Русское Агентство Новостей (ru_an_info) wrote,
Русское Агентство Новостей
ru_an_info

Как Россия будет «сжигать» свою лишнюю нефть, когда с 1 мая вступит в силу сделка ОПЕК++

27 апреля 2020

Не перестаю удивляться просто запредельной энергии моих «уважаемых оппонентов» в вопросе большой нефтяной войны. Любой. Даже самый идиотский тезис они подбирают, раскручивают, получают щелчок по носу и берутся за новый. Ну да, они живут в парадигме разорванного на клочки мира. И соединить его воедино они не могут по … причине отсутствия соответствующего интеллектуального аппарата.

Сегодня мы будем говорить об очередном их тезисе «сжигании Россией лишней нефти», который позволяет мне раскрыть еще один интересный аспект большой нефтяной войны 2020 года.

ОПЕК++ не устранил перекосов

Уже первые же торговые сессии на биржах показали, что сделка ОПЕК++ не решила главной проблемы нефтедобычи – устранения излишков нефти на рынке и это продолжает давить на цены. А значит, никаких поблажек по поводу добычи и снятие искусственных барьеров ожидать еще долго не приходится. А отсюда вывод – сокращать придется всем всерьез и надолго. При этом, главная проблема нефтяников на сегодня – как сократить так, чтобы при этом понести как можно меньше потерь.

А в случае России, как мы выяснили в прошлые разы, стоит и еще другая проблема, как сократить так, чтобы через пару месяцев безболезненно можно было вернуть в оборот 500 тыс. барр добычи в сутки, а спустя полгода еще столько же.

Сократить нельзя сохранить (как правильно поставить запятую?)

Конечно, самый просто способ, о котором написали вчера буквально все со ссылкой на неизвестного работника российской нефтедобывающей отрасли – это сжигать. Ясно, что если такое и было сказано, то фигурально, но кого это интересует. Ведь как красиво звучит, а главное, как легко это можно скормить читательской и зрительской массе…

Между тем у Москвы есть масса возможностей этого не делать, при этом не только сохранить свою добычу на будущее, но и при этом никак не засветиться перед «международным сообществом».

Итак, для начала ставим входные условия задачи.

На сегодня имеется добыча 10,6 млн. барр. Ее надо ужать до 8,5 млн. барр. в официальных отчетах на 2 месяца, затем вернуть в строй 0,5 млн. барр, а затем спустя 6 месяцев вернуть еще 0,5 млн. барр в сутки.

При этом нужно свести финансовые потери к минимуму, а желательно к нулю. А это достигается, если плавно, на протяжении 8 месяцев сократить (во многом естественным образом) нефтедобычу в стране с 10,6 до 9,5 млн. барр. нефти в сутки.

Согласитесь, в таком виде проблема для России выглядит куда менее серьезной, нежели для ее конкурентов. И самое интересное, что у России есть все возможности добиться поставленной задачи.

Как Россия будет сокращать добычу?

Часть, на тех месторождениях, где это возможно технологически, путем перекрытия вентиля. Но это будет меньшая часть. С учетом того, как Москва это делала ранее – плюс-минус 300 тыс. барр. в сутки.

Это то сокращение, которое наименее болезненно и не требует никаких особых затрат.

А вот остальным придется повозиться.

Любой военный не даст мне соврать, что маскировка всегда помогает свести собственные потери к минимуму, а возможность нанести поражение противнику к максимуму. Если враг не может заметить вас, а вы контролируете все его действия, то при прочих равных условиях выиграть он не может по определению. А вы выигрываете с почти 100% вероятностью.

В чем проблемы «партнеров». Саудовская Аравия никак не сможет скрыть ничего. Ее поставки, это поставки танкерами. Все они прозрачны и легко отслеживаются. Даже закачивать лишнюю нефть в хранилища они незаметно не могут, так как у них «плавающие крыши», и даже со спутника легко примерно прикинуть сколько у них там нефти.

Да и в других странах проблема ровно та же. Скрыть поставки невозможно. Максимум, что можно сделать, это поиграть на внутреннем потреблении. Но «как на грех», практически все серьезные игроки на рынке не имеют этого самого «серьезного внутреннего потребления». Все, кроме России.

Причем, внутреннее потребление у России имеет свои особенности. Никто не обращал внимания почему не только объемы нефтерезервов, но даже сами возможности по хранению этих самых объемов России никогда не фигурируют в прессе? Дело в том, что со времен СССР это государственная тайна, и любые оценки в этой области весьма и весьма условны. Можно только предполагать, по косвенным признакам (с использованием данных по аналогичным мощностям бывших советских республик).

Но ведь и после развала СССР новые мощности по хранению в России создавались. Тем более, что минимум два раза в 2000-х этот вопрос поднимался на государственном уровне (при аналогичных ситуациях). А с учетом уже очевидной подготовки России к нефтяной войне, да и вообще к глобальному противостоянию с США, трудно предположить, что этот вопрос не был решен.

А с учетом того, что основную нефть в стране добывают по сути госкомпании, а нефть в хранилища поставляется по системе трубопроводов «Транснефти», данные по которой также идут во многом под соответствующим грифом и абсолютно закрыты для внешнего глаза, то легко предположить, что лишнюю нефть российские кампании просто закачают в госрезерв. В т.ч. и в виде бензинов и ДТ.

Какие это могут быть объемы? Давайте прикинем. Транснефть имеет свои официальные резервы (для обеспечения прокачки) 40-45 млн. барр. Да, не все они пусты, но кто же проверит? Военные смогут поглотить еще минимум столько же. И это только если брать в расчет часть тех хранилищ (на основе данных, например, Украины), которые были построены до распада Союза.

Еще одним важным резервом для неучтенного хранения нефти является ЖД цистерны. Особенно с учетом резкого сокращения перевозок жидких грузов в условиях падения спроса. В России есть на сегодня примерно 270 тыс. цистерн. Если использовать для хранения хотя бы 100 000 из них, то с учетом емкости в примерно 400 барр. в каждой, имеем еще 40 млн. барр.

Итого суммарно 100-120 млн. барр. минимум.

Если предположить, что нефтедобыча в России реально будет падать линейно и на протяжении 8 месяцев с 10,3 (10,6 – 0,3 – это те мощности которые закроют вентилем сразу после 1 мая) до заданных объемов, то этих резервов хватит до середины сентября.

А ведь, как показывают предыдущие сокращения… в свои квоты Россия всегда заходит последняя и растягивает это на 1-2 месяца. А потому, все это можно затянуть и до конца октября.

А значит, нужно найти еще всего 10-20 млн. барр. «резервов».

И здесь на помощь России могут прийти внешние рынки и система трубопроводов. Китай, как и Россия – страна не сильно открытая для посторонних глаз. Особенно, когда дело касается стратегических интересов. А проконтролировать сколько нефти Россия прокачала в Китай по трубе ВСТО (которая, кончено «чисто случайно» вышла на полную мощность, как раз 1 января 2020 года) можно только с доброй воли и тех и других.

А если ее, этой «доброй воли», не будет? Если в Пекине будет принято решение негласно помочь союзнику? Неужели Китай при своих объемах потребления не сможет порешать вопросы сокрытия 10-20 млн. барр. российской нефти? Не смешно. Он и в разы больше проглотит, главное, чтобы все были не в накладе.

А с этим, как раз проблем, думаю, и не будет. Ведь гораздо проще продать нефть пусть и с небольшим наваром, нежели тратить массу денег на уменьшение добычи, а затем думать, а как ее после Нового года быстро, а главное задешево нарастить снова. Как говорят американцы – ничего личного…

Вот такая вот картина получается, господа «сжигатели». Зачем жечь, если все можно решить гораздо проще, а главное выгоднее.

Юрий Подоляка

Tags: Китай, Москва, ОПЕК, Россия, Россия и Евразия, Россия и Китай, Россия и ОПЕК, Россия и Саудовская Аравия, Саудовская Аравия, добыча нефти
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments