Русское Агентство Новостей (ru_an_info) wrote,
Русское Агентство Новостей
ru_an_info

Categories:

Что и почему сейчас происходит в нефтяной войне Россия-Саудиты-США

05 апреля 2020

Что и почему сейчас происходит в нефтяной войне Россия-Саудиты-США

Если от­ве­чать ко­рот­ко, мы на­блю­да­ем кол­лапс неф­тя­но­го рынка. Многие счи­та­ют, что виной тому яв­ля­ет­ся распад ОПЕК+, вы­звав­ший войну между ве­ду­щи­ми про­из­во­ди­те­ля­ми. По одной широко рас­про­стра­нен­ной версии бук­валь­но на­смерть ру­бят­ся Россия и Са­у­дов­ская Аравия, а отдача больно до­ста­ет­ся США, пы­та­ю­щим­ся стоять над схват­кой.

По другой – ре­а­ли­зу­ет­ся некий хитрый план по об­ру­ше­нию аме­ри­кан­ской слан­це­вой добычи. По тре­тьей, аме­ри­кан­ское глу­бин­ное го­су­дар­ство, руками са­уди­тов, пы­та­ет­ся со­кру­шить эко­но­ми­ку России. По чет­вер­той, ко­вар­но ге­ни­аль­ным ходом Ко­ро­лев­ство со­би­ра­лось по­дви­нуть и Москву, и Ва­шинг­тон, с целью вос­ста­нов­ле­ния кон­тро­ля над рынком, но что-то пошло не так.

А в самый неудач­ный момент возник COVID-19, ре­ши­тель­но спу­тав­ший всем карты. И тоже, то ли сам слу­чай­но, то ли не без козней под­поль­но­го ми­ро­во­го пра­ви­тель­ства ради из­бав­ле­ния от лишних ртов на­се­ле­ния пла­не­ты и для пе­ре­за­пус­ка гло­баль­но­го цикла под­за­стряв­шей ка­пи­та­ли­сти­че­ской эко­но­ми­ки.

Версий, как всегда, много, и все они невер­ны, потому что от­ри­ца­ют давно оче­вид­ное. Рынок рухнул ис­клю­чи­тель­но по при­чине утраты цель­но­сти. Он только ка­зал­ся единым ме­ха­низ­мом, вроде огром­ных швей­цар­ских часов, только из нефти. В дей­стви­тель­но­сти он уже с начала 2010-х пре­вра­щал­ся в огром­ный базар, ре­аль­ное по­ло­же­ние в ко­то­ром толком для себя не пред­став­лял никто.

Про­стой пример. По данным кор­по­ра­ции British Petroleum, на ко­то­рые уже почти пол­ве­ка при­ня­то ссы­лать­ся как на самый до­сто­вер­ный ис­точ­ник общего со­сто­я­ния рынка, со­во­куп­ное по­треб­ле­ние нефти в мире за 2015 год со­ста­ви­ло 95 млн бар­ре­лей в сутки.

Круп­ней­ши­ми по­тре­би­те­ля­ми яв­ля­лись США (19,3 млн бр/сут), Ев­ро­со­юз (12,7 млн) и Китай (11,9 млн). За ними шли Индия (4,159 млн), Япония (4,15 млн) и Россия (3,89 млн), в сумме со­став­ляв­шие прак­ти­че­ски еще один ЕС. В целом на первые 67 стран при­хо­ди­лось 88,8 млн бр/сут, еще 6,17 млн до­би­ра­ли осталь­ные 131 го­су­дар­ство пла­не­ты.

В то же время, по данным той же BP, в мире до­бы­ва­лось всего 88,4 млн бр/сут, что, даже с учетом усред­нен­но­го пе­ре­во­да тонн в бар­ре­ли, пред­по­ла­га­ет при­мер­но 7% де­фи­цит пред­ло­же­ния. Со­глас­но эко­но­ми­че­ской теории цены за бочку должны были стре­ми­тель­но расти, а по­треб­ле­ние падать.

Однако что мы видим на дол­го­сроч­ном гра­фи­ке? До Слан­це­вой ре­во­лю­ции в США 2014 года оно при­мер­но так и было, а потом… сло­ма­лось. Резко рас­ту­щий объем аме­ри­кан­ско­го экс­пор­та об­ва­лил цену бар­ре­ля, скажем, марки Brent со 111,87 дол­ла­ров в июне 2014 до 48,42 дол­ла­ров в январе 2015.

В те­че­ние сле­ду­ю­ще­го года вы­яс­ни­лось, что Кар­тель стран-про­из­во­ди­те­лей нефти охва­ты­ва­ет всего 34−37% рынка и влиять на его це­но­об­ра­зо­ва­ние прак­ти­че­ски не спо­со­бен. По двум при­чи­нам.

Во-первых, боль­шин­ство иг­ро­ков, вклю­чая членов ОПЕК, вти­ха­ря поз­во­ля­ли себе ба­ло­вать­ся раз­но­го рода неры­ноч­ны­ми сдел­ка­ми. На­при­мер, Турция хорошо тор­го­ва­ла си­рий­ской нефтью, неле­галь­но по­став­ля­е­мой за­хва­тив­ши­ми про­мыс­лы раз­ны­ми зелено-чер­ны­ми бар­ма­ле­я­ми, по разным оцен­кам, в объеме до 0,3−0,4 млн барр/сутки.

А еще были сделки разных ушлых ребят с иран­ской нефтью. А еще с ирак­ской нефтью пре­крас­но шель­мо­ва­ли парни из США. Объем этого списка точно на­звать не в со­сто­я­нии никто, однако ко­ли­че­ство про­хо­див­шей по нему нефти экс­пер­ты оце­ни­ва­ют еще до 2,5−3 млн барр/сутки.

Во-вторых, что не менее важно, планы до­бы­ва­ю­щих стран ос­но­вы­ва­лись на очень округ­лен­ных и до­ста­точ­но при­мер­ных данных, пуб­ли­ку­е­мых «ува­жа­е­мы­ми ис­точ­ни­ка­ми». Та же Са­у­дов­ская Аравия, ста­биль­но входя в тройку круп­ней­ших до­бы­ва­ю­щих стран, на про­тя­же­нии десяти по­след­них лет в от­че­тах при­во­ди­ла неиз­мен­ный объем име­ю­щих­ся у нее за­па­сов.

Хотя ни­ка­кой се­рьез­ной гео­ло­го­раз­вед­ки не вела и об от­кры­тии новых круп­ных ме­сто­рож­де­ний не объ­яв­ля­ла. Но ее цифры «рынок» спо­кой­но при­ни­мал на веру. Ведь лидер ОПЕК как-никак, не может же он врать, да еще столь нагло и пуб­лич­но! «Тут-то, – как го­во­рил в ана­ло­гич­ной си­ту­а­ции Ва­си­лий Ива­но­вич Петьке, – карта мне и по­пер­ла!».

Или цифры по со­во­куп­но­му ми­ро­во­му по­треб­ле­нию. Кризис 2008–2009 годов об­ва­лил ми­ро­вую тор­гов­лю на 10%, ми­ро­вое про­из­вод­ство – на 7%, и стоил ми­ро­во­му ВВП больше 2,5% со­во­куп­но­го объема. По ры­ноч­ной теории со­кра­ще­ние продаж должно было су­ще­ствен­но со­кра­тить спрос на энер­го­но­си­те­ли.

И оно как бы так и про­изо­шло. Нефть упала со 133,9 дол­ла­ров за бар­рель в июле 2008 до 41,58 долл в де­каб­ре, но потом опять начала устой­чи­вый рост так, словно на рынке ощу­щал­ся ее се­рьез­ный де­фи­цит. В апреле 2010 она снова стоила 84,93 дол­ла­ра за бочку.

Почему? Потому что с этого мо­мен­та це­но­об­ра­зо­ва­ние окон­ча­тель­но утра­ти­ло связь с ре­аль­но­стью и пе­ре­шло на ожи­да­ния на основе про­гно­зов мас­шта­ба все­пла­не­тар­но­го эко­но­ми­че­ско­го роста. Разве что опре­де­ля­ли его теперь ожи­да­ния на уве­ли­че­ние эко­но­ми­ки Китая, Индии, других стран БРИКС, и немно­жеч­ко Африки, также по­сте­пен­но вклю­чав­шей­ся в про­гно­зы по росту об­ще­ми­ро­во­го ВВП.

А в это время «в замке у шефа», то есть в офи­ци­аль­но пуб­ли­ку­е­мых «ува­жа­е­мы­ми людьми» обоб­щен­ных ста­ти­сти­че­ских таб­ли­цах разрыв между общим объ­е­мом добычи и со­во­куп­ной цифрой по­треб­ле­ния начал еще больше расти.

В ряде ис­точ­ни­ков никого не сму­ща­ло ожи­да­ние по­треб­ле­ния нефти в мире до 106,2 млн бр/сут при фак­ти­че­ской за­яв­ля­е­мой общей ее добыче в 74 млн после уже­сто­че­ния аме­ри­кан­ских санк­ций против Ирана, ис­клю­че­ния, в ре­зуль­та­те аме­ри­кан­ской ок­ку­па­ции ме­сто­рож­де­ний, добычи в Сирии, де­гра­да­ции добычи в Ливии и сни­же­ния добычи в Ве­не­су­э­ле.

Да при этих ввод­ных нефть должна была взле­теть чуть ли не за 200, но она почему-то про­дол­жа­ла падать. Лишь слегка при­тор­мо­зив после по­яв­ле­ния ОПЕК+ в се­ре­дине 2016. То есть рынок уже в от­кры­тую вел себя как клас­си­че­ская фи­нан­со­вая пи­ра­ми­да на фи­наль­ном этапе су­ще­ство­ва­ния. Внешне она еще огром­на, в пуб­лич­ной от­чет­но­сти она про­дол­жа­ет по­ка­зы­вать рост обо­ро­тов и другие по­ло­жи­тель­ные цифры, но внутри деньги на самом деле уже за­кан­чи­ва­ют­ся и дело идет к кру­ше­нию.

Эпи­де­мия ко­ро­на­ви­ру­са в начале 2020 года лишь чуть-чуть сло­ма­ла темпы пе­ре­кла­ды­ва­ния «непо­ня­ток» между раз­ны­ми кар­ма­на­ми. Если дли­тель­ное время раньше ви­ди­мость хо­ро­ше­го обо­ро­та уда­ва­лось под­дер­жи­вать за счет раз­ни­цы по вре­ме­ни за­кры­тия спроса одних по­тре­би­те­лей и его по­яв­ле­ния у других, то теперь боль­шин­ство из них про­па­ли разом, иг­но­ри­ро­вать несо­от­вет­ствие цифр стало невоз­мож­но фи­зи­че­ски.

С одной сто­ро­ны, пол­но­стью непо­нят­ным на­ко­нец ока­зал­ся объем пред­ло­же­ния. Упала добыча в Ве­не­су­э­ле (3% ми­ро­во­го пред­ло­же­ния на 2018 год), почти пол­но­стью она оста­но­ви­лась в Канаде (4% ми­ро­во­го пред­ло­же­ния), вдвое снизил экс­порт Иран (с 7 до 4%).

Ока­за­лось, ко­зы­ряя до­бы­чей в 9,8 млн барр/сутки (якобы 16% ми­ро­во­го экс­пор­та), по факту КСА до­бы­ва­ли всего 7,8 млн барр/сутки, из ко­то­рых 3,2 млн еще и рас­хо­до­ва­ли для внут­рен­них нужд. А ве­ду­щие ис­точ­ни­ки, вроде Bloomberg, про­дол­жа­ют писать про­гно­зы, правда, уже нега­тив­ные, по-преж­не­му от­тал­ки­ва­ясь от ранее на­зы­ва­е­мой со­во­куп­ной добычи в 99−100 млн барр/сутки.

С другой сто­ро­ны, вне­зап­но и сильно упал объем спроса. Точной цифры пока нет, и по­явит­ся она не раньше се­ре­ди­ны года. Но при­мер­ные мас­шта­бы ка­та­стро­фы можно оце­нить уже.

За первый квар­тал 2020 Китай по­те­рял не меньше 1,5% ВВП. И по­те­ря­ет еще из-за кру­ше­ния двух его ос­нов­ных рынков сбыта – за­крыв­шей­ся на ка­ран­тин Европы и за­хле­бы­ва­ю­щих­ся в эпи­де­мии США. Объем мор­ских гру­зо­пе­ре­во­зок к на­сто­я­ще­му мо­мен­ту со­кра­тил­ся на 10,2%, а авиа­ци­он­ное со­об­ще­ние сни­зи­лось вдвое.

Значит и спрос на нефть там про­ся­дет. Ори­ен­ти­ро­воч­но на 1,5−2 млн барр/сутки. Сейчас это мас­ки­ру­ет­ся рас­ши­ре­ни­ем ее за­ку­пок по удач­ным низким ценам в запас, но к на­сто­я­ще­му мо­мен­ту в ре­зер­вах КНР ее на­коп­ле­но на 80−85 суток и объемы для хра­не­ния при­бли­жа­ют­ся к ис­чер­па­нию. Сле­до­ва­тель­но, при любом дви­же­нии цен, осо­бен­но вверх, Китай прак­ти­че­ски на квар­тал вы­па­дет из рынка, что со­кра­тит спрос еще силь­нее. Ве­ро­ят­но, даже до 4 млн барр/сутки.

В Европе спрос на нефть уже просел на 20%. Многие заводы оста­нов­ле­ны. Са­мо­ле­ты почти не летают. Ав­то­мо­би­ли не ездят. А это 65% в струк­ту­ре общего по­треб­ле­ния нефти.

Плюс треть граж­дан­ско­го флота либо просто стоит на при­ко­ле, как ту­ри­сти­че­ские лай­не­ры, либо стоит в портах в ожи­да­нии раз­груз­ки или по­груз­ки, сильно за­мед­лив­шей­ся или вовсе пре­кра­тив­шей­ся из-за эпи­де­мии, либо, как тан­ке­ры, ис­поль­зу­ет­ся в ка­че­стве вре­мен­ных хра­ни­лищ из­лиш­ков нефти. Та же Са­у­дов­ская Аравия под это дело за­дей­ство­ва­ла свыше 22 тан­ке­ров.

Еще слож­нее в по­ни­ма­нии си­ту­а­ция в США. С одной сто­ро­ны, там со­хра­ня­ет­ся пе­ре­из­бы­ток нефти. Ею залиты все до­ступ­ные хра­ни­ли­ща. Пра­ви­тель­ство с апреля раз­ре­ши­ло ис­поль­зо­вать сво­бод­ные ем­ко­сти го­сре­зер­ва. Но, с другой, там тоже вво­дит­ся ка­ран­тин и разные прочие огра­ни­че­ния, по смыслу ана­ло­гич­ные ев­ро­пей­ским. По оцен­кам аме­ри­кан­ских экс­пер­тов, де­ло­вая ак­тив­ность в США уже упала на 18% и к се­ре­дине мая может опу­стить­ся до 25−30%.

Прочие страны, даже не очень су­ще­ствен­но за­тро­ну­тые непо­сред­ствен­но эпи­де­ми­ей, вроде Польши, При­бал­ти­ки, Ближ­не­го Во­сто­ка, Южной и Цен­траль­ной Аме­ри­ки, Мек­си­ки и аф­ри­кан­ско­го кон­ти­нен­та, будучи по сути лишь пе­ре­да­точ­ны­ми зве­нья­ми оста­нав­ли­ва­ю­ще­го­ся гло­баль­но­го эко­но­ми­че­ско­го ме­ха­низ­ма, спрос на топ­ли­во со­кра­ща­ют тоже. Просто еще не очень по­ни­мая, в какие ве­ли­чи­ны сни­же­ние вы­льет­ся в итоге.

Сле­до­ва­тель­но, в целом, даже если при­зна­вать хоть сколь­ко-нибудь до­сто­вер­ны­ми цифры ВР по по­треб­ле­нию в 88 млн барр/сутки, те­ку­щий фак­ти­че­ский уро­вень спроса можно смело при­ни­мать за 75−72 млн. По край­ней мере до про­хож­де­ния пика эпи­де­мии в ос­нов­ных ре­ги­о­нах и начала вос­ста­нов­ле­ния там преж­ней хо­зяй­ствен­ной де­я­тель­но­сти.

Что ожи­да­ет­ся не раньше июня-июля, если вообще не ав­гу­ста, а в США так и вообще до весны сле­ду­ю­ще­го года. Может по­лу­чить­ся так, что в целом по году су­точ­ная цифра опу­стит­ся даже ниже 70 млн барр/сутки.

Сложно ска­зать, такие ли цифры и про­гно­зы были в руках рос­сий­ской де­ле­га­ции на по­след­нем за­се­да­нии ОПЕК+, но лично я более чем уверен, что общая тен­ден­ция про­ис­хо­дя­ще­го по­ни­ма­лась уже тогда.

Со­гла­сие РФ про­дол­жить Со­гла­ше­ние на преж­них усло­ви­ях имело ха­рак­тер от­тя­нуть кру­ше­ние рынка хоть на сколь­ко-нибудь, чтобы успеть до­брать еще чуть-чуть денег, ко­то­рые очень по­на­до­бят­ся, как это видно сейчас, для борьбы с самой эпи­де­ми­ей и ку­пи­ро­ва­ния ее нега­тив­ных по­след­ствий для эко­но­ми­ки.

Однако столк­нув­шись с оче­вид­ным неже­ла­ни­ем са­уди­тов «дружно грести в одной лодке» и от­кро­вен­ным стрем­ле­ни­ем США ис­поль­зо­вать про­ис­хо­дя­щее только к своей пользе, Россия по­сту­пи­ла в со­от­вет­ствии с из­вест­ны­ми сло­ва­ми Вла­ди­ми­ра Путина. Если драка неиз­беж­на, бить надо первым. Как сейчас оче­вид­но, даже со­хра­нись ОПЕК+ в преж­нем виде, рынок нефти по из­ло­жен­ным выше при­чи­нам рухнул бы все равно. Только не в се­ре­дине марта, а двумя неде­ля­ми позд­нее.

Как со­бы­тия пойдут дальше, сейчас за­ви­сит от че­ты­рех фак­то­ров: от темпов пре­одо­ле­ния острой фазы эпи­де­мии, от мас­шта­ба кру­ше­ния ос­нов­ных неф­те­до­бы­ва­ю­щих стран, от сте­пе­ни со­хран­но­сти си­сте­мы дол­го­сроч­ных кон­трак­тов, и от спо­соб­но­сти про­из­во­ди­те­лей пойти на ре­ши­тель­ное со­гла­со­ван­ное сни­же­ние добычи, ко­то­рое они еще и будут потом хотя бы до­ста­точ­но честно вы­пол­нять.

Первый и третий фак­то­ры между собой свя­за­ны непо­сред­ствен­но. Экс­перт Борис Мар­цин­ке­вич спра­вед­ли­во ука­зы­ва­ет, что вся ны­неш­няя сви­сто­пляс­ка с ко­ти­ров­ка­ми свя­за­на ис­клю­чи­тель­но с крат­ко­сроч­ной бир­же­вой тор­гов­лей мел­ки­ми пар­ти­я­ми нефти, ос­но­ван­ной на слухах и мак­си­маль­но под­вер­жен­ной панике.

Тогда как при­мер­но 70% объ­е­мов по­став­ля­ют­ся круп­ным по­тре­би­те­лям по дол­го­сроч­ным кон­трак­там, от мгно­вен­ной во­ла­тиль­но­сти за­ви­ся­щим слабо. Это ста­би­ли­зи­ру­ет рынок, но в то же время ставит его в за­ви­си­мость от мас­шта­ба эко­но­ми­че­ских по­след­ствий ка­ран­ти­на из-за COVID-19.

Если Европа, с нашей, ки­тай­ской и ку­бин­ской по­мо­щью, сумеет пре­одо­леть кризис от­но­си­тель­но быстро и, хотя бы в начале лета, за­да­вив эпи­де­мию, начнет воз­вра­щать­ся к нор­маль­ной жизни, то ба­зо­вые про­из­вод­ства со­хра­нят ра­бо­то­спо­соб­ность, а значит, и спрос на нефть. Его объем, ко­неч­но, про­ся­дет, но кон­тракт­ные цены по­стра­да­ют незна­чи­тель­но. Да, это будет не по 65 за бочку, но воз­врат к уров­ням 40−45 дол­ла­ров за бар­рель Brent, скорее всего, ве­ро­я­тен.

Если эпи­де­мия в Европе за­тя­нет­ся дольше, то си­сте­ма дол­го­сроч­ных кон­трак­тов ока­жет­ся под угро­зой из-за ненуж­но­сти нефти круп­ным по­ку­па­те­лям. Тогда сле­ду­ет ожи­дать как даль­ней­ше­го со­кра­ще­ния объ­е­мов спроса, так и сжатия цены к от­мет­кам в 35−36 дол­ла­ров за бар­рель Brent.

Ко­неч­но, свое вли­я­ние на баланс окажет вы­бы­ва­ние круп­ных про­из­во­ди­те­лей из-за фи­нан­со­вых и эко­но­ми­че­ских про­блем. Сейчас это не менее ту­ман­ный фактор, чем сроки победы над ко­ро­на­ви­ру­сом. Причем слан­це­вая добыча в США тут имеет слабое зна­че­ние.

Кризис там лишь уско­ря­ет про­це­ду­ру кон­со­ли­да­ции рынка в руках трех круп­ней­ших аме­ри­кан­ских неф­тя­ных ТНК: Exxon Mobil, Chevron и Amoco. По мере ра­зо­ре­ния мелких и сред­них, вроде Whiting Petroleum, ком­па­ний, от­расль ути­ли­зи­ру­ет льви­ную долю на­коп­лен­ных долгов (коих на­бра­лось до 800 млрд долл. прямых и до 2,2 трлн син­ди­ци­ро­ван­ных) и тем самым снизит уро­вень без­убы­точ­но­сти добычи в слан­цах до 30−35 дол­ла­ров за бар­рель.

Другой вопрос, что кон­со­ли­да­ция еще со­пря­же­на с вы­ку­пом лишь самых под­хо­дя­щих под этот уро­вень участ­ков, ко­ли­че­ство ко­то­рых оце­ни­ва­ет­ся в 5−9% от их общего ко­ли­че­ства. Так что на­чи­ная с зимы со­во­куп­ный объем слан­це­вой добычи в США неиз­беж­но начнет со­кра­щать­ся при­мер­но на те самые 4−6 млн барр/сутки, на ко­то­рые он вырос в ре­зуль­та­те «слан­це­вой ре­во­лю­ции».

Стало быть, в бли­жай­шие 5−6 ме­ся­цев опре­де­ля­ю­щим ока­жет­ся мас­штаб вы­бы­тия Канады (ве­ро­ят­но, полное), Бра­зи­лии (ча­стич­ное), Ку­вей­та (ча­стич­ное) и Ирака (пока слабо про­гно­зи­ру­е­мое). Но в первую оче­редь – са­уди­тов, по факту вы­да­ю­щих на рынок около 5 млн барр/сутки. Эр-Рияд потому и сменил ри­то­ри­ку с агрес­сив­ной са­мо­сто­я­тель­ной на клич о вос­ста­нов­ле­нии ОПЕК+, что ему сейчас при­хо­дит­ся хуже всех.

Они объ­яв­ля­ли о неиз­беж­но­сти уре­за­ния бюд­же­та страны на 20% при цене в 65 дол­ла­ров. На­сколь­ко его при­дет­ся уре­зать еще при ны­неш­ней ко­ти­ров­ке Brent в 34,8 дол­ла­ра – можно лишь пред­по­ла­гать. Но, думаю, не сильно оши­бусь, если еще, как ми­ни­мум, на 30%.

И это в усло­ви­ях, когда за про­шед­шие три года в Ко­ро­лев­стве были по­дав­ле­ны три круп­ные по­пыт­ки го­су­дар­ствен­но­го пе­ре­во­ро­та. Сумеет ли Эр-Рияд в таких усло­ви­ях хотя бы со­хра­нить ны­неш­ний объем добычи – вопрос более чем ин­те­рес­ный. А уж в свете про­дол­жа­ю­щей­ся, до­ро­гой и неудач­ной, войны в Йемене – осо­бен­но.

В этом кон­тек­сте планы США на Новый Ближ­ний Восток, когда КСА рас­па­да­ет­ся на несколь­ко стран, что от­ве­ча­ет и ин­те­ре­сам России, – вполне можно счи­тать ре­а­ли­зу­е­мы­ми.

Как бы это ни по­ка­за­лось стран­ным, но по­след­ний фактор – го­тов­ность ми­ро­вых про­из­во­ди­те­лей пе­ре­со­брать новый Кар­тель, так ска­зать, рас­ши­рен­но­го со­ста­ва – на данном этапе имеет наи­мень­шее зна­че­ние.

Хотя бы потому, что ито­го­вый размер со­во­куп­но­го со­кра­ще­ния добычи оста­нет­ся непо­нят­ным еще ми­ни­мум три месяца. Если не все пять.

Пока все вы­гля­дит так, что осетра надо уре­зать сразу ми­ни­мум на треть, а это для боль­шин­ства до­бы­ва­ю­щих стран чрез­вы­чай­но бо­лез­нен­но и ме­ста­ми фа­таль­но. Ну не желают те же са­уди­ты с про­чи­ми мо­нар­хи­я­ми Залива из до­ро­гих зо­ло­че­ных спорт­ка­ров опять пе­ре­са­жи­вать­ся на вер­блю­дов и пе­ре­би­рать­ся жить в шер­стя­ные шатры.

Да и в США цен­траль­ная власть ба­наль­но не рас­по­ла­га­ет дей­ствен­ны­ми ин­стру­мен­та­ми для ди­рек­тив­но­го со­кра­ще­ния объ­е­мов добычи у со­вер­шен­но част­ных ры­ноч­ных ком­па­ний. Осо­бен­но у таких мон­стров, как Exxon Mobil или Chevron. И уж точно не за 9 ме­ся­цев до пре­зи­дент­ских вы­бо­ров в США. А без них с кем и о чем сейчас можно до­го­ва­ри­вать­ся вообще?

Тогда зачем пре­зи­дент России Вла­ди­мир Путин на днях сказал про необ­хо­ди­мость сни­же­ния добычи всеми на 10 барр/сутки? Затем, что любые про­цес­сы сна­ча­ла должны до­зреть, а до­зре­ва­е­мым нужно хотя бы вчерне по­ни­мать – к чему го­то­вить­ся.

Объ­ек­тив­но, по есте­ствен­ным при­чи­нам в бли­жай­шие три месяца объем экс­пор­та нефти у России, если из­ме­нит­ся, то не сильно. Кризис даже спо­соб­ству­ет рас­ши­ре­нию по­ста­вок в Китай, где рос­сий­ская нефть, вместе с ло­ги­сти­кой, ока­зы­ва­ет­ся вы­год­нее ближ­не­во­сточ­ной или аме­ри­кан­ской.

Сейчас мы в ос­нов­ном теряем только из-за низкой цены, да и то, не вообще, а лишь за пре­де­ла­ми объ­е­мов дол­го­сроч­ных кон­трак­тов. Это непри­ят­но, осо­бен­но в свете роста мас­шта­ба эпи­де­мии в стране, но в си­стем­ном смысле на ко­рот­кой ди­стан­ции тер­пи­мо. А с воз­вра­том цен выше от­мет­ки в 38−40 дол­ла­ров по­ло­же­ние так и вообще ока­жет­ся почти ком­форт­ным.

Тогда как у осталь­ных этот период имеет все шансы ока­зать­ся за­мет­но ужас­нее наших 90-ых.

Осо­бен­но в свете ини­ци­а­ти­вы аме­ри­кан­ской неф­тян­ки до­бить­ся от пра­ви­тель­ства вве­де­ния жест­ких санк­ций против России и Са­у­дов­ской Аравии (!) для защиты неф­те­до­бы­ва­ю­щей от­рас­ли США. И ведь, в свете спе­ци­фи­ки пред­вы­бор­но­го мо­мен­та, у них это очень даже может про­ка­тить.

Что еще на­гляд­нее по­ка­жет неко­то­рым «се­рьез­ным иг­ро­кам» и боль­шин­ству прочих участ­ни­ков оче­вид­ность про­стой мысли. Если не со­брать­ся в кучу под зна­ме­нем кого-то до­ста­точ­но силь­но­го для про­ти­во­сто­я­ния с Аме­ри­кой, то очень скоро можно будет на­чи­нать искать место на клад­би­ще.

Но для про­хож­де­ния пяти стадий неиз­беж­но­го тре­бу­ет­ся время. Пока все они едва по­до­шли к этапу торга. А потом, к концу лета, у них еще будет де­прес­сия. И только осенью нач­нет­ся при­ня­тие новых правил, ко­то­рые, в сущ­но­сти, до­ста­точ­но просты. Бли­жай­ший от­но­си­тель­но ста­биль­ный баланс спроса и пред­ло­же­ния на­хо­дит­ся в районе 70 или воз­мож­но даже 60 млн бар­ре­лей в сутки. Даже если фак­ти­че­ское ны­неш­нее пред­ло­же­ние со­став­ля­ет не 99 млн бр/сут, а меньше, скажем, около 90, то все равно нужно будем ски­нуть треть.

Да, это много. И, да, это не на всех рав­но­мер­но. Бла­го­да­ря до­ми­ни­ро­ва­нию в струк­ту­ре сбыта доли дол­го­сроч­ных кон­трак­тов в этой части Россия со­гла­сит­ся со­кра­тить немно­го. А вот за­иг­рав­ше­му­ся в ры­ноч­ную стихию боль­шин­ству при­дет­ся за­пла­тить больше прочих. Но это все равно без ва­ри­ан­тов.

И даже потом, от рав­но­вес­но­го уровня, чтобы ис­чер­пать на­коп­лен­ный в хра­ни­ли­щах из­бы­ток за­па­сов, по­тре­бу­ет­ся про­дол­жи­тель­ное время вы­став­лять на при­ла­вок нефти при­мер­но на 10 млн барр/сутки ниже спроса. Но эту цифру в новом Кар­те­ле уже будут делить по спра­вед­ли­во­сти на всех.

А все ради того, чтобы потом, после пе­ре­за­груз­ки рынка, нефть долгое время была по 42−45, а не по 32−36 дол­ла­ров за бочку.

По­нят­но, что все ска­зан­ное пока по боль­шей части носит ха­рак­тер до­пу­ще­ний и пред­по­ло­же­ний. Даже мас­шта­бы фак­ти­че­ских со­кра­ще­ний можно будет на­чи­нать внятно оце­ни­вать не раньше выхода полной ста­ти­сти­ки хотя бы за первый квар­тал 2020 года, что слу­чит­ся не раньше конца апреля – се­ре­ди­ны мая. А ожи­дать ося­за­е­мые ре­зуль­та­ты усилий по борьбе с эпи­де­ми­ей раньше конца мая так вообще наивно. Однако в целом общая кар­ти­на на данный момент вы­гля­дит именно так.

Список стран по по­треб­ле­нию нефти – Ви­ки­пе­дия
Tags: Александр Запольскис, Аравия, Европа, Индия, Иран, Канада, Китай, Китай и Канада, ОПЕК, Россия, Россия и Евразия, Россия и Европа, Россия и Запад, Россия и Иран, Россия и Китай, Россия и ОПЕК, Россия и США, Россия и Саудовская Аравия, США, США и Европа, США и Канада, США и Китай, Сланцевая нефть, Эр-Рияд, геоэкономика, нефть в России
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments