?

Log in

No account? Create an account
Руан, новости украины, новости мира, новости россии

ru_an_info


Русское Агентство Новостей


Ужасная смерть Прибалтики
Руан, новости украины, новости мира, новости россии
ru_an_info
Мировая иудейская мафия наводняет Европу эмигрантами из Азии и Африки. Это делается для того, чтобы в нужный момент эти абсолютные чужаки молча вырезали всё белое население Европы. У них это привычное дело не вызовет проблем...

 

Африканцы вместо русскоговорящих: Прибалтика в страхе перед «нашествием негров и арабов»

Автор – Вячеслав Самойлов

English version

Одной из главных «страшилок» для Прибалтики, после её вступления в ЕС в 2014 году, является наплыв мигрантов из Азии и Африки – понаедут, мол, «дикари» в гордые маленькие государства и уничтожат в них весь национальный менталитет. В течение последних одиннадцати лет эти прогнозы не оправдывались, но сейчас, похоже, наступает время исполнения затаённых страхов.

Обрушив, словно Самсон стены дворца себе на голову, стабильность в Ливии и Сирии, Евросоюз столкнулся с усиленным притоком беженцев. Всю эту ораву людей, рвущихся в «цивилизацию», нужно где-то пристраивать. Тут-то и вспомнили о трёх крохотных республиках, население которых до сих пор остаётся, в подавляющем большинстве, белокожим. «Непорядок!» – наверняка воскликнули брюссельские бюрократы.

США заставляют Европу принимать беженцев из Азии и Африки

Пустеющий регион

Одной из примет последних лет для стран Прибалтики является острый демографический кризис – население этих государств неуклонно сокращается, а их территории пустеют. Скажем, в Латвии к началу 90-х проживало 2,7 млн. человек – сейчас их осталось менее 2 млн. Население Эстонии тоже неуклонно сокращается и, согласно прогнозам ООН, к 2050 году в этом государстве будут жить 1 млн. 233 тыс. человек – что на 100 тыс. меньше, чем сейчас.

Что касается Литвы, то, согласно данным проведённой переписи населения, там проживает чуть больше 3 миллионов – притом, что двадцать лет назад обитателей этой республики насчитывалось почти 3,7 млн. Причём, народонаселение тает прямо на глазах: если на начало 2014 года в Риге числилось 701 тыс. жителей, то к началу 2015 – уже только 698 тыс. Основной из причин такой убыли является эмиграция.

Профессор кафедры истории Вильнюсского университета Людас Труска даже сравнил сегодняшнюю эмиграцию с чумой, опустошившей Литву в начале XVIII века, когда был потерян каждый третий житель. «Я не осуждаю уезжающих, я бы на их месте тоже, наверное, уехал, но, с точки зрения интересов и перспектив народа, что будет? Один вариант, что впустим китайцев, арабов, и они в будущем заработают нам на пенсии», – рассуждает профессор.

Вот такие профессора в Литве. Они всерьёз думают, что иностранные банды будут батрачить на литовских стариков. Нет, дорогой Людас Труска, никто вам на пенсию зарабатывать не станет, вас просто уничтожат первым же прикладом, даже не потратив драгоценных патронов (прим. – ред. «Президент).

Таким образом, территории, прилегающие с востока к Балтийскому морю, постепенно освобождаются от населения. Кто же будет здесь жить в будущем? На этот счёт у местного населения развиваются разного рода фобии и мифы, которые охотно воспроизводятся в прессе и постепенно занимают всё более значительное место в общественном сознании.

Так, латвийский демограф Илмарс Межс, рассуждая о будущем родного государства, заявил: «Я допускаю, что лет через сто большинство жителей нашей страны может спросить, почему эта территория вообще называется Латвией. К тому времени латыши станут составлять 10% населения страны».

А кто будет составлять остальные 90%? Русскоязычные? Сомнительно, ведь они сейчас количественно «усыхают» даже быстрее «титульного населения». В ходе последней переписи в Латвии демографы отметили тенденцию к росту доли латышского населения (с 57,7 до 62,1%). Остаются приезжие: турки, африканцы, арабы, от засилья которых уже задыхаются государства старой Европы.

США заставляют Европу принимать беженцев из Азии и Африки

Ещё в 2012 году глава миссии Международной организации по миграции в Риме Жозе Анджел Опореза заявил своим литовским собеседникам: «В ближайшие 30-40 лет развивающиеся страны не смогут абсорбировать имеющуюся рабочую силу, поэтому в мире появится 1,3 млрд. людей, которые могут работать, но у них не будет работы. Они будут искать возможности в других странах, а эти возможности кроются в странах Европы. Поэтому, думаю, часть из них приедет и в Литву».

Неудивительно, что представители «титульного населения очень» опасаются, что под натиском неукротимых сынов третьего мира латыши, литовцы и эстонцы могут превратиться в персонажей этнографического музея. Реакция на любые намёки такого рода всегда бывает резкой и недвусмысленной.

Например, года четыре назад латвийская общественность весьма болезненно отреагировала на некоторые пассажи из опубликованного в газете Diena интервью с комиссаром внутренних дел Европейского Союза Сесилией Мальмстрём. Еврокоммисар напомнила «о солидарности по отношению к другим странам Европейского Союза в вопросе о беженцах из Ливии».

Ужас наплыва мигрантов

Впрочем, наиболее прагматичные прибалты понимают, что каменную стену вокруг региона не выстроишь, и предлагают взглянуть на ситуацию трезво. Например, латвийский экономист Райта Карните считает, что через несколько лет страна ощутит резкую нехватку рабочей силы и будет вынуждена открыть границу для иммигрантов.

Такая позиция – типичная обманка толерастов, жаждущих оправдать оккупацию своей страны. На самом деле бичом является безработица, а безработица и нехватка кадров – это два взаимоисключающих явления (прим. – ред. «Президент»).

По мнению Карните, это абсолютно неизбежно, поскольку кому-то необходимо будет платить налоги, содержать государственные социальные службы и пенсионеров – коренных жителей к тому моменту останется слишком мало для данных целей.

Другой экономист, Айнар Комаровскис, приводит дополнительный довод: «Евросоюз, захлёбывающийся от притока мигрантов из Ливии, Египта и Туниса, поднял вопрос о том, что все члены ЕС должны солидарно решать эту проблему. В Латвии неправительственные организации уже проводят семинары по толерантности к мигрантам, а европейские комиссары ведут кулуарные секретные переговоры с нашими властями о заселении необъятных, необжитых просторов страны всяким сбродом».

Свой вариант развития событий предлагает известный общественный деятель Александр Гапоненко. В своё время в беседе с автором этих строк он заявил: «Если ничего не изменится, то нас ждёт судьба заштатной африканской страны. К нам будут отправлять этническую рабсилу из Франции и Германии».

Причём, как сказал в 2011 году Гапоненко, это может произойти довольно скоро: «Разговор, думаю, идёт о близком будущем, поскольку и Германия, и Франция, изменив свою политику мультикультурности, решили избавиться прежде всего от арабов и турок, которые очень мешают их развитию, абсолютно не ассимилируются, живут своими общинами… Думаю, они просто выжмут часть этих людей в ту же Латвию, построят здесь не очень сложные заводы – тот же Volkswagen или Renault в Резекне или Даугавпилсе – и пришлют сюда 100 тысяч человек, чтобы они здесь работали и жили. Даже содержать их будут в первое время. Заставить Латвию это сделать могут по простой причине: мы должны 7 миллиардов евро. За такую вынужденную услугу Латвии могут списать часть долга».

Занимательно, что некоторые жители Прибалтики испытывают страх не только за своё будущее, но и за весь Евросоюз.

США заставляют Европу принимать беженцев из Азии и Африки

«В Западной Европе, самое позднее через двадцать лет, начнутся серьёзные конфликты между аборигенами и переселенцами из Азии и Африки. Это неизбежно. Число и влияние мусульман на Западе быстро растёт. Через десять лет во Франции, в Дании, в Бельгии, в Великобритании они начнут получать политическую власть, влияние в парламенте и правительстве. Они будут выдвигать всё более экстремальные требования, которые приведут к поляризации общества. Аборигены постараются сопротивляться эти процессам, и вспыхнут кровавые конфликты, со временем под угрозой окажется экономическое развитие. Это грозит Евросоюзу», – заявляет, например, экс-депутат Сейма Латвии, один из наиболее уважаемых политиков государства, Янис Лагздиньш.

Впрочем, до последнего времени столь страшные «гости с юга» сами по себе в Прибалтику отнюдь не стремились. Причины этого разъясняет эксперт Алвис Шкендерс, работающий в сфере приёма беженцев: «Действительно, те люди, которые приезжают, к примеру, из Африки, не могут тут нормально жить. Они не способны поехать на курсы местного языка, пойти на собеседование. Не могут выйти на улицу, говорят, что слишком холодно».

Главные проблемы, однако, кроются не в климате, а в социально-экономической интеграции приезжих. «Они нуждаются во всём. Работы у них нет, жилья нет, языка они не знают, о социальной системе не имеют представления, о нашей системе образования и здравоохранения тоже ничего не знают. Не в курсе, куда идти, кто им может помочь – наше общество их не информирует. Получая статус беженца, соискатель очень счастлив. Но государство платит ему 256 евро месяц в течение года и потом беженец остаётся предоставлен самому себе. Но при этом он уже привязан к Балтии, куда бы ни отправился», – указывает Шкендерс.

«Оккупация» в роли последнего козыря

Апокалиптические предсказания постепенно начинают сбываться. Как известно, в этом году общественность ЕС оказалась потрясена картинами массовой гибели беженцев, пытавшихся переправиться через Средиземное море в Европу. Только в 2014 году Европа приняла 180 тыс. человек, проникших в неё незаконно. Главный вопрос заключается в том, как распределить 625 920 мигрантов, которые уже находятся на территории ЕС и подали заявления о присвоении им статуса беженца.

Всего пока планируется расселять по ЕС 50 тыс. беженцев, что, по словам экспертов, не решит всех затруднений: поскольку только за этот год, согласно разным прогнозам, в ЕС могут прибыть до 200 тыс. беженцев.

«Проблема, безусловно, колоссальная. Её масштабы в нынешнем году стали более очевидны, что в первую очередь, конечно, связано с большим потоком беженцев из стран Африки, стран Ближнего Востока, но не только. Европа также сталкивается с притоком беженцев из балканского региона и даже некоторых стран Дальнего Востока», – признал госсекретарь МИДа Латвии, страны, председательствующей в настоящее время в Совете ЕС, Андрей Пилдегович.

А глава МВД Германии Томас де Мезьер потребовал более справедливого распределения беженцев в рамках Евросоюза. По словам министра, несправедливо, что основной поток беженцев принимают 4-5 государств, тогда как «малонаселённые страны ЕС, такие как Литва и Латвия, могли бы часть беженцев разместить у себя».

23 апреля состоялось внеочередное заседание Совета ЕС, в ходе которого прозвучала мысль, что нужно ввести систему квот на обязательный приём мигрантов для каждой страны союза. Мол, если не наладить систему распределения, то многие жители третьих государств, заплатив контрабандистам за свою доставку в Европу, просто погибнут в пути.

США заставляют Европу принимать беженцев из Азии и Африки

11 мая глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер предложил, чтобы эти квоты исчислялись в зависимости от объёма ВВП той или иной страны. Также, при распределении беженцев Юнкер считает необходимым учитывать численность населения государств, уровень безработицы и количество выходцев из третьих стран, которым уже было предоставлено убежище. На это депутат Европарламента от Латвии Артис Пабрикс тут же заявил, что его республика «должна иметь послабление в квотах на приём беженцев, так как на её территории и так проживает большое число мигрантов советского времени».

Пабрикс подчеркнул: «Речь идёт не только о негражданах. Вопрос стоит шире и затрагивает все последствия миграции в советский период. Те, кто в те годы прибыл в страну – иммигранты в первом или втором поколении. И сегодня Латвии необходимо защитить свои интересы».

Именно предложенный Пабриксом подход стал общим для группы эстонских и латвийских евродепутатов, которые продемонстрировали готовность костьми лечь, но не допустить беженцев в свои страны.

Позже сопредседатель радикального Нацблока Янис Домбрава сказал: «В период советской оккупации произошла масштабная колонизация Латвии, которая существенно изменила этническую ситуацию в стране. В настоящее время среди всех стран Евросоюза в Латвии по-прежнему самый большой удельный вес представителей некоренных национальностей, поэтому приём новых приезжих невозможен».

Затем парламентский секретарь министерства внутренних дел Эвика Силиня официально заявила: «Латвия не готова принять систему обязательных квот на беженцев, поскольку считает, что это не единственный механизм борьбы с этой проблемой. Необходимо учитывать историю Латвии и годы оккупации. Существенен также тот факт, что в Латвии удельный вес людей латышской национальности немногим превышает 60 процентов».

Вообще, нужно отметить, что «оккупация» для прибалтийских политических элит выступает в роли магической карты, которую они любят выкладывать практически постоянно. Когда требуется объяснить практически любую беду государства, политики ссылаются на «тяжёлое оккупационное наследие». Но в данном случае, подобная аргументация не всем показалась убедительной.

Правозащитница Елизавета Кривцова прокомментировала ситуацию следующим образом: «Аргументация „потому что оккупация“ переходит рамки разумного. МИД Латвии считает, что из-за своего этнического состава страна не может помочь людям, бегущим от войны. По-моему, когда гуманизм отрицается из этнических соображений, это называется расизмом».

Как выкручивают руки ради «солидарности»

Панические настроения своих политиков относительно грядущего нашествия мигрантов вполне разделяют простые литовцы, эстонцы и латыши. Хотя многие из них успели побывать в странах Западной Европы, где обширные негритянские и азиатские кварталы в порядке вещей, у себя дома видеть такое они не хотят.

А вот отношение русскоязычной общины можно охарактеризовать, как сдержанное злорадство: «Не хотели с русскими уживаться по-доброму, теперь придётся „интегрироваться“ с неграми и арабами. Уж они-то вам живо поправят генетическую карту!».

Обычно, прибалты привыкли покорно исполнять повеления Брюсселя. Но то, что последовало дальше, можно было бы охарактеризовать, как «бунт на коленях».

«Мы не поддерживаем введение квот на беженцев. Нужно думать, конечно, о солидарности с другими странами. Но солидарность может быть разной! Как я проинформировала Евросовет, мы готовы послать катер, и один вертолёт для погранохраны в Средиземном море», – сказала премьер Латвии Лаймдота Страуюма.

Но катером и вертолётом отделаться не удалось. К счастью, у прибалтов нашлись союзники, также настроенные против квот: Дания, Великобритания. «Государства по-разному к этому относятся. Однако и мы должны думать, не придётся ли нам самим когда-то… не хочу поминать сейчас. Ситуация в любом регионе мира может обостриться. И это очень опасно», – отметила Страуюма, признав, что Латвия не готовилась к массовому приёму беженцев.

Пока, по её словам, «нелегалы» стремятся проехать Прибалтику транзитом: их конечной целью являются страны с более развитой экономикой и более высоким уровнем жизни – главным образом, Скандинавия.

По мнению Страуюмы, приём беглецов должен осуществляться на добровольной основе. «Я согласна, что возможны и политические риски. Во-первых, этих людей придётся содержать. И это другая культура, другой язык, другая религия. Это всё проявляется – как ужиться? Проблема интеграции остаётся. В целом, в Европе за время нашего председательства в ЕС этот вопрос усилился, в связи со Средиземным морем. В первую очередь, мы думаем, как защитить границу Европейского сообщества, как не допустить контрабанды людей, происходящей там сейчас», – заявила премьер-министр Латвии.

США заставляют Европу принимать беженцев из Азии и Африки

Со своей «пугалкой» выступила и Полиция безопасности государства. «Опыт прочих европейских стран показывает, что иммигранты, прибывающие с других континентов, оказавшись в новой среде, часто сталкиваются с проблемами интеграции и идентичности. В результате, они попадают под идеологическое влияние исламистских террористических группировок. Если доля иммигрантов будет расти, в Латвии возможно усиление праворадикальных настроений в обществе и рост поддержки правой экстремистской идеологии», – указали в ПБ, реагируя на предложения Еврокомиссии о том, что первоначальная квота Латвии может составить 737 человек.

Кстати, эти опасения не беспочвенны. Скажем, Норвегия согласилась принять в этом году 2 тыс. сирийцев, а затем в течение двух лет по 3 тыс. человек ежегодно. Так вот, по оценкам норвежских спецслужб, от пяти до десяти человек из каждой тысячи выбранных для переселения, имеют отношение либо к ИГИЛ, либо подразделению «Аль-Каиды» – «Фронту Ан-Нустра».

Латышей тут же стали стыдить за их «уклонизм» из Брюсселя. Комиссар по правам человека Совета Европы Нилс Муйжниекс (кстати, сам латыш по национальности) высказался, что в столь актуальном для ЕС вопросе Латвия не может позволить себе проявить отсутствие солидарности с другими странами. Он отметил, что не должно быть ситуации, когда всю тяжесть работы с иммигрантами берут на себя Италия и ещё несколько государств.

Муйжниекс подчеркнул, что на проблему беженцев Латвия должна смотреть в долгосрочной перспективе. «Что будет делать наша страна, если к нам вдруг хлынет поток беженцев с востока? Тогда мы захотим, чтобы с нами были солидарны», – заявил комиссар. А вице-президент Еврокомиссии Франц Тиммерманотметил, что «солидарность подразумевает ответственность», и все, кто нуждается в убежище, должны иметь возможность найти его в Европе.

Меняем африканцев на украинцев или китайцев

Под натиском «больших дядек» Страуюма отступила от первоначальной позиции и начала торговаться. Она заявила, что сумма в 6000 евро, определённая Еврокомиссией к выплате за каждого беженца, которого разместит у себя государство, не является достаточной.

Политик отметила, что в данный момент Латвия без дополнительных инвестиций может самостоятельно принять только 50 беглецов, и подчеркнула, что стране придётся инвестировать средства не только в обеспечение жизни мигрантов, но и в обучение их латышскому языку. По её словам, важным также является вопрос о том, где именно окажутся размещены беженцы. «Нежелательно было бы поселять их всех в одном месте», – считает Страуюма.

А вот журналист Байба Лулле предложила вместо мигрантов из Африки принимать беженцев с Украины. «Для Латвии было бы мудрым решением вести свою иммиграционную политику самостоятельно, для начала разместив у себя беженцев из соседних стран, ведь понятно, что только ресурсами латвийцев экономику страны в долгосрочном контексте обеспечить нельзя. Официальная статистика показывает, что за последний год мы потеряли около 15400 жителей. Вместе с экономическим спадом возрастает эмиграция, падает рождаемость. Для поддержания экономики нужна критическая масса, и она должна быть качественной», – считает Лулле.

Это предложение нашло поддержку со стороны демографа Илмара Межса, считающего, что большинство приезжих африканцев не сумеют включиться в местный рынок труда. «Очень часто они умеют лишь пасти скот, строить жилища из глины или грязи, рыбачить и охотиться. И где в Латвии те рабочие места, которые им можно предложить?» – задался вопросом демограф.

Совсем другое дело украинцы, или, скажем, китайцы. «Уже сейчас в Латвии живут многие сотни китайцев, которые официально приехали в Латвию – через программу видов на жительство в обмен на инвестиции, открытие своих ресторанов, ещё как-то… И что латвийское общество делает? Оно смотрит, оценивает… Понятно, что целый условный Пурвциемс (район Риги), населённый выходцами из Азии, не появится тут за один день. Это будет происходить постепенно, в течение нескольких десятилетий…», – считает специалист.

В настоящее время руководство ЕС ещё не определилось окончательно с вопросом конкретной величины квот – по разным оценкам на долю каждой из республик Прибалтики может выпасть от 200 до 7000 беженцев ежегодно. В ближайшее время вопросы иммиграции будут обсуждаться на совещании министров внутренних дел ЕС, затем на саммите глав государств союза, но никакой конкретики не ожидается.

Ссылаясь на источники во властных структурах Евросоюза, агентство AFP сообщает, что решение вопроса о квотах отложено, по крайней мере, до сентября. Впрочем, несомненно, что до конца нынешнего года оно будет всё же принято – и тут уж прибалтам не удастся отвертеться. Придётся брать под козырёк и исполнять. Что ожидает латышей, литовцев и эстонцев при подобном раскладе?

Скорее всего, ничего хорошего, если исходить из признанного многими европейскими политиками провала «практики мультикультурализма», призванного обосновывать появление в ЕС огромных толп смуглокожих уроженцев юга и востока. Хотя и на этот счёт существуют разные мнения.

Например, латвийский публицист Михаил Губин в своё время опубликовал вполне «тролльскую» по духу заметку, в которой уверяет: «Всё будет постепенно и неумолимо. Турецкий язык в школах и на бесплатных курсах, кебабы и кальяны, магазины халяльных продуктов… Комбинат по производству халяльного мяса (животных, убитых по мусульманским традициям) у нас уже есть. Как и решение Сейма на этот счёт. Положительное. Приходишь в магазин – а там появился отдел исламских товаров. Заходишь в парикмахерскую – а там зал для женщин-мусульманок отгородили. И сами они появятся в соответствующих нарядах. Включаешь телевизор: мэр города торжественно открывает мечеть. И уже никто не удивляется требованию знать турецкий язык…».

Вячеслав Самойлов – обозреватель EADaily по Прибалтийскому региону

Источник

 

Погромы в Стокгольме. Европа не может ни прокормить, ни заставить работать эмигрантов

 

 

Более подробную и разнообразную информацию о событиях, происходящих в России, на Украине и в других странах нашей прекрасной планеты, можно получить на Интернет-Конференциях, постоянно проводящихся на сайте «Ключи познания». Все Конференции – открытые и совершенно безплатные. Приглашаем всех просыпающихся и интересующихся…

 


Информационная война Артура Конан Дойла
Руан, новости украины, новости мира, новости россии
ru_an_info
Редакция, 29 июня 2015
Весь мир был возмущён войной Англии против буров – белого населения ЮАР. Англо-саксов справедливо клеймили все кто только мог. Но ситуацию переломил Артур Конан Дойл. Он начал и выиграл первую информационную войну против мира...

 

Английский «ватник» и чеширский «колорад», сэр Артур Конан Дойл

Эту историю очень хочется рассказать именно сегодня, 12 июня. Она не только о том, как создатель «Шерлока Холмса» спас Англию в Первой информационной войне, но и про то, что у великих людей не грех и поучиться. Потому что рыцарем Британской империи сэр Артур Конан Дойл стал отнюдь не за достижения в области художественной литературы.

Начало войны

Англо-Бурская война была объявлена 11 октября 1899 года. И многое, что тогда происходило впервые, в дальнейшем повторялось в других странах и с другими участниками. Схема проста: огромная держава нападает на маленьких гордых поселенцев и долгое время не может ничего с ними поделать. Поселенцы в славе, держава в дерьме. Купоны стригут конкуренты державы.

Узнаваемо «компетентное мнение» британских военных: «Что представляют собой буры? – Дезорганизованная толпа». Знакомы рассуждения чванливых завсегдатаев пабов: «старик Крюгер? Да он не продержится и двух недель». В Лондоне с протестом против подготовки к войне выступили пробурские партии и сторонники «малой Англии», митинги при свете газовых фонарей становились всё более бурными.

А пока правительство составляло президенту Крюгеру ультиматум, тот успел предъявить свой. Теперь тянуть время было не нужно, в степях уже появилась трава, что позволяло маневрировать главной ударной силе буров – конным ополченцам. Да и все большие ящики с ярлыками «Сельскохозяйственные орудия» и «Горнорудная техника», которые нескончаемым потоком перетекали в форты Крюгера (в том числе – прямо перед изумлённым взором англичан через Кейптаун и Порт-Элизабет) достигли цели.

Конан Дойл умело пропиарил войну Англии против белого населения ЮАР

Унизительные вести

Все шарманки в Лондоне наигрывали песенку солдат королевы, а из Южной Африки приходили унизительные и тревожные вести. Первые сражения остались за бурами. В осаде оказались Кимберли и Мафекинг, 11 тысяч англичан были окружены возле Ледисмита. Все ждали перелома с прибытием корпуса сэра Редверса Буллера, однако уже после того, как он вступил в бой, между 7 и 15 декабря для Англии настала «чёрная неделя». «Поражения в трёх битвах за одну неделю – констатировала немецкая пресса, ещё более злорадная чем французская, русская или австрийская, – низвели военный престиж Англии до самого низкого в ХIХ столетии уровня».

Одним из немногих, кто сумел правильно оценить противника, был Конан Дойл, который, хотя бы благодаря уважительному отношению к истории, знал о кальвинистской отваге буров и об их искусстве ведения боя среди холмов.

Ещё в самом начале войны Конан Дойл заявлял, что страна обязана прибегнуть к помощи своих спортсменов – людей, которые умеют отлично стрелять и ездить верхом и которых можно противопоставить подвижной бурской коннице. Он написал об этом в «Таймс» и письмо было опубликовано в тот самый день, когда правительство обратилось с призывом организовать именно такое воинское соединение – добровольческую кавалерию.

Вот что он пишет в письме к матери: «Я чувствую, что сильнее, чем кто-либо в Англии, кроме разве что Киплинга, могу повлиять на молодёжь, особенно молодёжь спортивную… Что касается существа раздора, то со дня вторжения в Наталь это превратилось в чисто академическую проблему. И конечно, стало очевидным, что они-то готовились уже много лет, а мы – нет. Что же после этого остаётся от всех наших коварных замыслов? До того, как война разразилась, у меня ещё были серьёзные сомнения, но с первого же дня войны я уверился, что она справедлива и стоит любых жертв…»

А на фронте мрачной чередой тянулись поражения. В это не хотелось верить. В глазах обывателей эти буры, поющие псалмы и почитающие за грех обстреливать город по воскресениям, представлялись исчадиями ада, порождением тёмных сил.

Личное дело

Конан Дойл отправился на войну в составе добровольческого госпиталя, прибыв в Блюфонтейн 2 апреля 1900 года. Катастрофически не хватало коек, дезинфицирующих средств, белья, инструментов. Вдобавок ко всему, началась эпидемия тифа, которым заболели 12 из 45 сотрудников. Не приходилось думать о могилах для большинства умерших, тела которых заворачивали в больничные одеяла и сваливали в неглубокие рвы. Только за апрель и май скончалось 500 человек, и в округе распространялся такой смрад, что при перемене ветра он уже ощущался за 6 миль.

Постепенно военные действия разворачивались в другую сторону – мощь империи, которая пусть и не быстро, но училась на ошибках, принесла результат. Но в мировой прессе разворачивалась антибританская кампания, тон в которой задавали немецкие газеты. Жестокосердный «Томми» сжигал дома фермеров просто из удовольствия сжигать дома фермеров. Он грабил без разбора, поощряемый в этом офицерами. Он пользовался разрывными пулями «дум-дум». Закалывал штыком младенцев и швырял их тела в пылающие дома. Насиловал бурских женщин. Морил голодом бурских детей.

Ужасающие рассказы о болезнях, об умирающих детях, превратившихся в мешки с костями, приобретали особую яркость в рисунках художников. Их символом был британский офицер с улыбкой в 32 зуба, стоящий среди дымящихся руин и науськивающий кафров на грабёж. Но такие нападки появлялись не только в иностранной прессе.

Конан Дойл умело пропиарил войну Англии против белого населения ЮАР

Английские журналисты пробурской ориентации могли позволить себе писать о собственных войсках на театре военных действий в таком тоне: «День и ночь – гремел У.Т. Стид из «Журнала журналов», – в Африке разворачивается самая адская панорама и мы знаем, что до заката британские войска, исполняя волю королевской комиссии, добавят ещё несколько кошмарных деяний к их общему устрашающему числу. Жестокие дела неумолимо совершаются».

Плакаты и памфлеты от «Убивать ли мне моего брата бура?» (1899) до «Методов варварства» (1900), – всё это пресса множила под девизом «прекратить войну». Зарубежная пресса, естественно, это цитировала и затем заверяла, что все эти «страшные истории» «признаются англичанами». И никто в Англии не предпринял ничего, чтобы это опровергнуть. Правительство не снисходило до ответа. Пожимало плечами и считало, что отвечать – ниже его достоинства.

Вернувшийся к этому моменту в Англию Конан Дойл принял решение начать личную информационную войну, не видя иного способа спасти свою страну от репутационной катастрофы.

Первая информационная война

В какой-то момент официальный Лондон начал отвечать на обвинения, но делал это столь неуклюже, что только ухудшал ситуацию. Например, произнесённая Джозефом Чемберленом речь в Эдинбурге была воспринята как ответ из цикла «сам дурак», поскольку в ней говорилось о поведении Пруссии во Франко-Прусской войне. Немедленно в ответ 680 представителей духовенства с Рейна подписали петицию против зверств англичан. Забавно, что она была оперативно опубликована… в Таймс.

Удивительно, но в этой ситуации Конан Дойл разработал и успешно реализовал программу действий, которую через много лет назвали бы «эффективными PR-технологиями». Как оказалось, автор Шерлока Холмса разбирался не только в дедукции. «Быть может, за этой надменной, неприступной политикой, кроется безразличие, быть может – вызов, но, безусловно, что за этим стоит глупость. К черту холодное величие, бить по лжи и бить наповал…» (цитата из биографа Конан Дойла Джона Диксона Карра).

Конан Дойлу было очевидно, что на международном уровне слышен голос только одной из сторон. Британские репортажи не принимаются в расчёт, как не заслуживающие внимания. Страницы британских «синих книг» (продукт официальной пропаганды, выпускаемый перед очередной войной) забиты снотворной информацией, которую вообще никто не читает. Он понимал, что тут нужен кто-то очень авторитетный, посвящённый в курс дела, готовый выйти с фактами в руках и изложить их ясными словами, избегая прямых опровержений, и главное – в удобочитаемой форме.

Конан Дойл умело пропиарил войну Англии против белого населения ЮАР

Главный инструмент информационной войны был создан лично Артуром Конан Дойлом, никого лучше себя он не нашёл. Это была небольшая брошюра на 60 тысяч слов, в самом дешёвом переплёте, представляющая иной взгляд на эту войну и опирающаяся на факты. Важно отметить что, по замыслу автора, доход от продажи брошюры в Англии позволит переиздать её на иностранных языках и широко распространить в Европе. Для дополнительного увеличения тиражей была использована система сбора средств по подписке, которая стала дополнительным инструментом продвижения всего проекта в британском обществе.

Во многом благодаря личной поддержке членов королевской семьи, проект Конан Дойла стал системообразующим во всей информационной политике англичан по бурской проблеме. А его автор получил титул рыцаря, потратив при этом значительную часть собственных сбережений.

Разумеется, успех этой брошюры и сведение информационной войны практически «вничью» во многом объясняется широкой популярностью самого автора – создателя Шерлока Холмса готовы были читать, даже если он пишет не о великом сыщике, а о далёкой войне. Но этот британский патриот использовал все патроны, что были в его обойме и если они оказались бронебойными – тем более честь ему и хвала.

Источник

 

Англо-бурская война. Колониальные войны

 

 

Более подробную и разнообразную информацию о событиях, происходящих в России, на Украине и в других странах нашей прекрасной планеты, можно получить на Интернет-Конференциях, постоянно проводящихся на сайте «Ключи познания». Все Конференции – открытые и совершенно безплатные. Приглашаем всех просыпающихся и интересующихся…