May 13th, 2014

Руан, новости украины, новости мира, новости россии

Институт Гэллапа развенчал мифы Украины

23 года обмана во время «независимости» привели Украину к тому, что во власть пробрались какие-то ничтожества: урки, воры, бандиты, мошенники. Это может закончиться большим кровопусканием, потому что на другое они не способны...

 

Фантастические результаты исследования Института Гэллапа разгромили главные националистические мифы Украины

Автор – Владимир Скачко

Фантастические, кажущиеся сегодня нереальными цифры привёл по результатам своего социсследования американский Институт Гэллапа (Gallup, Inc). Его эксперты утверждают, что для 83% украинцев родной язык – русский. Добились они такого результата просто – элегантно перехитрив «свидомых» языковых шулеров, обычно конъюнктурно спекулирующих на этой теме. Одни и те же вопросы респондентам были предложены на выбор на русском и украинском языках. Затем ответы на вопросы за ненадобностью выбросили, а подсчитали количество выбравших в процессе опроса тот или иной язык. Почему так?

Да потому, что эксперты Гэллапа твёрдо убеждены: родной язык – это не тот, что записан в паспорте (или в какой-нибудь официальной анкете), а тот, на котором разговаривают в семье и на каком общаются между собой в повседневной жизни. Или выбирают при ответах на вопросы социологов. И неважно, какие вопросы и ответы. Важно, в данном случае, на каком языке отвечали. А также то, что исследования проводились по заданию правительства США и в дальнейшем должны, по идее, учитываться при принятии политических решений. Правительственное задание является и гарантией того, что исследователи старились работать строго научно, а не спекулировали, подгоняя данные под политический заказ.

Обозреватели задаются, как минимум, двумя вопросами главного украинского парадокса, смысл которого сводится к тому, что граждане Украины в большинстве своём официально считают своим родным языком украинский, а в повседневной жизни, неофициально, используют русский. Отсюда и первый вопрос: украинская пропаганда небольшой ареал распространения укрмовы объясняла тем, что советский режим не давал возможности украинцам использовать свой родной язык. А сейчас возник встречный вопрос: а что мешает украинцам сейчас говорить сугубо на «мове»? Что мешает детям, выросшим после 1991 года, употреблять в повседневной жизни украинский язык?

Второй: если по официальной версии родным почти для всех жителей Украины является украинский язык, то почему в действительности им пользуется в повседневной жизни меньшинство (17%), по своей численности соответствующее населению Галичины и прилегающих к ней территорий?

А вот в этом и заключается вся мнимая «тайна»: в Украине агрессивное меньшинство диктует волю послушному и пассивному большинству, прикрываясь крикливыми лозунгами о необходимости строить «украинскую Украину». При этом не отвечая на вопрос: зачем это нужно делать такой ценой и фактически толкать страну на путь государственного суицида? И вот такого коллективного самоубийцу подчас и напоминает современная Украина, ищущая своё место в жизни и в окружающем мире.

Есть, как минимум, три взаимосвязанных и взаимно дополняющих друг друга признака того, что с выбором жизненного пути и перспективы у Украины не всё в порядке.

Первый: Украина сегодня особенно активно, а до этого вяло, но последовательно, борется с памятниками. И, следовательно, с памятью о тех, чьи каменные или бронзовые изваяния подвергаются слому и забвению. В первую очередь, это памятники Владимиру Ленину, «вождю мирового пролетариата», «создателю первого в мире рабоче-крестьянского государства» и всё такое. Но в новейшей истории Украины этот человек сыграл чуть ли не наиглавнейшую роль. Он:

а) отпустил Украину из состава Российской империи, признав её типа независимость и тем самым дав мощный импульс для того, что сегодня называется «дэржавотворэнням». Потом он, правда, независимость эту и отобрал у Украинской Народной Республики (УНР). Но зато своим решением «прирезал» к ней территорию бывшей Донецко-Криворожской Республики (ДКР). Чтобы, значит, разбавить преимущественно крестьянское население Украины пролетарской компонентой и придать её народному хозяйству индустриальную составляющую;

б) благодаря своей национальной политике, практически начал процесс украинизации бывшей царской околицы. Красивой, живописной, но околицы. Ленин был маниакальным противником великорусского национализма и в возрождении именно национальных культур украинцев и прочих колонизированных народов видел его, «великорусского шовинизма», смерть.

При преемнике Ленина Иосифе Сталине украинизация то сначала расцвела пышным цветом, то потом пала жертвой борьбы с «буржуазным национализмом». Но зато Сталин присоединил к Украине Галичину, часть Бессарабии и Буковину и – как одну из основательниц СССР, победителя во Второй мировой войне – сделал основательницей Организации Объединённых Наций (ООН). То есть придал ей международную правосубъектность. Пусть и ограниченную, но всё же об Украине, как государстве, узнали в мире.

Памятник Сталину в Украине пытались изничтожить всего один. Но он и был один, так как все остальные изваяния «верного ученика Ленина» снёс ещё один его «верный ученик» – Никита Хрущёв. Есть ли ему памятники в Украине, я точно не знаю, но именно Хрущёв придал Украине её нынешний территориальный вид, подарив 60 лет назад Крым.

Ещё один объект разрушительной деятельности нынешних украинских ниспровергателей – памятники воинам, погибшим в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов. Несмотря на то, что именно погибшие солдаты спасли страну от гитлеровского нашествия, а народ – от истребления в качестве «недочеловеков», сегодня, с подачи воинственной Галичины, памятники этим людям вдруг объявлены «наследием тоталитарного прошлого» и системно и планомерно изничтожаются. И, судя по сегодняшнему «настрою», будут изничтожаться дальше.

Кроме прочего, война с памятниками – в перечне приведшего к тому, что современная Украина профукивает территориальное наследие тех, кто её создавал. Уже утрачен шельф возле острова Змеиный в Чёрном море. Сегодня практически «уходит» назад в Россию подаренный Крым.

Второй признак – это нежелание признавать равноправную политическую, общегражданскую, культурную, языковую «украинскость» за теми регионами, которые составляют индустриальную мощь, а, следовательно, бюджетонаполняющий хребет современной Украины. Но предпочитают при этом думать и говорить по-русски.

Я имею в виду юго-восток и Крым, которые сегодня обвинены в «неукраинскости» и практически объявлены «неполноценными» и подлежащими «лечению» в виде насильственной украинизации. Вот что, к примеру, в 2002 году формулировала своему шефу, одному из лидеров радикальной УНА-УНСО Андрею Шкилю, его тогдашний пресс-секретарь Татьяна Черновол:

«…Образование и культура будут принадлежать лишь титульной нации, а не свиньям, которые разговаривают быдлячим татаро-мордовским языком. В демократической Украине каждый настоящий патриот будет иметь рабов. Пусть ледащая быдлота работает, так как москаль – не человек... Он может жить только ради работы на настоящего хозяина – украинца. Не захочет – собаке собачья смерть! Москаль должен добросовестной работой доказать своё право жить среди нас. Молодёжь Одессы! У нас есть большое дело – освободить от москальской оккупации наших братьев, которые страдают на Дону и Кубани. Вступайте в ряды УНА-УНСО и положите свою жизнь ради свободы Украины! Смерть москалям и жидам! Слава героям! Слава Ющенко!».

А сегодня эта Черновол в новой власти назначена на должность правительственного уполномоченного по вопросам антикоррупционной политики. В знак благодарности за маниакальные поиски в загородной резиденции президента Виктора Януковича «Межигорье» золотого унитаза, который стал фетишом для так называемых «независимых журналистов» и символом коррупции во власти. И что-то как-то не верится, что она вдруг с министерским портфелем в руках воспылала любовью и к России, и к украинским русским и русскоговорящим.

Только сейчас, когда остальная Украина и новая власть в ней вдруг почувствовали, что эти регионы могут вслед за Крымом тоже начать процесс отторжения от страны, начался поспешный и примитивный процесс удержания. Все вдруг резко заговорили по-русски и именно на этом языке начали объясняться в любви крымчанам и прочим жителям юго-востока.

И, разумеется, есть сомнения, что жители юго-востока и Крыма этим словам поверили. К тому же, кроме Черновол, и другие кадровые назначения во власти, разгул националистического бандитизма боевиков майдана, террор в исполнении неонацистов и неофашистов, война с памятниками только подпитывают это недоверие. Это, если мягко сказать...

В-третьих, абсолютно суицидальным выглядит стремление новой власти в Украине интегрироваться в Европу на условиях Соглашения об ассоциации и зоне свободной торговли с ЕС. Отказ от этого документа в том виде, в котором он подготовлен для Украины Европой, стал причиной так называемого евромайдана, который закончился переворотом и свержением законной власти. И теперь новые власти опять готовы подписать упомянутое «ассоциативное» соглашение.

Европейский Союз, как сообщил глава представительства ЕС в Украине посол Ян Томбинский, не планирует вносить изменения в текст соглашения об ассоциации с Украиной, ведь соглашение уже парафировано. «Это было парафировано, принято на уровне Европейской комиссии и украинского правительства. Открывать сейчас переговоры по существу этого договора – это было бы сложно, и надо было бы снова пройти многолетнюю процедуру», – сказал он. Однако, похоже, в виде компенсации, ЕС вроде бы, по словам главы Европейской комиссии Жозе Мануэля Баррозу, предложит Украине 15 млрд. долларов финансовой помощи. И помощь эта будет растянута где-то до 2020 года. А за это время в Украине и должны будут пройти и реформы, и адаптация к европейским рынкам.

То есть фактически ЕС «перекупил» Украину у России, которая обещала прежним украинским властям вложить в украинские ценные бумаги 15 млрд. долларов и уже вложила три из них, что отсрочило дефолт Украины в конце прошлого начале этого года. Один миллиард долларов помощи готовы выделить новой Украине и США.

И можно было бы новым властям аплодировать. Но в европейской и в американской помощи есть одна существенная закавыка: предоставление помощи должно быть чётко согласовано с условиями, которые Украина должна выполнить перед МВФ, и которые типа должны сделать её более открытой для рыночных правил. Украинские СМИ приводят эти десять требований-условий, и все они однозначно утверждают: украинцев ждёт значительное ухудшение материального положения. Им придётся ещё туже затянуть пояса и уже реально не жить, а выживать. Вот только образчик: повысить цену на газ для муниципальных предприятий на 50%, в 2 раза для частных потребителей. Увеличить стоимость электричества на 40%. Разрешить установление цен ЖКХ. Допустить рост цен в соответствии с ростом цен на газ. Увеличить акциз на бензин на 60 евро.

Новый премьер-министр Украины Арсений Яценюк согласился на все эти условия и даже призвал сограждан именно затянуть пояса. Это и позволяет многим экспертам прогнозировать: следующим этапом «украинской революции», сегодня носящей явный характер политической борьбы за власть, вполне может стать революция социальная. Особенно на юго-востоке, которому условия МВФ грозят убийством экономики, ростом безработицы и нищетой. А социальной революции современная Украина может и не пережить. Она рискует развалиться на части, и, похоже, нет никакой силы, чтобы предотвратить такое развитие событий. Это как у самоубийцы: если он хочет свести счёты с жизнью, то обязательно найдёт способ…

Источник

 

Более подробную и разнообразную информацию о событиях, происходящих в России, на Украине и в других странах нашей прекрасной планеты, можно получить на Интернет-Конференциях, постоянно проводящихся на сайте «Ключи познания». Все Конференции – открытые и совершенно безплатные. Приглашаем всех интересующихся. Все Конференции транслируются на Интернет-Радио «Возрождение»

  

Постоянный адрес статьи: http://ru-an.info/news/3051/
Руан, новости украины, новости мира, новости россии

США хотят запретить доллар для России

Сионистская верхушка Америки – это самые настоящие бандиты, пользующиеся бандитскими методами для достижения своих целей. Они это прекрасно осознают, и не испытывают по этому поводу никаких комплексов, т.е. совести у них нет...

 

Американцы хотят запретить доллар для России

Автор – Сергей Глазьев

Когда Сергей Глазьев говорит «мы», он, как правило, подразумевает своих коллег по Российской Академии Наук – о том, какие споры сейчас ведутся в Кремле по поводу ситуации на Украине, советник Президента говорит неохотно. Но интервью он дал в своём кабинете на Старой площади. На стене – портрет Владимира Путина, взгляд президента падает на репродукцию Ван Гога напротив. Во всю ширь карта России, Крым на ней окрашен в цвета, отличные от остальной Украины. Впрочем, представитель Глазьева уверяет, что карта старая. После того как чиновник ещё до референдума в Крыму поддержал присоединение полуострова к России, ему запретили въезд на Украину, а затем он попал в санкционный список США. РБК он рассказал, что думает о будущем власти в Киеве, чем ответит Россия на санкции Запада, и был ли у него вклад в лишившемся лицензии «Моём банке».

Сценарий для Украины

– Недавно агентство S&P дало прогноз, что, в случае потери Украиной восточных регионов, страну ждёт дефолт. Каким Вы видите дальнейшее развитие событий в стране?

– Меня эти проамериканские рейтинговые агентства забавляют. В ситуации, когда на Украине уже давно дефолт, они пытаются делать вид, что он вот-вот наступит и его ещё, может быть, можно предотвратить. Это не менее забавно, чем когда рушились американские инвестиционные банки, а эти агентства ставили им рейтинги AAA. Украина уже не платит по своим обязательствам, во всяком случае, за российский газ. Запоздалая и пока что символическая помощь США и Евросоюза не может оказать никакого принципиального воздействия на совершенно бесперспективную финансовую ситуацию в стране.

– То есть, Вы считаете, что обещанных денег Украине не хватит?

– Даже при самом благоприятном сценарии программа помощи МВФ покрывает лишь две трети минимальной потребности Украины на ближайшие три года. А при плохом сценарии, если нацистская хунта изолирует Украину от России, в стране наступит финансовая катастрофа. По экономическому уровню она скатится на уровень Средней Африки.

– В итоге – сколько денег нужно Украине?

– Гигантские вливания. Давайте вернёмся к благоприятному сценарию. По расчётам Центра интеграционных исследований Евразийского банка развития, при этом сценарии Украине потребуется в нынешнем году для сведения платёжного баланса не менее $25 млрд. Весь пакет помощи МВФ, плюс то, что пообещал Евросоюз, составит в этом году чуть более $25 млрд. Но наиболее вероятно всё же ухудшение условий кооперации с Россией.

Трудно предположить, что, если в Киеве утверждается антироссийская власть, сохранится зона свободной торговли. Тогда для компенсации выпадающих доходов Украине надо будет где-то взять ещё порядка $30 млрд. В расчёте до 2018 года критический объём привлечения внешних заимствований оценивается теми же экспертами в $104 млрд. Это втрое превышает объявленный ЕС, США и МВФ объём финансовой помощи на предстоящую пятилетку.

Если к этому добавить необходимый для обеспечения прогнозируемых МВФ темпов роста объём инвестиций, оцениваемый в $190 млрд., то общий объём финансовых вливаний в украинскую экономику до 2018 года должен составить $300 млрд. Это возможно только в том случае, если будет реализована инициатива президента России о совместной программе сотрудничества Россия-Украина-ЕС. Но после карательных операций, проводимых фашистским режимом против населения юго-востока Украины, это едва ли возможно.

– Насколько вообще вероятен сценарий, при котором Украина остаётся единой?

– Нелегитимную хунту, которая узурпировала власть путём силового переворота, Восток Украины не признает. То есть страна уже раскололась. Выборы 25 мая на востоке и на юге рассматриваются, как попытка узаконить преступный режим. Попытка навязать легитимизацию преступников поддерживается и направляется США и ЕС, они по сути являются соучастниками преступления против народа Украины.

Я уверен, что целые области Украины в этих выборах участвовать не будут, особенно после чудовищного преступления нацистов в Одессе, которое планировалось заранее и направлялось из Киева. Сжигание людей заживо происходило в прямом эфире, в Киеве в телестудиях сидели фашиствующие элементы, в том числе депутаты Верховной рады, их даже людьми не хочется называть. Но фашисты в Киеве долго не протянут, если только не путём отсечения восточных, а теперь уже южных регионов. Единственный способ сохранить целостность Украины – осудить киевскую хунту, организовать международный трибунал. Их ждёт свой Нюрнбергский процесс.

– В случае обострения ситуации на юго-востоке Украины сценарий с отправкой туда российских военных кажется Вам возможным?

– Военное вмешательство – как раз то, чего очень хотят от нас американцы. Поэтому они и пытаются использовать армию для расстрела украинских городов.

Реакция на санкции

– Недавно вы написали в Минфин письмо с предложениями реагирования на экономические санкции против России. Оно получило неоднозначную реакцию со стороны членов правительства. Вы получили официальный ответ?

– Этот вопрос лучше задать тем людям в Минфине, которые совершили утечку. Комментировать отдельные фрагменты наших предложений я бы не хотел, потому что предлагаемый комплекс мер является системным. А когда пытаются вырвать что-то из контекста, исказить, переврать и дальше сделать из этого страшилку, комментировать это бесполезно.

– Больше всего комментаторов напугали ваши предложения, связанные с ограничением на хождение доллара...

– Да, это одна из таких приписываемых мне страшилок, вырванная из контекста. Правда заключается в том, что это американцы хотят запретить использование доллара для России. Если американский президент примет решение о замораживании российских активов, то это будет означать, что американцы откажутся выполнять свои обязательства. Значит, ваши деньги в долларах, хранимые на депозите в российском банке, тоже не будут признаваться США в качестве своих платёжных обязательств. Если банк успеет их вовремя продать, может быть, вам он деньги вернёт в другой валюте. А если нет, то так и останетесь с записью на счёте в вашу пользу и ощущением кредитора США, которого дядя Сэм «кинул на деньги». Эти риски с каждым днём увеличиваются. Первый пакет санкций, потом второй, теперь третий. Так они доберутся до каждого человека, у которого в кармане есть доллар. Поэтому приписывать мне страшилку, которая исходит от американцев, – просто смешно.

– Тогда в чём заключаются Ваши предложения?

– Некоторые из них уже реализуются сейчас, хотя мы их предлагали больше десяти лет назад. Например, создание собственной платёжной системы. Или, например, переход на взаимные расчёты в национальных валютах – это необходимая часть работы по евразийской интеграции. Я помню, когда внедрялся евро, сюда приезжал [экс-президент Еврокомиссии Романо] Проди, просил, чтобы мы включили евро в состав резервных валют. Я ему предложил в обмен: «Давайте симметрично включим рубль в состав резервных валют Евросоюза». Самое удивительное, что он сразу же согласился. Но, к сожалению, находившийся тогда у руководства Минфина [Алексей] Кудрин даже не отреагировал на эту возможность. Да и сейчас, буквально перед введением санкций, ездил в Берлин, объяснял, что, если Европа присоединяется к санкциям, мы будем вынуждены перейти на рубли во взаимных расчётах. У них это не вызвало отторжения.

– Это всё небыстрый процесс. А как Россия может быстро ответить на санкции – вывести золотовалютные резервы из treasuries, например?

– Буду сильно удивлён, если это до сих пор не сделано. Конечно, все конвертируемые валюты сегодня находятся под контролем американцев. Евро – через механизмы НАТО, фунт – через альянс США с Великобританией, иена – через политическую зависимость Японии от США. Тем не менее, активы в валютах наших торговых партнёров являются в какой-то степени заменой. Заменой являются благородные металлы. Я думаю, что в ситуации нарастающей военно-политической конфронтации курс золота снова пойдёт вверх. И не будем забывать, что отказ американцев платить по своим обязательствам подорвёт доверие к доллару не только у нас, но и в других странах. Этот будет шаг к концу американской финансовой империи. Он даст нам возможность одними из первых предложить новую конфигурацию мировой финансовой системы, где роль национальных валют была бы существенно выше.

– Насколько вообще вероятен иранский сценарий для России, чем мы можем ответить?

– Я не думаю, что мы пойдём по пути «око за око, зуб за зуб». Зачем арестовывать американские активы из-за того, что группа умалишённых американских политиков в русофобской истерии толкает нас к экономической войне? Вводя санкции по типу иранских для нас, американцы накажут, прежде всего, европейцев. По нашим оценкам, ЕС в этом случае теряет порядка 1 трлн. евро. Самые большие потери несёт Германия, номинально порядка 200 млрд. евро. Катастрофические последствия будут для Прибалтики и ряда стран Восточной Европы. Для Эстонии объём потерь сопоставим с объёмом всего ВВП. Поэтому я и надеюсь, что Европа будет вести себя разумно. Ведь, что означает замораживание наших активов? То, что наши банки не смогут возвращать кредиты. И не по своей воле, а в силу того, что у них просто отберут активы. И я сильно сомневаюсь, что европейцы выиграют суды. Вообще, я думаю, что в конце концов, Обама закончит импичментом от такой политики.

– Необходимы ли меры валютного контроля как реакция на санкции?

– Меры валютного контроля должны быть против жуликов. Ведь утечка капитала, которая идёт сегодня из России, – это одновременно уход от налогов, который наносит ущерб нашей стране на сумму от 0,5 трлн. до 1 трлн. руб. в год. Вторая задача – мы должны обезопасить нашу валютно-финансовую систему от атак спекулянтов. В 2008-2009 годы государство дало банкирам деньги, а тех обуял дух наживы, и вместо того чтобы кредитовать реальный сектор, они бросили значительную часть денег на спекуляции против рубля. В итоге, машиностроение потеряло 40% производства, добропорядочные граждане – свои сбережения, а банкиры получили 300 млрд. руб. прибыли.

– Валютный контроль нужно вводить поправками в Уголовный кодекс?

– Бороться с валютными спекулянтами методами Уголовного права – дело безнадёжное. Самый простой инструмент, который почему-то в 2008-2009 годы не был применён, – ограничение валютной позиции коммерческих банков. У нас был опыт 1998 года, когда точно в такой же ситуации финансовой турбулентности Виктор Геращенко, будучи руководителем ЦБ, открыл механизм рефинансирования коммерческих банков. Процент по кредитам на рынке зашкаливал тогда за 50%, а рефинансирование предоставлялось в два-три раза дешевле. Ясно, что у любого спекулянта возникал стимул бросить эти деньги на валютный рынок. Но Геращенко принял простое решение – он зафиксировал валютную позицию. Коммерческие банки уже не могли использовать получаемые рубли для валютных спекуляций. Недавно был принят пакет законов, который даёт право банкирам отказывать клиентам в сомнительных операциях. Надо идти дальше.

– Физических лиц может коснуться валютный контроль?

– Валютный контроль в отношении нас с вами и так действует. В отличие от банковских переводов, граждане не смогут свободно, без ограничений, возить деньги в своих карманах. Не вижу особой необходимости в этой части ужесточать нормы контроля.

Советские уроки

– В идеале всё это должно привести к созданию экономической самодостаточности России. Должна ли она сопровождаться политической самоизоляцией?

– Всё, что мы имеем как следствие санкций, – это не самоизоляция. Это попытка изолировать нас извне. Финансовые санкции, если не будем дураками, мы легко обойдём и сделаем себя даже сильнее. А вот санкции технологические – вещь гораздо более опасная. Придётся прорывать блокаду по чувствительным технологиям. Надо больше посылать специалистов за рубеж. То есть парадоксальным образом санкции нас принуждают не к изоляции, а к гораздо более активной политике вовне. У нас уже есть определённый опыт. Например, ответом на санкции против Советского Союза, в связи с вводом войск в Афганистан, стало создание машиностроения для нефтехимической промышленности и ряда других отраслей наукоёмкой промышленности, которых до этого в стране не было.

– Вы говорите про то, какие уроки из санкций извлёк Советский Союз. Очень многие сейчас отмечают возвращение в России советских традиций. Первомай вот вернулся на Красную площадь. Какие чувства вы испытываете по этому поводу?

– За последние 20 лет мы потеряли очень значительную часть нашего культурно-исторического наследия. Мы во многом утратили чувство солидарности, чувство взаимной ответственности. Деградация нравственно-культурной среды сегодня столь глубока, что заставляет задуматься о будущем нашего общества и нашей страны. Смыслообразующими ценностями нашей культуры являются чувства социальной справедливости, общей ответственности, правды, первенства духовного над материальным. Это то, что нас отличает во многом от западного мира, где доминируют ценности индивидуализма и самообогащения. Импорт западных ценностей и подрыв ценностей наших делает наше общество безоружным.

Вы делаете упор на советские символические образы. Они тоже являются частью нашей культуры, но мы должны вспомнить и о тех образах, которые были в дореволюционной России. Колоссальная социальная ответственность бизнеса – то, что отличало русское купечество. Возьмите Аляску. Что такое Русская Америка? Это корпорация. Предприниматели брали на себя ответственность в том числе за выполнение государственных функций. Практически Сибирь и Дальний Восток, вплоть до Калифорнии и Аляски, были освоены за счёт купеческой предпринимательской культуры. И восстановление этих норм в деловой этике станет нашим конкурентным преимуществом.

– Какие меры нужно предпринять, чтобы стагнирующая российская экономика возобновила рост? МВФ считает, например, что нужны структурные реформы...

– Я очень скептически отношусь к модельному инструментарию МВФ, который пытается использовать поверхностные эконометрические методы. Да, у нас сейчас тенденция к стагнации. Почему мощности простаивают? Простое объяснение в том, что они устарели. Неправильный ответ. Мощности стоят, потому что нет долгосрочного кредита для освоения сложных производств. А его нет, потому что процентная ставка выше нормы рентабельности в обрабатывающей промышленности. Поэтому стоит задача расширения нерыночных залогов, удлинения кредитов, в том числе через банки развития.

Второе структурное ограничение – у нас не хватает трудовых ресурсов. Это связано с низкой производительностью труда. Если мы модернизируем экономику, у нас не будет потребности в избыточных трудовых ресурсах мигрантов. Таким образом, анализ МВФ, как всегда, очень поверхностный. Отсутствие долгосрочного кредита в российской экономике их вполне устраивает.

– То есть стимул должны дать денежные власти через каналы кредитной политики? Это чревато инфляцией, которая и так не самая низкая...

– Любые инструменты экономического регулировании обоюдоострые. В эпоху подъёма китайской экономики темпы монетизации экономики были исключительно высокими. То же самое было в период японского экономического чуда. У нас сегодня отношение кредита к ВВП составляет порядка 50%, у наших конкурентов – 80-100%, у некоторых – 200%. То есть экономика испытывает денежный голод. Понятно, что, если деньги просто раздавать, как это бывало раньше, то эмиссия приведёт к дальнейшему падению курса рубля и инфляции. Если мы правильно выстроим денежно-кредитную политику и замкнём контуры рефинансирования в рамки реального сектора и инвестиций в модернизацию научно-технического потенциала, то получим позитивный антиинфляционный эффект.

Братская помощь

– По мере усиления санкций, Россия всё больше развивает отношения со странами Таможенного союза. Несмотря на разногласия с белорусами, соглашение о создании Евразийского Экономического Союза всё же будет подписано в конце мая. Вас можно поздравить?

– Спасибо. Вместе с тем, если мы под Евразийским Экономическим Союзом имеем в виду содержательную часть – Таможенный Союз, единое экономическое пространство – то это уже давно работает. То, что связано с обеспечением равных условий на рынке товаров, общими правилами антимонопольного регулирования, общим рынком труда, уже близко к завершению. А разногласия есть всегда. Посмотрите на Евросоюз – его бесконечно раздирают разногласия. За все же годы работы по евразийской интеграции, на моей памяти, у нас всего два вопроса вызвали разногласия, и пришлось прибегнуть к процедуре голосования. Первый был связан с введением защитных мер на рынке комбайнов, второй – с механизмом взимания экспортных пошлин.

– Вопрос пошлин, судя по заявлениям президента Белоруссии, остаётся ключевым. Москва готова пойти на уступки Минску?

– Я бы не называл это уступками. Мы поставляем нефть в Белоруссию без экспортной пошлины. Если Белоруссия использует нефтепродукты для внутреннего потребления, нет проблем. Но если она экспортирует нефтепродукты, возникает вопрос, кто должен быть собственником природной ренты. По консенсусному решению, экспортная пошлина привязана к месту происхождения товаров, и если товар произведён из российского сырья, она должна перечисляться в российский бюджет. Белорусская сторона подходит к вопросу с другой стороны: раз товар произведён на их территории, значит, они и должны быть получателями пошлины.

Попытка его вывести в общее законодательство Таможенного Союза в конечном счёте приведёт к тому, что мы должны будем отказаться от самого этого инструмента в принципе. У Минфина найдутся другие инструменты изъятия природной ренты, пусть и более чувствительные для недропользователей. Наиболее правильной, с точки зрения экономической теории, формой изъятия ренты является налог на сверхприбыль. У нас давно ведётся работа над законопроектом о налоге на дополнительный доход, этот инструмент работает во многих странах.

– Какова вероятность, что белорусы убедят Москву?

– По итогам переговоров в Минске и российская, и казахстанская стороны остались на позиции, что данная тематика должна урегулироваться на двухсторонней основе. Может быть, несколько позже, когда мы адаптируем наше налоговое законодательство к требованиям белорусских партнёров, мы сможем отказаться от требования взимания экспортной пошлины, её привязки к стране происхождения природного ресурса. Но пока таких предпосылок нет.

– Есть ли риск, что Белоруссия затормозит процесс подписания итогового документа в конце мая?

– Я бы не фетишизировал формальную часть вопроса. Евразийская экономическая интеграция успешно развивается уже пятый год. Нам ещё предстоит создание общего рынка капитала, общей системы регулирования финансового рынка и банковских услуг. Параллельно ведём процедуру подключения к Таможенному союзу и Единому экономическому пространству Киргизии и Армении. Создаётся зона свободной торговли вокруг Таможенного союза – это второй круг интеграции. Туда входят практически все страны СНГ. Также завершаются переговоры с Вьетнамом. Рассматривается возможность подключения к зоне свободной торговли и других государств.

– Вы удовлетворены уровнем кооперации Белоруссии по вопросам тематики ЕврАзЭС в контексте нынешних взаимоотношений с Украиной?

– Надо отдать должное правительству Белоруссии – они стараются максимально полно использовать интеграционный потенциал. Доля страны в совокупном ВВП стран – членов Таможенного союза составляет порядка 4,5%, доля же во взаимной торговле – 25%. Если на Украине закрепится антироссийский режим, это повлечёт только усиление нашей кооперации. Определённую часть технологических переделов, которые сегодня расположены на Украине, Белоруссия готова разместить у себя.

– Это обсуждалось на высшем уровне?

– Есть готовность белорусской стороны предложить помощь, если украинская кооперация будет разрушена нынешней хунтой в Киеве. Эта хунта контролируется американцами, и мы уже наблюдаем чёткие импульсы, что по указке из Вашингтона украинское марионеточное правительство оказывает давление на предприятия наукоёмкой и оборонной промышленности, чтобы они искали себе других партнёров, в том числе путём распродажи секретной документации. Это ещё при Ющенко началось, просто сейчас – в гораздо более жёстких формах.

Личные счёты

– Вы попали в санкционные списки. Вам лично это мешает?

– Нет, скорее помогает. Не надо тратить время на зарубежные поездки. А творческому сотрудничеству это не мешает. Мы с зарубежными коллегами сейчас заканчиваем книгу о евразийской интеграции. Её авторы – из Америки, европейских стран, из Китая, Индии. Редактирует гражданин Канады польского происхождения. Замечу, что мои коллеги по научному сообществу крайне возмущены введением санкций, которым подвергаются, как правило, люди наиболее активные. Для меня это не было удивительным, потому что я последовательно говорю правду о том, что США несут ответственность за преступления, которые совершает киевская хунта. А правда, как известно, глаза колет.

– В СМИ писали, что вы были вкладчиком Моего Банка и предпринимали действия по урегулированию ситуации вокруг него, в частности, ратовали за санацию, а не за отзыв лицензии. Это действительно имело место?

– У меня лично вкладов там не было. Но травля в печати, которая была развёрнута вокруг [бывшего акционера банка] Глеба Фетисова, я убеждён, имела какие-то мотивы. Инсинуации не имели под собой никакой объективной информации, скорее это были попытки очернить Фетисова. Я его знаю очень давно, он мой соавтор по Академии Наук, мы выпустили с ним несколько книжек по теории длинных волн. Это добросовестный человек, который всегда стремился выполнять свои обязательства. Просто банк был поставлен в такую ситуацию, когда попытки его акционеров обеспечить выполнение обязательств перед вкладчиками не были поддержаны денежными властями, вследствие чего банк лишили лицензии.

Источник

 

Более подробную и разнообразную информацию о событиях, происходящих в России, на Украине и в других странах нашей прекрасной планеты, можно получить на Интернет-Конференциях, постоянно проводящихся на сайте «Ключи познания». Все Конференции – открытые и совершенно безплатные. Приглашаем всех интересующихся. Все Конференции транслируются на Интернет-Радио «Возрождение»

 

Постоянный адрес статьи: http://ru-an.info/news/3050/