можно вести речь о том, что перед Фондом стоит задача создать своеобразный социально-технологический лифт для молодых и дерзких коллективов, которые действительно хотят основательно заниматься серьёзным, перспективным делом. В этих вопросах Фонд активно сотрудничает с Министерством образования и науки РФ. Так, в феврале 2014 года между ними было заключено соглашение о взаимодействии, открывающее дорогу широкому созданию лабораторий Фонда в ведущих подведомственных министерству университетах. Выражаю надежду, что это станет ещё одним шагом для привлечения нашей талантливой молодёжи в сферу научных исследований и технологических разработок.

Учиться будем за границей

Разумеется, только деятельностью ФПИ проблему воспитания кадров для шестого технологического уклада в России не решить. Сегодня очевидно, что львиную долю работы по прорыву страны на новые технологические высоты должны и могут сделать «практические технари» – выпускники так называемой системы профтехучилищ. Главной задачей последних была и остаётся подготовка квалифицированных рабочих, которые могли бы успешно работать на современной технике, знали бы технологию производства, умели управлять сложными технологическими процессами. Постоянно усложняющиеся технологии ведут к неизменному возрастанию требований к рабочим-профессионалам. И здесь мы сталкиваемся с ещё одной серьёзной проблемой.

Действующая, отраслевая и во многом привязанная к потребностям конкретных производственных предприятий (раньше большинство выпускников ПТУ и техникумов заранее знали, что пойдут работать на тот или иной завод) система профтехобразования сегодня испытывает значительные трудности. В нынешних средних специальных учебных заведениях вынуждены зачастую обеспечивать обучение будущих квалифицированных рабочих на морально устаревшем оборудовании. Понятно, что при таких вводных наш путь к шестому ТУ может растянуться на десятилетия. А люди, которые не просто умели бы работать на новейшем оборудовании, создавать его новые образцы, а и понимали бы сам дух и философию новых форм производства, необходимы стране сейчас.

Очевидно, что со столь масштабной проблемой одним махом не разделаться. Поэтому предлагаю подумать над проведением федерального образовательного эксперимента. Его суть – создание в стране трёх-четырёх (например, по одному в Центральном, Уральском, Сибирском и Дальневосточном федеральных округах) «профтехучилищ шестого уклада». Иными словами – крупных учебно-производственных центров цифрового производства, которые позволяли бы учащимся не только получать технологические знания уровня шестого ТУ, но и практически применять их здесь же, на «цифровых фабриках».

Мы бы не только начали целенаправленно формировать социальный слой «технарей» новейшего поколения, но и получили бы возможность приблизиться к пониманию того, что это будет в перспективе за социальная группа, какие у неё будут приоритеты и потребности, какое место она может занять в социальной структуре общества.

В рамках стоящих перед нами задач не следует забывать и о такой форме практического обучения, как погружение в уже созданные среды шестого ТУ. В своё время Пётр Великий личным примером обучения делу кораблестроения в Европе придал мощный импульс развитию в России целых производственных отраслей, создал с нуля боеспособный флот и вывел страну на уровень великой морской державы. Так почему бы и сегодня нам не направлять своих «технарей» обучаться технологиям шестого уклада за границу за счёт государства, при условии их дальнейшей работы на Родине?

На мой взгляд, обучение за рубежом можно было бы сочетать с приглашением преподавателей ведущих иностранных ВУЗов в Россию. А также приглашением на работу к нам лучших иностранных выпускников с выдачей им российского гражданства.

Задачи по математике

Всё вышесказанное не отменяет простого вопроса: с чего же всё-таки начинать? Ещё Руссо говорил, что «самое трудное – это начало». И начинать здесь, как мне представляется, придётся со школы.

В сегодняшней школьной программе (особенно, по сравнению с советским периодом) заметно сокращено преподавание основных технических дисциплин – математики и физики. В то же время учёные пришли к выводу, что именно изучение математики формирует у ребёнка способность к логическому мышлению или, как говорят программисты, по-своему, «форматирует мозг». А занятия физикой в наибольшей мере способствуют формированию будущего научного мировоззрения. Не говоря уже о том, что как раз физико-математические науки служат основой научно-технического прогресса, в том числе и в рамках шестого ТУ. Подавляющее большинство перечисленных мною в начале статьи его базовых отраслей так или иначе связаны с физикой. А значит, в наших коренных интересах поднять изучение физики и математики в школе на качественно новый уровень.

И начать здесь можно было бы с того, чтобы увеличить число часов преподавания естественных наук в старших классах российских школ и, соответственно, видоизменить систему подготовки и переподготовки учителей – физиков и математиков. (О важности последнего можно судить по тому, что только на 2014 год правительство США выделяет дополнительно 5 млрд. долларов на переподготовку школьных учителей-естественников). Сюда же можно отнести возрождение на новом уровне системы так называемых специализированных физико-математических школ (лицеев, колледжей) – этими вопросами в рамках своей компетенции могли бы заняться руководители субъектов Российской Федерации. Нам нужно подумать, как стимулировать развитие школьного олимпиадного движения по физике, математике, химии, биологии; расширить число получаемых их победителями и призёрами бонусов (от приоритетного поступления в профильные ВУЗы до денежного вознаграждения и т.д.). Иными словами, сделать всё, чтобы глубоко и предметно изучать естественные науки стало, как выражается нынешняя молодёжь, «круто» ещё со школы. Очевидно, что потребуются и иные меры.

* * *

Разумеется, данная статья не является исчерпывающей для такой сложной и многогранной темы, как формирование кадрового потенциала для обеспечения шестого технологического уклада в нашей стране, и автор не испытывает по этому поводу никаких иллюзий. Скорее, её следует рассматривать как некую вводную в тему, приглашение к обсуждению насущного для всех нас вопроса.

Досье «РГ»

Нанофотоника – одно из самых перспективных направлений нового технологического уклада. Замена передачи информации с помощью электрических или электромагнитных импульсов на передачу их при помощи световых волн – станет поистине революционным событием. При этом нанофотоника не заменит электронику, она её существенно дополнит и расширит её возможности. Использование фотонов при передаче и обработке информации позволит создавать компьютеры, превосходящие по быстродействию самые мощные из ныне действующих в сотни раз. При этом суперЭВМ будут в тысячи раз меньше по размерам. Революция произойдёт на бытовом уровне. Обычный смартфон, например, станет иметь оптическую память в десятки терабайт и поистине световую скорость обработки информации.

Плазмоника – ещё одно направление нового технологического уклада. Плазмонные наноструктуры станут базовыми при создании различных сенсоров. Они также смогут создавать очень компактные и очень мощные солнечные батареи, в которых энергия нашего светила преобразовывается в электрический ток.

Генная инженерия нового уклада не будет пытаться улучшить человека – творение Бога. Многие считают это противоестественным и даже опасным для людей занятием. Генетика будущего позволит выращивать запасные части для человеческого организма на основе клеточного материала «первоисточника». То, что в кинофильме «Пятый элемент» воспринималось как фантастика, станет реальностью.

Принтерная печать практически любых инженерных конструкций станет обычным делом. Не надо будет строить крупные заводы, наносящие вред экологии. Несколько современных быстро собираемых и столь же быстро разбираемых корпусов можно насытить оборудованием, которое станет печатать любой товар, потребность в котором есть именно здесь и сейчас. Одежду под размеры конкретного человека, сельскохозяйственный инвентарь, автомобили, технику, в том числе – боевую.

Источник

  

Постоянный адрес статьи: http://ru-an.info/news/2944/
Руан, новости украины, новости мира, новости россии

Запад боится и ненавидит Россию

Редакция, 29 марта 2014
Сионистская мафия сотни лет старательно приучает весь мир бояться и ненавидеть Русь – основу цивилизации нашей планеты. Сегодня мы видим плоды их усилий: люди на Западе просто живут ненавистью, без каких-либо значимых причин...

 

Станет ли присоединение Крыма первым в длинном ряду?

Автор – Тьерри Мейсан

За напускными охами и вздохами Запада в связи с присоединением Крыма к Российской Федерации, куда важнее знать, идёт ли при этом речь об одиночном событии или нас ожидает повальное шествие восточной Европы в сторону Москвы. Брюссельская бюрократия, не имея возможности предложить своим клиентам ничего более, кроме рабского ей повиновения, опасается, как бы последние не поддались соблазну свободы и подаркам Москвы.

На Западе продолжают вопить о «вооружённой аннексии» Крыма Россией. По их утверждениям, Москва возвращается к доктрине Брежнева и угрожает суверенитету не только тех стран, которые входили в состав бывшего СССР, но и странам бывшего Варшавского Договора. Она собирается ввести в них свои войска, как это произошло в Венгрии в 1956 году и в Чехословакии в 1968 году.

Правда ли это? Очевидно, на Западе понимают, что для них это не является непосредственной угрозой. Если они на словах уподобляют «аннексию» Крыма Владимиром Путиным аннексии Судет Адольфом Гитлером, они не думают, что мы движемся к Третьей мировой войне. Они поэтому предприняли всего-навсего теоретические санкции против нескольких российских должностных лиц, включая крымских, заблокировав их счета на случай, если им вздумается их открыть в западных банках, и запретив им въезд в страны ЕС, если на них найдёт такая охота. Пентагон направил 22 ударных самолёта в Польшу и страны Балтии, но это всего лишь жестикуляции, и он не намерен на данный момент предпринимать что-то большее.

Что же происходит на самом деле? После падения Берлинской стены 9 ноября 1989 года и последовавшей за этим 2 и 3 декабря встречи на Мальте, Соединённые Штаты не прекращали продвижения на восток, в нарушение своих обещаний включая в состав НАТО одно за другим все европейские страны, за исключением России. Этот процесс начался несколько позже, на Рождество 1989 года со свержения Чаушеску в Румынии и замены его на другого коммунистического деятеля, одномоментно ставшего либералом, Иона Илиеску. Впервые ЦРУ осуществило государственный переворот на глазах у всего мира, показав «революционную» инсценировку по новому телеканалу CNN International. Это стало началом целой серии таких постановок. Все два десятка следующих операций проводились зачастую такими же мошенническими способами: Албания, Восточная Германия, Азербайджан, Босния Герцеговина, Болгария, Хорватия, Эстония, Грузия, Венгрия, Косово, Латвия, Литва, Македония, Молдавия, Черногория, Польша, Сербия, Словакия, Словения, Чехия и Украина.

По итогам саммита на Мальте не было подписано никакого документа, но президент Буш-старший, по советам Кондолизы Райс, дал устное обещание, что государства Варшавского блока не будут приниматься в состав НАТО. На самом деле, Восточная Германия вошла в неё де факто в результате воссоединения с Западной Германией. Дверь, таким образом, была приоткрыта, и сегодня 12 государств – бывших республик СССР и членов Варшавского Договора вошли в НАТО, а другие ожидают приёма в состав этого альянса.

Однако не всё коту масленица. Мощь НАТО и его гражданского прикрытия – Европейского Союза – поколеблена. Конечно, альянс никогда не имел в своём составе такое количество стран, но его вооружённые силы мало эффективны. Он может действовать на небольших ТВД , таких как Афганистан, но не в состоянии вступить в войну против Китая или России, не будучи уверенным в том, что не проиграет её, как это случилось этим летом в Сирии.

В конечном счёте, Запад ошарашен внезапностью и решительностью России. Во время зимних Олимпийски Игр в Сочи Владимир Путин стоически воздерживался от комментариев по поводу событий на Майдане. Но он стал действовать сразу же, как только у него были развязаны руки. Всем стало ясно, что он перепутал агрессорам все карты, и что он молчал, но не бездействовал. За считанные часы пророссийские силы нейтрализовали в Крыму сторонников Майдана и в Симферополе к власти была приведена настроенная пророссийски команда. Новое правительство провело референдум о статусе Крыма, который продемонстрировал единодушное стремление жителей, включая крымских татар, воссоединиться с Россией. Затем российские официальные власти объявили пленными всех солдат, считавших себя принадлежащими к украинским вооружённым силам, вместе с их вооружением. И всё это было сделано без единого выстрела, за исключением пронатовского снайпера, который был арестован в Симферополе после убийства им двух человек с каждой из сторон.

20 лет назад крымчане проголосовали бы против России. Но сегодня их свобода больше гарантируется Москвой, чем Киевом, где треть правительства состоит из нацистов, а остальные две трети – ставленники олигархов. Кроме того, их экономика, бывшая на грани банкротства, была немедленно поддержана Банком Россия, тогда как Киев, несмотря на обещанные кредиты МВФ, Соединённых Штатов и ЕС, обречён на долгую нищету. Совсем необязательно говорить на русском языке, чтобы сделать этот выбор, и крымские татары, несмотря на западную пропаганду, сделали этот выбор так же, как и русскоговорящие. Таким же стал выбор и 88% украинских военнослужащих, дислоцированных в Крыму и перешедших на сторону Москвы с твёрдым желанием привести к себе свои семьи и получить российское гражданство. Таким же стал и выбор 82% украинских моряков, находящихся в плавании, обрадовавшихся тому, что они вновь могут стать российскими гражданами. Они перешли на сторону Москвы вместе с кораблями, хотя их к этому никто не принуждал.

Свобода и процветание, которые Запад в течение почти 70 лет использовал как предметы торга, перекочевали в другой лагерь. Здесь не утверждается, что Россия идеальная страна, однако для крымчан, а по сути дела и для большинства европейцев она более привлекательна, чем Западная Европа. Вот почему признание независимости Крыма и его присоединение к Российской Федерации знаменуют собой возврат маятника. Впервые бывший советский народ свободным изъявлением признаёт власть Москвы.

Больше всего европейцы боятся того, что это событие будет иметь такие же последствия, что и падение Берлинской Стены, только в другом направлении. Разве трудно себе представить, что государства-члены НАТО, например Греция, или члены Европейского Союза, например, Кипр, не последуют по тому же пути? Западный лагерь сразу же распадётся и погрузится в глубокую рецессию, как это произошло с ельцинской Россией.

Кроме того, не преминёт возникнуть и вопрос о жизненности самих Соединённых Штатов. За разрушением СССР неминуемо должен был бы последовать и распад его врага и, как бы там ни было, партнёра, ибо обе супердержавы существовали лишь как два полюса. Но этого не произошло. Вашингтон, избавившись от своего соперника, бросил все силы на завоевание мирового господства, глобализировал экономику и установил Новый мировой порядок. Советскому Союзу потребовалось два года и один месяц для полного распада после падения Берлинской Стены. Увидим ли мы в ближайшем будущем распад Соединённых Штатов и Европейского Союза, о чём пророчит Игорь Панарин из Московской дипломатической академии? Падение будет тем стремительней, чем быстрее Вашингтон прекратит субсидировать своих союзников, а Брюссель свои структурные организации.

Не нужно бояться России. Россия – имперская держава, а не империалистическая. Если Москве иной раз и хочется одёрнуть малые государства, которые находятся под её покровительством, она не намерена добиваться гегемонии силой. Её военная стратегия – это «недопустимость доступа» на свою территорию. Её вооружённые силы не имеют равных по противовоздушной и морской обороне. Они обеспечивают надёжную защиту от бомбардировщиков и авианосцев. Но они не нацелены на завоевание мирового господства и не рассредоточены на бесчисленных военных базах по всему миру.

Особенно странно слышать, что Запад не признаёт присоединение Крыма к России, как противоречащее международному праву и конституции Украины. Но разве не он разрушил СССР и Варшавский Договор? И разве не он сверг конституционную власть в Киеве?

Германский министр иностранных дел Франк-Вальтер Штайнмайер жалуется на пресловутое желание России «разделить Европу на две части». Но Россия освободилась от советской бюрократической диктатуры и не намерена восстанавливать Железный занавес. Скорее Соединённые Штаты хотят разделить Европу на две части, чтобы предотвратить бегство на Восток. Новая бюрократическая диктатура теперь установилась не в Москве, а в Брюсселе, и зовут её Европейский Союз.

Вашингтон делает всё, чтобы сохранить своих союзников и не дать им уйти в другой лагерь. Для этого он размещает свои ракеты в Польше, Румынии и Азербайджане. Он больше не делает тайну из того, что его «щит» никогда не предназначался против иранских ракет, а всегда служил средством нападения на Россию. Он пытается также подтолкнуть своих европейских союзников на принятие экономических санкций, которые парализовали бы весь континент и способствовали утечке капиталов ... в Соединённые Штаты.

Пентагон осуществляет глубинный пересмотр своей стратегии и рассматривает возможность сосредоточить основные силы на Дальнем Востоке, то есть переместить туда свои войска из Европы и Ближнего Востока, ввиду войны с Китаем. Как бы то ни было, любое изменение кардинальной стратегии в ближайшей перспективе ещё больше дезорганизует его вооружённые силы. А Москву не нужно долго упрашивать – она настороженно наблюдает за тем, что происходит на востоке Украины. И в Приднестровье, а почему бы и нет?

Источник

 

Основы геополитической русофобии для начинающих, или Зачем им с нами воевать

Автор – Булат Хабибуллин

Изучение мнений в соцсетях и в комментариях к СМИ последних недель показывает, что антигосударственно (то есть, по их собственному мнению, свободно) мыслящие граждане остались в меньшинстве. Крымское воссоединение провело между истинно антигосударственно мыслящими свободолюбцами и всеми остальными чёткую черту. Антигосударственники сейчас перешли в оборону: они сражаются уже не за то, чтобы переубедить других, а за то, чтобы удержаться в своей вере самим. По наблюдениям, наиболее распространённый вопрос защищающегося антигосударственника звучит так: «У вас злобный Запад спит и видит, как бы сгубить Россиюшку и натравить на неё украинских братушек. А вот ты можешь объяснить, зачем это Западу?».

В мировоззрении данных граждан – для того чтобы можно было поверить во враждебность Запада, некие его инстанции или авторитеты должны сами эту враждебность задекларировать. К счастью, инстанции и авторитеты Запада этим неоднократно занимались. Ниже – краткое теоретическое обоснование, с помощью которого геополитики атлантического региона разъясняют необходимость борьбы с нашей страной.

…Геополитика, напомним, – это взгляд на борьбу за существование с точки зрения использования географических преимуществ. Подобрались к такому взгляду немецкие географы, а развили и проработали – британские и американские военные и политики. Так что взгляд получился предельно реалистическим и прагматичным. Англосаксонские отцы-основатели геополитики уже много лет назад придумали, как захватить мир самим и не дать этого сделать другим. Все эти мысли и планы открыто озвучиваются уже примерно 150 лет, записаны в книгах и претворяются в жизнь. О них и хотелось бы рассказать.

Хэлфорд Маккиндер и Хартленд

Британский географ и политик, преподавал в Оксфорде, возглавлял Лондонскую школу экономики и политической науки, 12 лет заседал в палате общин, участвовал в подготовке Версальского договора, занимал пост верховного комиссара Великобритании в Южной России и пост британского советника-проконсула в штабе Деникина, участвовал в организации международной поддержки Белому движению.

Маккиндер вводит понятие Хартленда – сердцевины планеты, вокруг которой разворачивается всё мировое соперничество. Хартленд располагается – где бы вы думали – на территории России. Сердцевиной мира эта земля является в силу своих размеров и территориальной мощи, с моря её не захватишь. Такую огромную территорию нужно удерживать в её пределах, не дать разрастись ни на Запад, ни на Восток. Если это произойдёт, мировое господство хозяевам Хартленда обеспечено.

Чтобы этого не случилось, нужно отсечь всякую возможность союза России и Германии. Например, выстроить между ними цепочку маленьких буферных государств от Балтийского до Чёрного моря – «санитарный кордон» – и понемногу ими управлять.

Сразу после окончания Первой мировой войны Маккиндер в одной из своих работ заявляет, что демократические идеалы – это хорошо, но с реальностью считаться надо. И формулирует свою знаменитую геополитическую максиму: «Кто контролирует Восточную Европу, тот командует Хартлендом; кто контролирует Хартленд, тот командует Мировым островом (то есть Евразией и Африкой); кто контролирует Мировой остров, тот командует миром».

Эти идеи, как мы помним, легли в основу Версальского договора: за Западной Европой закрепился статус береговой базы морских сил, а в Центральной Европе и на Балканах возникла цепочка пограничных государств, которые стали «головой» морских держав.

В разгар Второй мировой Маккиндер снова высказался пророчески. Он предсказал победу СССР и превращение Хартленда в замкнутый военный блок. Как меру противодействия предлагал союз Америки, Британии и Франции – эшелона в глубине островных крепостей и плацдарма на континенте. Всё это воплотилось в создание НАТО, как военного союза США и Европы, с плацдармами и базами на всех морях.

Альфред Мэхэн и «петля анаконды»

Американский военно-морской теоретик, адмирал флота, воевал в Гражданскую войну. Имя адмирала стало синонимом морской силы. Практически все его труды были посвящены апологии господства на море, морского могущества, морским военным стратегиям. Мэхэн первым основательно сформулировал основные положения геополитики моря. Он считал предрасположенность территории к действиям на море большим преимуществом, потому суша в корне проигрывает морю – этому огромному ничейному полю с множеством бесконечных дорог.

Мэхэн, в отличие от Маккиндера, не считал географическое положение России преимуществом, но считал Россию главной угрозой для морской цивилизации. Борьбу с Россией возводил в ранг главной долговременной стратегической задачи для морских держав. Задачи морской державы, по Мэхэну, состоят в контроле над опорными позициями по всему земному шару. «Оборона своих берегов начинается у берегов противника», – так звучит один из принципов морского могущества.

Отсюда вытекает принцип «анаконды» – планетарное блокирование вражеских территорий с моря для постепенное экономическое удушение. Любыми способами изолируем континент от моря и не допускаем континентальных коалиций через море. Таким образом, в кольцах «анаконды» обязательно нужно душить Россию, Китай, Германию.

В Первой мировой войне идеи Мэхэна проявились в поддержке Антантой Белого движения по периферии Евразии, во Второй мировой войне – в военно-морских операциях против стран Оси. Во времена после Второй мировой все действия НАТО и других военно-морских блоков в Азии, Австралии и Ближнем востоке совершались словно по учебнику адмирала Мэхэна.

Николас Спикмен и концепция сдерживания

Американский геополитик, автор концепции «сдерживания» и прямой продолжатель линии Мэхэна. Спикмен был таким же утилитаристом и искал универсальную эффективную формулу, которая позволила бы США скорее добиться мирового господства. Спикмен вводит понятие Римленд – дуга, прибрежная полоса, окружающая Хартленд с Запада, Юга и Юго-Востока. По его мнению, именно Римленд – ключ к мировому господству. Он корректирует геополитическую максиму Маккиндера: «Тот, кто доминирует над Римленд, доминирует над Евразией; тот, кто доминирует над Евразией, держит судьбу мира в своих руках». Теоретическое смещение акцента на Римленд не переворачивает англосаксонскую геополитику, а лишь ещё раз указывает на важность стратегии захвата береговых зон и окружения.

Спикменовская доктрина планетарной гегемонии США была построена на необходимости контроля береговых территорий Евразии: Европы, арабских стран, Китая. Спикмен довёл до ума тактику «анаконды», и она дала свои результаты в холодной войне.

Итого

Всех этих почтенных мужей я неделю назад обсуждал со студентами на паре. Подводя итог занятию, мы попробовали взглянуть на нынешний украинский кризис глазами англосаксонских геополитиков. На вопрос «Нужна ли Западу Украина?» 20-летние девушки в один голос ответили, что нужна. А на вопрос «зачем?» дали предельно реалистичный англосаксонский геополитический расклад: Украина расположена на подступах к сердцевине мирового острова, замыкает цепочку буферных государств между Россией и Западной Европой, имеет выходы к морю. Англосаксонская наука о войне 150 лет диктует западным лидерам план действий. И по всем законам этой науки, от которой пока никто не отказывался, Украину «надо брать». Так же, как надо было «брать» арабские страны, Ближний Восток, Северную Африку и всё постсоветское пространство.

Конкретные формы этого «взятия» – уже зависят от эпохи. Но стратегические цели не меняются.

Источник

 

Постоянный адрес статьи: http://ru-an.info/news/2945/