Русское Агентство Новостей (ru_an_info) wrote,
Русское Агентство Новостей
ru_an_info

Category:

Техника сионистского государственного переворота. Крах

10 декабря 2019

Конспект книги "Техника государственного переворота" Курцио Малапарте. Продолжение. Начало тут.

Техника сионистского государственного переворота. Крах

"История борьбы Сталина с Троцким – это история попытки Троцкого захватить власть и защиты государства Сталиным это история неудавшегося государственного переворота." – замечательная цитата, ещё раз высвечивающая реальную политическую ситуацию в СССР после смерти Ленина. Поэтому начал именно с неё.

"Сталин – единственный государственный деятель Европы, который сумел извлечь урок из октябрьских событий 1917 года. Если коммунисты всех европейских стран должны учиться у Троцкого искусству захвата власти, то либеральные и демократические правительства должны учиться у Сталина искусству защищать государство от повстанческой тактики коммунистов, то есть от тактики Троцкого." – Малапарте призывает буржуазных либералам учиться у Сталина. Я буквально слышу треск рвущихся шаблонов...

Совершенно очевидно, что правительства Европы и по сю пору не извлекли никакого урока из событий 1917 года; чуть не каждый день они демонстрируют полную неспо-собность обеспечить защиту государства от коммунистической опасности. Чтобы предохранить государство от современной техники восстания, обычных полицейских мер уже недостаточно. В этом плане было бы весьма полезно, если бы европейские правительства, ничему не научившиеся на опыте Керенского, сумели бы извлечь урок из событий 1927 года, то есть из опыта Сталина. Его тактика в 1927 году – классический пример защиты государства, единственная тактика, которую можно успешно применить против коммунистического восстания.

"Сила Сталина – в его невозмутимости и терпении. Он следит за поведением Троцко– го, анализирует его действия, вслед за быстрыми, нервными, неуверенными шагами соперника слышна его медленная, тяжелая крестьянская поступь. Сталин – замкну-тый, холодный, упрямый, Троцкий – горделивый, порывистый, эгоистичный, нетер– пеливый, весь во власти честолюбия и буйного воображения, натура горячая, дерз-кая и агрессивная. «Жалкий еврей», – говорит о нем Сталин. «Жалкий христианин», – говорит о Сталине Троцкий."

Прочитав последние слова этой цитаты, я сразу вспомнил содержание книги Пыжикова "Корни сталинского большевизма". Практик-политик Малапарте фактически подтверждает всё, о чем писал историк Пыжиков.

Когда после смерти Ленина Троцкий со всей жесткостью ставит вопрос о наследовании в плане политики, экономики и теории, Сталин уже успел взять под свой контроль бюрократический аппарат партии, забрать в свои руки рычаги управления, уже занял стратегические позиции, регулирующие политическую, экономическую и социальную жизнь государства.

«Вы воспользовались его болезнью», – говорит Троцкий. «Чтобы не дать вам воспользоваться его смертью», – говорит Сталин.

Троцкий как народ ный комиссар обороны, имеет на своей стороне армию, а также профсоюзные организации во главе с Томским

Cталин, на стороне которого – ГПУ, партийная и государственная бюрократия, усматривает в этом рабоче– солдатском фронте нарождающуюся опасность

С помощью Менжинского, нового руководителя ГПУ, Сталин лично занимается организацией «специального отряда» для защиты государства. Техническое командование этим специальным отрядом, который размещается в последнем этаже здания ГПУ на Лубянке, вверено Менжинскому: он лично контролирует отбор надежных людей из работников технических служб, электротехников, телеграфистов, телефонистов, железнодорожников, механиков и т. д.

Каждый вооружен только ручной гранатой и револьвером, чтобы быть свободным в движениях. Специальный отряд состоит из ста «команд» по десять человек в каждой, которым приданы двадцать боевиков. Каждая команда располагает взводом пулеметчиков и двумя мотоциклистами для связи с другими ко– мандами и с Лубянкой.

Менжинский, принявший все необходимые меры, чтобы сохранить в тайне сам факт существования «специального отряда», делит Москву на десять секторов: они будут связаны между собой секретной телефонной сетью, замкнутой на Лубянку.

Кроме Менжинского, о существовании и схеме этой телефонной сети знают только работавшие над ней монтеры. Таким образом, все жизненно важ– ные технические центры Москвы связаны с Лубянкой посредством телефонной сети, которой не угрожает ни захват, ни попытка саботажа. В зданиях, находящихся в стратегически важных пунктах каждого сектора, размещены многочисленные «ячейки» для наблюдения, контроля и обороны: они представляют собой звенья одной цепи, являющейся нервной системой всей организации.

Боевая единица специального отряда – команда. Каждая команда проводит учения на отведенной ей территории, в рамках своего сектора. Каждый член команды дол– жен точно знать боевую задачу своей, а также остальных девяти команд своего сек– тора. Организация эта, по словам Менжинского, «тайная и невидимая».

Ее члены не носят формы, их нельзя узнать по какому-либо внешнему признаку: самая принадлежность к организации сохраняется в тайне. Кроме технической и военной подготовки, члены специального отряда получают и политический инструктаж: все средства пущены в ход для того, чтобы разжечь в них ненависть к явным или скрытым врагам революции, к евреям, к сторонникам Троцкого.

Евреи в организацию не допускаются. Обучаясь искусству защиты советского государства от повстанческой тактики Троцкого, члены специального отряда проходят настоящую школу антисемитизма. В России и в Европе много спорили об истоках антисемитизма Сталина. Одни оправдывают его, как шаг навстречу предрассудкам крестьянских масс, продиктованный политической конъюнктурой.

Другие считают его лишь нюансом борьбы Сталина с евреями Троцким, Зиновьевым и Каменевым. Те, кто обвиняет Сталина в нарушении ленинского закона, объявлявшего контрреволюционным преступлением и строго каравшего всякую форму антисемитизма, очевидно, не принимают в расчет, что антисемитизм Сталина следует рассматривать лишь в свете его усилий по защите государства, как один из многочисленных элементов его тактики в борьбе с планами Троцкого.

Троцкий ничего не может предпринять против тактики Сталина: он не в состоянии защититься от спровоцированного взрыва инстинктивной народной ненависти к евреям. Все предрассудки старой царской России, пробудившись, обрушиваются на него. Его громадный авторитет не выдерживает этого неожиданного натиска оживших инстинктов и предрассудков русского народа. Его самые безотказные и самые верные сторонники, рабочие, пошедшие за ним в октябре 1917 года, солдаты, которых он привел к победе над казаками Колчака и Врангеля, теперь отходят от него. Отныне в глазах рабочих масс Троцкий всего-навсего еврей.

Троцкий остается верен своей тактике: на штурм государства он хочет бросить не толпу, а тайно сформированные особые отряды. Он хочет захватить власть не путем открытого восстания рабочих масс, а в результате «научно подготовленного» государственного переворота. Через неделю-другую будут праздновать десятую годовщину Ок– тябрьской революции.

Из всех европейских стран съедутся делегаты секций Третьего Интернационала. Десятую годовщину своей победы над Керенским Троцкий намерен отметить победой над Сталиным. Делегации рабочих со всей Европы увидят, как пролетарская революция возродится и возьмет верх над мелкобуржуазным кремлевским Термидором.

«Троцкий ведет нечестную игру», – с улыбкой говорит Сталин. И внимательно следит за действиями противника, крадется за ним по пятам. Тысяча рабочих и солдат, давних сторонников Троцкого, сохранивших верность революционной идее большевистской старой гвардии, готовы к решающему дню: троцкистские команды техников и рабочих давно уже проходят тренировку на «невидимых учениях».

До членов специального отряда, сформированного Менжинским для защиты государства, доносится глухой рокот машины восстания, запущенной Троцким: масса мелких фактов предупреждает их о близящейся опасности. Менжинский всеми средствами пытается затормозить движение противника, но акты саботажа на железных дорогах, электростанциях, телефонной сети и телеграфе множатся с каждым днем.

Техники из специального отряда Менжинского постоянно начеку, они следят за состоянием нервных узлов государства, проверяют их чувствительность, определяют силу их сопротивления и возможность дать отпор. Менжинский хотел бы, не теряя времени, арестовать Троцкого и самых опасных его сподвижников: но Сталин против. Накануне празднования десятой годовщины революции арест Троцкого произвел бы неприятное и нежелательное впечатление как на массы советских трудящихся, так и на делегации рабочих со всех стран Европы, которые уже съезжаются в Москву для участия в торжествах.

Троцкий не мог выбрать более подходящего момента для попытки захватить власть: будучи превосходным тактиком, он сумел себя обезопасить. Сталин не решается арестовать его, чтобы не выглядеть тираном. Когда он решится, будет уже поздно, думает Троцкий: праздничная иллюминация погаснет, а Сталин больше не будет у власти.

Восстание должно начаться с захвата технических узлов государственной машины и ареста народных комиссаров, членов центрального комитета и комиссии по чистке в партии. Но Менжинский отразил удар: красногвардейцы Троцкого никого не застают дома. Вся верхушка сталинской партии укрылась в Кремле, где Сталин, холодный и невозмутимый, ждет исхода борьбы между силами повстанцев и специальным отрядом Менжинского.

Суть его оборонительной тактики в том, чтобы не защищать находящиеся под угрозой государственные объекты снаружи, привлекая воинские части, а отстаивать их изнутри, силами горстки людей. Невидимому натиску Троцкого он противопоставляет невидимую оборону. Он не расходует силы понапрасну, не отправляет людей охранять Кремль, народные комиссариаты, управления промышленных и торговых трестов, советы профсоюзов и административные учреждения. Пока полицейские подразделения ГПУ обеспечивают безопасность политических и административных органов государства, Менжинский сосредотачивает силы своего специального отряда на защите технических центров. Этого Троцкий не предвидел.

Когда ему сообщают, что попытка захвата телефонных станций, телеграфа и вокзалов провалилась, и что события принимают непредвиденный, необъяснимый оборот, он сразу отдает себе отчет в том, что его повстанческая акция натолкнулась на систему обороны, не имеющую ничего общего с обычными полицейскими мерами

Он уже не может рассчитывать на свои штурмовые отряды, отбро– шенные и рассеянные неожиданным и яростным сопротивлением врага, а потому решает отказаться от своей излюбленной тактики и направить все усилия на разжигание всеобщего восстания. Его призыв к пролетарским массам Москвы был подхвачен лишь несколькими тысячами рабочих и студентов.

Резюме. Содержание книги Малапарте (в части описания событий в СССР) как перчатка на руку, одеваются на содержание книги Пыжикова о принципиально новом составе партии, пришедшей из заводов и фабрик после революции. Именно они полностью изменили изначально русофобскую лицо партии большевиков на полностью противоположное, а сделав это – они стали непримиримыми антагонистами с теми, кто делал вместе с Лениным революцию.

1927 год – это год осознания ленинской гвардией масштаба трагедии – выхода из под их контроля партии и всего государства, не желающего быть "вязанкой хвороста в пожаре мировой революции". 1927 год – это начало новой гражданской войны, кульминация которой придётся на 1937 год, а окончательный разгром старобольшевистского проекта состоится только в 1939.

Этот разгром сделает неизбежной интервенцию объединенных сил Европы в СССР в 1941 – "наши западные партнёры" просто не могли себе позволить реставрации империи с русским лицом. В Великой Отечественной войне сгорят все те, кто сломал хребет гвардии большевиков-русофобов, после чего станет возможным их реванш в 1953. Но это уже другая история.

Tags: Вячеслав Менжинский, Евреи и Россия, Европа, Иосиф Сталин, Лев Троцкий, Лубянка, Москва, Россия, Россия и Евразия, Россия и Европа, Россия и Запад, СССР, СССР и Россия, Сталин и евреи, власть в РФ, государственный переворот, евреи, евреи в России, евреи и СССР, переворот в России, политика в России
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments