Русское Агентство Новостей (ru_an_info) wrote,
Русское Агентство Новостей
ru_an_info

Categories:

Фальсификация истории. Как побить рекорды по сбитым самолётам и проиграть войну?

29 августа 2020

Эта загадка долгое время не даёт покоя всем интересующимся историей Второй Мировой войны. Немецкие асы имели совершенно невероятные счета сбитых самолётов противника, две немецких авиационных дивизии – по их названию "эскадры" – имели число сбитых самолётов противника больше 60-ти. У американцев. англичан и советских лётчиков был только один Кожедуб, сбивший больше 60-ти самолётов. У намцев же счета за сотню, две и даже три сотни были обычным делом.

Как можно иметь таких асов и при этом уже в середине войны проиграть господство в небе абсолютно средним советским лётчикам? Имеющим часто счета не больше десятка? Почему при таком мастерстве немцы не разгромили советскую авиацию и не добились победы в войне?

Есть много разных версий в нашей пропаганде.

Версия 1.: Немцы – бумажные асы, они занимались приписками и лгут о настоящем количестве сбитых.

Версия 2. Наши завалили немцев трупами и взяли на измор количеством. Лётчики у СССР в целом были слабыми, но их было больше, а у немцев со временем мобилизационный резерв иссяк.

Версия 3. Лётчиков в Германии готовили лучше, чем в СССР. До войны немцы имели налёт свыше 300 часов, в войну – 100 – 200, тогда как у советских до войны налёт был якобы до 100 часов, и то на устаревших самолётах, а в войну едва набиралось 25 часов, при этом не учили пилотажу, воздушной стрельбе и тактике, которая к тому же в начале была устаревшей.

Версия 4. ТТХ советских самолётов уступали немецким, а в лучшем случае по некоторым параметрам были равны. Лишь американская "Аэрокобра" с писсуаром в кабине и Як-3 превосходили Мессершмитты и Фокке-Вульфы, но и то "Кобры" были тяжеловаты, а Як-3 обладали малым запасом прочности и дальности.

Надо сказать, что все эти версии имеют опровержения, и в целом это не проясняет, а лишь запутывает ситуацию. Почему же так вышло – немцы били-били наших асов, а в итоге проиграли сначала небо, а потом и землю. Что было не так? В чём причина?

Ведь даже если принять на веру, что наши штабы ВВС до 44 года часто были слабой квалификации, самолёты низкого качества, а лётчики средней квалификации, что влекло ненужные потери, а немцы воевали лучше и к тому же занимались приписками, в то время как наши часто не засчитывали сбитые без нескольких подтверждений (реальные счета наших асов выше), то всё равно цифры сбитых у немцев выше, чем у нас, а войну при этом они проиграли. Где искать ответа на эту загадку?

Ответ нужно искать не в домыслах о приписках, а в тактике ВВС СССР и Германии. Да, в целом в начале войны у немецких лётчиков были преимущества.

1. Мессер к 22 июня уже был на вооружении Германии 2 года, и к нему лётчики привыкли, тогда как у наших в процессе боёв шла замена старых самолётов на новые, и времени на переучивание до уровня рефлексов часто не хватало. Опыта у немцев было больше.

2. Двигатель Мессера по тяговооружённости был лучше, чем у советских самолётов на начало войны. Перелом произошёл во второй половине войны, но к тому времени две трети немецких асов уже было уничтожено обычными советскими лётчиками на несовершенных самолётах.

Были у Мессера и недостатки. У него был плохой обзор из кабины. Стойки шасси крепились к фюзеляжу слишком близко, что усложняло посадку и требовало от лётчика высокой квалификации. Мессер хорошо пикировал, но плохо выходил из пике – давал слишком большую просадку. Был юркий и вёрткий, но проигрывал Якам на вираже – через 2 витка Яки выходили мессеру в хвост. По этой причине Мессеры предпочитали вертикальный манёвр и избегали схваток на горизонтали.

Но причины высоких счетов и общего поражения немцев в другом. Прежде всего в их и нашей стратегии и тактике. И на этом надо остановиться особо. Источник – интервью с советским лётчиком Иваном Кожемяко из книги Артёма Драбкина "Я дрался с амами Люфтваффе".

Нужно сказать, что наша стратегия исходит из того, что все победы делаются на земле, а в воздухе ударами лишь этому помогают. Отсюда главный вид авиации – бомбардировщики. Все прочие по этой причине лишь на подхвате и делают всё возможное для работы бомберов.

Штурмовики – разновидность бомбардировщиков, и потому занимают срединное место между истребителями и бомбардировщиками. И самый вспомогательный вид авиации – истребители. Это воздушная обслуга бомбовых ударов. 2/3 боевых вылетов наших истребителей в ту войну – это сопровождение штурмовиков. 1/3 – бомбардировщиков. Свободная охота практически единицы процентов. Полёты на разведку не учитываются.

Задача истребителей – обеспечение бомбовых ударов своей авиации и недопущение оных у противника. Наша тактика такого обеспечения разделяла истребители на группы непосредственного сопровождения и ударные группы расчистки неба. Под эту тактику и создавались ТТХ истребителей. Лучшими самолётами сопровождения была вся линейка Яков, лёгких и манёвренных. Лучшими ударниками были Лавочкины и Аэрокобры – тяжёлые и мощные машины.

Причём, у Аэрокобр был порок – их двигатель был хорош на высоте выше 3000 метров, ниже они были туповатые и тяжёлые. Покрышкин научился преодолевать этот порок Аэрокобры тактикой инерционного режима полёта – занять позицию выше противника и разгоняться не пикировании. Или на кабрировании снизу. То есть тоже применял вертикальный манёвр и избегал горизонталей. На сопровождении привязанным к штурмовикам не летел, а делал качели, сохраняя скорость. Яки так не летали.

Надо сказать, что в ту войну истребители ходили за ударными самолётами, а их рабочая высота была низкой. По этой причине отказались от МиГа – высотного истребителя, беспомощного на средних и низких высотах. Истребители шли с превышением не больше 500 метров, на 1000 ударные машины уже терялись из виду. 80% боёв наших истребителей – на 1-й ступени нагнетателя, то есть до 3000 тыс. метров. Забирались и на 4000 (при сопровождении "Пешек"), и даже на 6000, но как частный случай и для занятия позиции для пикирования, а не для манёвренного боя. Ла 5, особенно с форсированным движком, а потом и Ла 7 были лишены этого порока Аэрокобры и были универсалами по высотам. То есть одинаково бились, что на 4000, что на 6000, что на 1000.

И тут самое главное – это тактика. Нашим запрещалось отрываться от машин сопровождения. Их задача – сбить с линии атаки немца. То есть просто отбить атаку, не гоняясь на противником. При этом задача обеспечения бомбо-штурмового удара считалась выполненной.

Недостатки нашей тактики:

1. Бой на малой скорости из-за привязанности к ударным самолётам, что не позволяет преследовать противника.

2. Ведение боя "от обороны" – уступка инициативы.

3. Присутствие истребителей рядом со штурмовиками в зоне зенитного огня, что повышает потери. Наши занимали позицию чуть выше, но не очень далеко, и потому им доставалось.

4. Требуется отработанная слётанность и взаимодействие истребителей и штурмовиков. Это под силу лишь квалифицированным пилотам, сумевшим выжить в первых боях.

5. Все бои на встречно-пересекающихся курсах, отсюда малое количество сбитых – тяжело сбивать.

Дело в том, что для сбития нужно сбросить скорость и увеличить время стрельбы. При этом вертикальный манёвр теряет смысл и наступает ситуация, где надо переходить на горизонтали, где преимущества Яка выше. Он для этого и создавался. Немцы не любили бои на горизонталях. Но на скоростной вертикали удар становится слепым и случайным. Атаку строили на преследовании. Она лучше удаётся по неопытным лётчикам.

Достоинства нашей тактики:

1. Внезапность удара – самолёты расчистки неба вперёд не посылаются.

2. Самое главное – сохранение строя ударных машин. Наша тактика это позволяла лучше, чем немецкая, так как можно вести бой в меньшинстве и не давать противнику проводить долгую атаку (поражение одним ударом двух подряд машин).

3. Бой на горизонталях, где наши Яки сильнее.

Достоинства немецкой тактики:

1. Инициатива в начале боя, высокая скорость и преимущество по высоте.

2. Высокий элемент внезапности – удаётся лишь первая атака. Отсюда высокий процент сбитых – 80% сбитых приходится на первую атаку.

3. Немцы уходят перед целью вперёд для расчистки неба и потому не попадают в зону огня зениток.

4. Начало боя на вертикалях, где преимущество у Мессера.

Недостатки немецкой тактики:

1. Теряется внезапность, мы успеваем подтянуть в район атаки все средства ПВО. Из-за этого значительно падает эффект удара.

2. Бой ведётся только с теми машинами, которые удаётся связать. При этом ударные машины открыты для подошедших сил нашей авиации.

3. Бой в меньшинстве или при потере инициативы вести невозможно.

Тактика диаметрально противоположна. Наши перекрывают ракурсы атак, немцы - направления подходов к их ударным самолётам. При меньшинстве отбить атаки им физически невозможно. То есть немецкая тактика – это внезапность и вертикальный манёвр. Когда наши стали применять эшелонирование по высоте и посты ВНОС, от немецкой результативности ничего не осталось. Наша тактика – разрушение немецких атак по вертикали и чёткое взаимодействие в группе.

Построение в воздухе наших Яков было таким, что доворотом или боевым разворотом было можно выйти в лоб атакующему и заставить его отвернуть. Уничтожением самолётов занимались группы расчистки неба, которые старались не начинать слишком рано – терялась внезапность и немцы успевали подтянуть все силы. К тому же немцы при сопровождении своих ударников уходили вперёд, оставляя их без прикрытия. Нам это строжайше запрещалось.

Фальсификация истории. Как побить рекорды по сбитым самолётам и проиграть войну?

Тактику намцев мы сознательно не копировали. У каждой тактики были свои достоинства и недостатки, но считалось, что наша тактика имеет больше достоинств, чем недостатков. При этом были потери, и не поощрялась погоня за сбитиями. Воздушный бой – не спортивный поединок. У него своя задача, и её надо выполнять.

Немцы гонялись за сбитыми, оставляли свои ударные машины под ударом и при этом искали лёгкие цели. Для них это была спортивная охота. Наши лётчики на свободную охоту летали очень мало, и то в конце войны. Все задачи – на сопровождение и расчистку неба. То есть для победы на земле.

Кроме того, в воздушном бою велика возможность случайности. Миг – и удар пропущен. Именно тем и объясняется, что наши лётчики средней квалификации в середине войны выбили большинство немецких асов.

Ещё причиной наших лишних потерь было частое несоблюдение специализации самолётов. Часто были вынуждены посылать Яки на расчистку неба, или Аэрокобры и Лавочкины на сопровождение ударных машин. В этих задачах эти самолёты слабы, и отсюда потери.

Как видим, наша тактика предусматривала малое число индивидуальных сбитий, высокие потери, но и высокую результативность воздушных ударов по наземным целям. Немецкая тактика тоже предусматривала потери, но старалась не вести бой в невыгодном положении. Потому они накручивали сбития, а войну проиграли. И в воздухе, и на земле. Надо сказать, что потери были в среднем равными при обеих тактиках. Главным было не избежать потерь, а решить задачу обеспечения воздушного удара по наземным войскам. Если это удавалось, потери считались оправданными. И наша победа подтвердила правильность такого подхода.

Что же касается мастерства лётчиков и споров о том, кто был лучше, то опять-таки по исходу войны и нужно делать эти выводы. Мастерство лётчиков – это не рекордное число сбитых при проигранной войне, а выполнение ВВС своих боевых задач для достижения Победы. Наши лётчики смогли выполнить их лучше, и их вклад в Победу был выше, чем у немцев. Потому война закончилась в Берлине, а не в Москве.

В этом весь ответ на загадку, почему у немцев сбитых больше, а войну они проиграли. Не тем и не так они в этой войне занимались. Потому что как лётчики были хуже советских. Вот и вся разгадка тайны высоких счетов и поражения в войне. А всё, что сверх того, то от лукавого.

</article>

Tags: Германия, Россия и Германия, Россия и ЕС, Россия и Евразия, Россия и Европа, Россия и Запад, СССР, СССР и Россия, нацисты, фальсификация истории
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments