Русское Агентство Новостей (ru_an_info) wrote,
Русское Агентство Новостей
ru_an_info

Category:

Иудейская техника государственного переворота

09 декабря 2019

Кон­спект од­но­имен­ной книги.

Иудейская техника государственного переворота

Автор этой книги Курцио Ма­ла­пар­те (на­сто­я­щее имя Курт Эрих Зук­керт) лич­ность весьма при­ме­ча­тель­ная, с бо­га­той и весьма бурной био­гра­фи­ей.

Участ­во­вал в Первой ми­ро­вой войне, был ранен и кон­ту­жен, на­граж­дён за храб­рость ор­де­на­ми Италии и Фран­ции. С 1918 года ра­бо­тал жур­на­ли­стом. Че­ло­век аван­тюр­но­го склада и анар­хист по убеж­де­ни­ям, тем не менее по­бы­вал прак­ти­че­ски во всех пар­ти­ях

Всту­пил в На­ци­о­наль­ную фа­шист­скую партию в 1920 году. В 1922 году принял уча­стие в походе Мус­со­ли­ни на Рим. После опуб­ли­ко­ва­ния ан­ти­то­та­ли­тар­но­го пам­фле­та «Тех­ни­ка го­су­дар­ствен­но­го пе­ре­во­ро­та» (1931), в ко­то­ром автор одоб­ри­тель­но вы­ска­зы­ва­ет­ся о стра­те­гии Ленина и так­ти­ке Троц­ко­го, од­но­вре­мен­но осуж­дая Мус­со­ли­ни и Гит­ле­ра, был изгнан из пар­тий­ных рядов, неод­но­крат­но аре­сто­вы­вал­ся, от­бы­вал срок в зна­ме­ни­той рим­ской тюрьме Regina Coeli (Царица Небес­ная).

После войны всту­пил в Ита­льян­скую ком­му­ни­сти­че­скую партию. В 1947 году по­се­лил­ся в Париже, где на­пи­сал фран­ко­языч­ные пьесы о Мар­се­ле Прусте и Карле Марксе. Ин­те­ре­со­вал­ся ма­о­ист­ским Китаем. Свою зна­ме­ни­тую виллу на Капри, где в разное время го­сти­ли Аль­бер­то Мо­ра­виа, Альбер Камю и др., за­ве­щал пра­ви­тель­ству Ки­тай­ской На­род­ной Рес­пуб­ли­ки.

Пишу про него так по­дроб­но потому что знаю, на­сколь­ко при­ди­чи­во от­но­сят­ся мои чи­та­те­ли к лич­но­сти пи­шу­щих о том, что про­ис­хо­ди­ло в России. А Курт пишет не просто про Россию, он пишет про ре­во­лю­цию – книгу его можно смело на­зы­вать по­со­би­ем для же­ла­ю­щих со­вер­шить пе­ре­во­рот.

"Об­ще­ствен­ное мнение в тех стра­нах, где су­ще­ству­ет ли­бе­раль­ное и де­мо­кра­ти­че­ское об­ще­ствен­ное мнение, со­вер­ша­ет ошибку, так рав­но­душ­но от­но­сясь к воз­мож­но­сти го­су­дар­ствен­но­го пе­ре­во­ро­та. При со­вре­мен­ном по­ло­же­нии в Европе такая воз­мож­ность не ис­клю­че­на ни в одной стране." – на­пи­сал Курт почти 100 лет назад – в 1931 году, и вы сейчас оце­ни­те, на­сколь­ко его на­блю­де­ния ак­ту­аль­ны и се­год­ня.

Курт, на ос­но­ва­нии личных на­блю­де­ний и сви­де­тельств оче­вид­цев (для чего он спе­ци­аль­но при­ез­жал в СССР) с до­тош­но­стью па­то­ло­го­ана­то­ма пре­па­ри­ру­ет со­бы­тия Ок­тяб­ря 1917, в ре­зуль­та­те чего опи­сан­ная им кар­ти­на весьма от­ли­ча­ет­ся от ка­но­ни­че­ской версии со­вет­ской ис­то­рии. Ленина в опи­са­нии Курта – пол­но­стью ото­рван­ный от ре­аль­но­сти тео­ре­тик. Троц­кий – при­зем­лён­ный прак­тик, без ко­то­ро­го ни­ка­ко­го пе­ре­во­ро­та 1917 просто не слу­чи­лось бы.

"Стра­те­ги­че­ская кон­цеп­ция Ленина была далека от ре­аль­но­сти: ей недо­ста­ва­ло точ­но­сти и рас­че­та. Ленин по­ни­мал ре­во­лю­ци­он­ную стра­те­гию на манер Кла­у­зе­ви­ца: скорее как своего рода фи­ло­со­фию, нежели как ис­кус­ство или науку. После смерти Ленина среди его на­столь­ных книг было най­де­но фун­да­мен­таль­ное со­чи­не­ние Кла­у­зе­ви­ца «О войне» с ле­нин­ски­ми по­мет­ка­ми: по этим по­мет­кам, а также по за­пи­сям на полях книги Маркса «Граж­дан­ская война во Фран­ции», можно судить о том, на­сколь­ко обос­но­ван­ным было неве­рие Троц­ко­го в стра­те­ги­че­ский гений Ленина.

После из­бра­ния Троц­ко­го на пост пред­се­да­те­ля пет­ро­град­ско­го совета и военно-ре­во­лю­ци­он­но­го ко­ми­те­та, а также за­во­е­ва­ния боль­шин­ства в мос­ков­ском совете уня­лась, на­ко­нец, тре­во­га, му­чив­шая Ленина еще с июль­ских со­бы­тий из-за того, что его партия никак не могла до­бить­ся боль­шин­ства в Со­ве­тах. И все же его немно­го тре­во­жил второй съезд Со­ве­тов, на­зна­чен­ный на ок­тябрь. «Нам необя­за­тель­но быть в боль­шин­стве на съезде, – го­во­рит Троц­кий, – ведь не это боль­шин­ство будет за­хва­ты­вать власть».

Люди, зна­ю­щие все труды Ленина, в осо­бен­но­сти его за­мет­ки о тех­ни­ке де­кабрь­ско­го вос­ста­ния в Москве в 1905 году, будут по­ра­же­ны на­ив­но­стью его пред­став­ле­ний о так­ти­ке и тех­ни­ке вос­ста­ния в канун ок­тяб­ря 1917 года.

Вос­ста­ние должно опи­рать­ся на ре­во­лю­ци­он­ный подъем народа. – тео­ре­ти­зи­ру­ет Ленин.

– Пре­крас­но, – го­во­рит Троц­кий, – но весь народ – это че­ре­с­чур много для вос­ста­ния. Нужен неболь­шой отряд хлад­но­кров­ных, ре­ши­тель­ных бойцов, овла­дев­ших ре­во­лю­ци­он­ной так­ти­кой.

Чтобы до­бить­ся успеха, не нужно ни опа­сать­ся небла­го­при­ят­ных об­сто­я­тельств, ни по­ла­гать­ся на об­сто­я­тель­ства бла­го­при­ят­ные. Нужно со­блю­дать так­ти­ку, дей­ство­вать на огра­ни­чен­ном про­стран­стве неболь­шим числом людей, со­сре­до­то­чить усилия на глав­ных на­прав­ле­ни­ях, уда­рить точно и сильно, не под­ни­мая шума. Вос­ста­ние – это бес­шум­ная машина. Ваша стра­те­гия нуж­да­ет­ся во мно­же­стве бла­го­при­ят­ных об­сто­я­тельств: а вос­ста­ние не нуж­да­ет­ся ни в чем: оно са­мо­до­ста­точ­но.

Иудейская техника государственного переворотатроцкий

Троц­кий улы­ба­ет­ся, он спо­ко­ен: «Вос­ста­ние – это не ис­кус­ство, – го­во­рит он, – вос­ста­ние – это машина. Чтобы за­ве­сти ее, нужны спе­ци­а­ли­сты-тех­ни­ки: и ничто не сможет ее оста­но­вить, даже за­ме­ча­ния оп­по­нен­тов. Оста­но­вить ее смогут только тех­ни­ки»

Удар­ные части Троц­ко­го на­счи­ты­ва­ют всего около тысячи ра­бо­чих, солдат и мат­ро­сов. Лучшие силы в этих частях были на­бра­ны на Пу­ти­лов­ском и Вы­борг­ском за­во­дах, из мо­ря­ков Бал­тий­ско­го флота и ла­тыш­ских стрел­ков. В те­че­ние десяти дней эта крас­ная гвар­дия под ко­ман­до­ва­ни­ем Ан­то­но­ва-Овсе­ен­ко про­во­дит «неви­ди­мые» тре­ни­ров­ки в центре города.

На фоне толпы де­зер­ти­ров, за­пру­див­шей улицы, на фоне хаоса, ца­ря­ще­го в пра­ви­тель­ствен­ных учре­жде­ни­ях, в ми­ни­стер­ствах, в ге­не­раль­ном штабе, на поч­там­те, на те­ле­фон­ных стан­ци­ях и те­ле­гра­фе, на вок­за­лах и в ка­зар­мах, в ру­ко­вод­стве всеми тех­ни­че­ски­ми служ­ба­ми города, никто не за­ме­ча­ет этих без­оруж­ных людей, ко­то­рые неболь­шим груп­па­ми, по три-четыре че­ло­ве­ка, среди бела дня от­ра­ба­ты­ва­ют так­ти­ку вос­ста­ния. Тактика «неви­ди­мых тре­ни­ро­вок», обу­че­ния по­встан­че­ским боевым дей­стви­ям, впер­вые ис­поль­зо­ван­ная Троц­ким в канун ок­тябрь­ско­го пе­ре­во­ро­та, теперь стала частью стра­те­гии Тре­тье­го Ин­тер­на­ци­о­на­ла. Пра­ви­ла Троц­ко­го из­ло­же­ны и раз­ви­ты в учеб­ной ли­те­ра­ту­ре Ко­мин­тер­на.

Курт оправ­ды­ва­ет так­ти­ку Вре­мен­но­го пра­ви­тель­ства:

Будем спра­вед­ли­вы к Ке­рен­ско­му: в ок­тяб­ре, за­щи­щая го­су­дар­ство от боль­ше­вист­ско­го восста– ния, он мог дей­ство­вать только так, как дей­ство­вал, и не иначе. Троц­кий утвер­ждал, что в деле защиты го­су­дар­ства глав­ное – это пра­виль­но вы­брать си­сте­му. Ке­рен­ский, Ллойд Джордж, Пу­ан­ка­ре, Носке, – все они в ок­тяб­ре могли бы при­бег­нуть лишь к одной си­сте­ме защиты: клас­си­че­ской си­сте­ме по­ли­цей­ских мер.

Перед лицом гро­зя­щей опас­но­сти Ке­рен­ский при­ка­зы­ва­ет верным пра­ви­тель­ству во­ен­ным частям – юн­ке­рам и ка­за­кам – взять под кон­троль Зимний дворец, Та­ври­че­ский дворец, ми­ни­стер­ства, те­ле­фон­ные стан­ции и те­ле­граф, мосты, вок­за­лы, здание Ге­не­раль­но­го штаба, пе­ре­крест­ки самых ожив­лен­ных цен­траль­ных улиц. Таким об– разом, два­дцать тысяч че­ло­век, ко­то­ры­ми он рас­по­ла­га­ет в сто­ли­це, будут заняты охра­ной стра­те­ги­че­ских точек в по­ли­ти­че­ской и ад­ми­ни­стра­тив­ной струк­ту­ре го­су­дар­ства. Именно этой ошиб­кой и вос­поль­зу­ет­ся Троц­кий.

Ленин про­дол­жа­ет па­ни­ко­вать, не на­блю­дая и близко "все­на­род­но­го вос­ста­ния". Проф­со­ю­зы не желают под­ни­мать ра­бо­чих. Когда он узнает о ней­тра­ли­те­те проф­со­юз­ных ор­га­ни­за­ций, то го­во­рит Троц­ко­му:

– Ка­ме­нев был прав: без опоры на все­об­щую за­ба­стов­ку ваша так­ти­ка об­ре­че­на на провал.

– Мой со­юз­ник – хаос, – от­ве­ча­ет Троц­кий, – а это больше, чем все­об­щая за­ба­стов­ка.

Для Троц­ко­го про­бле­ма ре­во­лю­ции – это лишь про­бле­ма тех­ни­че­ско­го по– рядка. «Чтобы за­хва­тить со­вре­мен­ное го­су­дар­ство, – го­во­рит он, – нужны удар­ные во­ен­ные части и тех­ни­ки: отряды во­ору­жен­ных людей под ко­ман­до­ва­ни­ем ин­же­не­ров».

«Необя­за­тель­но про­во­ци­ро­вать за­ба­стов­ку, – го­во­рит Троц­кий, – чу­до­вищ­ный хаос, ко­то­рый царит в Пет­ро­гра­де, – это по­силь­нее за­ба­стов­ки. Этот хаос, па­ра­ли­зу­ю­щий го­су­дар­ство, мешает пра­ви­тель­ству при­нять меры против вос­ста­ния. Раз мы не можем опе­реть­ся на за­ба­стов­ку, да­вай­те опи­рать­ся на хаос».

Троц­ко­му уда­лось раз­до­быть план го­род­ских ком­му­ни­ка­ций: мат­ро­сам Ды­бен­ко, с по­мо­щью двух ин­же­не­ров и двух ра­бо­чих-спе­ци­а­ли­стов, по­ру­че­но изу­чить рас­по­ло­же­ние на мест­но­сти га­зо­вых и во­до­про­вод­ных труб, элек­три­че­ских под­стан­ций, те­ле­фон­ных и те­ле­граф­ных ка­бе­лей.

Двое мат­ро­сов об­сле­ду­ют ка­на­ли­за­ци­он­ный ко– лодец под зда­ни­ем ге­не­раль­но­го штаба. Необ­хо­ди­мо суметь за счи­тан­ные минуты от­ре­зать от мира целый квар­тал, или всего несколь­ко домов. Троц­кий раз­де­ля­ет го– род на сек­то­ра, на­ме­ча­ет стра­те­ги­че­ские пункты, и на­прав­ля­ет с за­да­ни­ем в каждый сектор ко­ман­ды, со­сто­я­щие из солдат и ра­бо­чих-спе­ци­а­ли­стов. Рядом с сол­да­та­ми должны быть тех­ни­ки.

Захват Мос­ков­ско­го вок­за­ла по­ру­чен двум ко­ман­дам, со­сто­я­щим из два­дца­ти пяти ла­тыш­ских стрел­ков, двух мат­ро­сов и десяти же­лез­но­до­рож­ни­ков; три ко­ман­ды, со­став­лен­ные из мат­ро­сов, ра­бо­чих и же­лез­но­до­рож­ни­ков, об– щей чис­лен­но­стью в ше­сть­де­сят че­ло­век, по­лу­ча­ют за­да­ние за­хва­тить Вар­шав­ский вокзал; на другие вок­за­лы Ды­бен­ко рас­счи­ты­ва­ет по­слать ко­ман­ды по два­дцать че­ло­век каждая. Чтобы кон­тро­ли­ро­вать дви­же­ние по же­лез­ной дороге, каждой коман– де придан те­ле­гра­фист.

Два­дцать пер­во­го ок­тяб­ря под непо­сред­ствен­ным ру­ко­вод­ством Ан­то­но­ва-Овсе­ен­ко, ко­то­рый неот­рыв­но на­блю­да­ет за тре­ни­ров­ка­ми, все ко­ман­ды от­ра­ба­ты­ва­ют захват вок­за­лов: эта ге­не­раль­ная ре­пе­ти­ция про­во­дит­ся с без­уко­риз­нен­ной чет­ко­стью и рит­мич­но­стью.

В тот же день трое мат­ро­сов при­хо­дят на элек­тро­стан­цию, ко­то­рая на­хо­дит­ся у въезда на тер­ри­то­рию порта: на элек­тро­стан­ции, под­чи­ня­ю­щей­ся го­род­ско­му управ­ле­нию тех­ни­че­ских служб, нет охраны. «Вас при­слал ко­ман­ду­ю­щий во­ен­ным окру­гом? – спра­ши­ва­ет у мат­ро­сов на­чаль­ник элек­тро­стан­ции. – Пять дней назад он обещал обес­пе­чить нам охрану, и с тех пор я все жду». Трое мат­ро­сов оста­ют­ся на элек­тро­стан­ции, чтобы, как они утвер­жда­ют, за­щи­щать ее от крас­но­гвар­дей­цев в случае вос­ста­ния. Таким же об­ра­зом другие ко– манды мат­ро­сов берут под кон­троль осталь­ные три элек­тро­стан­ции.

Вся за­ко­но­да­тель­ная, по­ли­ти­че­ская и ад­ми­ни­стра­тив­ная власть по-преж­не­му в руках Ке­рен­ско­го. Никто не пы­тал­ся штур­мо­вать Та­ври­че­ский дворец, Ма­ри­ин­ский дворец и ми­ни­стер­ства.

Да, боль­ше­ви­ки за­хва­ти­ли всю тех­ни­че­скую струк­ту­ру города: но Ке­рен­ский не сверг­нут, вся власть у него, но он утра­тил кон­троль над же­лез­ны­ми до­ро­га­ми, элек­тро­стан­ци­я­ми, га­зо­вой сетью, ком­му­наль­ным об­слу­жи­ва­ни­ем, те­ле­фо­ном, те­ле­гра­фом, поч­там­том, Го­су­дар­ствен­ным банком, уголь­ны­ми скла­да­ми, нефте– и зерно-хра­ни­ли­ща­ми.

Ми­ни­стры, со­брав­ши­е­ся в Зимнем дворце, прак­ти­че­ски уже не в со­сто­я­нии управ­лять, а ми­ни­стер­ства – не в со­сто­я­нии ра­бо­тать: пра­ви­тель­ство от­ре­за­но от осталь­ной России, все сред­ства связи на­хо­дят­ся в руках боль­ше­ви­ков. Все выезды из города пе­ре­кры­ты, даже Ге­не­раль­ный штаб изо­ли­ро­ван от внеш­не­го мира."

Ды­бен­ко оста­ёт­ся только ин­фор­ми­ро­вать Вре­мен­ное пра­ви­тель­ство, что оно уже недее­спо­соб­но. Дело сде­ла­но...

Когда я читал эту книгу, меня не от­пус­ка­ли смут­ные по­до­зре­ния, что её вни­ма­тель­но шту­ди­ро­ва­ли не только в Ко­мин­терне – уж больно со­бы­тия 1991 года и по­сле­ду­ю­щих раз­но­цвет­ных ре­во­лю­ций со­от­вет­ству­ют опи­сан­ной жур­на­ли­стом ме­то­ди­ке то­ва­ри­ща Троц­ко­го. Скажу даже больше – бе­реж­ное со­би­ра­ние под видом бе­жен­цев во всех стра­нах Европы мо­ло­дых, здо­ро­вых неза­ком­плек­со­ван­ных мужчин при­зыв­но­го воз­рас­та жутко на­по­ми­на­ет ту самую "тысячу крас­но­гвар­дей­цев Троц­ко­го"

Курт ре­зю­ми­ру­ет:

Чтобы предо­хра­нить го­су­дар­ство от со­вре­мен­ной тех­ни­ки вос­ста­ния, обыч­ных по­ли­цей­ских мер уже недо­ста­точ­но. В этом плане было бы весьма по­лез­но, если бы ев­ро­пей­ские пра­ви­тель­ства, ничему не на­учив­ши­е­ся на опыте Ке­рен­ско­го, сумели бы из­влечь урок из со­бы­тий 1927 года, то есть из опыта Ста­ли­на. Его так­ти­ка в 1927 году – клас­си­че­ский пример защиты го­су­дар­ства, един­ствен­ная так­ти­ка, ко­то­рую можно успеш­но при­ме­нить против ком­му­ни­сти­че­ско­го вос­ста­ния. Тому, кто хочет за­щи­тить бур­жу­аз­ное го­су­дар­ство от ком­му­ни­сти­че­ской опас­но­сти, необ­хо­ди­мо изу­чить так­ти­ку Ста­ли­на, един­ствен­но­го главы го­су­дар­ства в Европе, су­мев­ше­го ис­поль­зо­вать уроки 1917 года.

Об этом опыте – в сле­ду­ю­щей пуб­ли­ка­ции – про­дол­же­ние сле­ду­ет.

Tags: Европа, Иосиф Сталин, Лев Троцкий, Российская империя, Россия, Россия и Евразия, Россия и Европа, Россия и Запад, СССР, СССР и Россия, власть в РФ, государственный переворот, переворот в России, политика в России
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments