Русское Агентство Новостей (ru_an_info) wrote,
Русское Агентство Новостей
ru_an_info

Category:

Почему сорвался саммит ОПЕК+? Кто не поделил «бочку нефти»?

11 июля 2021
Кто не поделил

Отмена заседания ОПЕК+, планировавшаяся на понедельник, 5 июля 2021 года, ознаменовала собой кризис, по своему масштабу превосходящий недавний «праздник непослушания», обваливший цену барреля нефти ниже уровня в 40 долларов и на протяжении нескольких дней вызвавший даже отрицательные котировки.

Суть проблемы в очевидном подтверждении нежизнеспособности «добровольных союзов разнородных государств», лишенных внутреннего организационного стержня. Безответственная политика «американских сланцевых революционеров», разбалансировала рынок, создав на нем в свое время существенный избыток предложения. Это обернулось резким падением цен на черное золото с более чем 100 до менее чем 30 долларов за бочку.

Организация стран – производителей нефти, объединившись с рядом не входящих в нее государств, а также Россией, сумела договориться о сокращении совокупной добычи сырой нефти на 9,7 млн баррелей в сутки относительно уровня октября 2018 года, тем самым изъяв с рынка избыток предложения и создав долгосрочный тренд на постепенное исчерпание лишних невостребованных запасов, негативно давивших на цены. А там как раз и сланцевая революция в США лопнула большим мыльным пузырем.

Механизм, вскоре названный ОПЕК+, вроде как успешно заработал. Цена барреля Brent отжалась от пола и не спеша поползла вверх. В сентябре 2018 даже коснувшись отметки 82,8 доллара. А потом начались сложности.

Страх моносырьевых игроков перед перспективой вылететь в трубу в случае отката нефтяных цен к уровням 1973 года (8,8 долл за бар.) постепенно выветрился, снова уступив место жадности. Зачем соблюдать ограничения, если кризис в целом уже преодолен, и на рынке наблюдается заметный дефицит предложения? И вообще, почему дело как бы общее, но ради его достижения одних заставляют идти на большие потери, чем других?

Весной 2020, когда мир столкнулся с экономическими последствиями коронавирусной эпидемии и вызванным ею мировым локдауном, многие члены ОПЕК+ попытались отказаться от командной игры ради варианта «каждый спасается сам». Но быстро одумались, увидев, как в течение всего трех месяцев первого квартала нефтяные цены с достаточно комфортных 72–68 долларов спикировали до 22,8 долл за бочку.

Казалось бы, урок должен пошел впрок. Но, как выяснилось, так только казалось. Долгосрочная стратегия ОПЕК+ основана на концепции постепенного аккуратного следования за спросом через поэтапное наращивание объемов добычи в соответствии с установленными Картелем квотами. В апреле 2020 года страны Картеля договорились держать сокращение добычи на 9,7 млн барр/сут в мае–июне 2020 года, на 7,7 млн барр/сут – в июле–декабре 2021, на 5,8 млн барр/сут – в январе 2021 – апреле 2022 года.

Текущий этап предполагал увеличение объемов добычи Картелем на 400 тыс. барр. в сутки до конца августа. На планировавшемся на 1–4 июля саммите ОПЕК+ предполагалось утвердить размер следующего этапа повышения и распределить квоты между участниками до апреля 2022 года. Но тут нашла коса на камень.

Объединенные Арабские Эмираты, третья по объему добычи нефти страна ОПЕК+, выдвинула два решительных условия. Во-первых, Абу-Даби выступили категорически против предложения Эр-Рияда продлить схему ограничений ОПЕК+ с апреля до конца 2021 года. Во-вторых, Эмираты заявили о принципиально недопустимой несправедливости в распределении ограничений.

По их мнению, Картель для ОАЭ их считал не от той исходной цифры. Вместо звучащих в документах ОПЕК+ 3,2 млн баррелей в сутки, за точку отсчета следует принять объем 2018 года в размере 3,8 млн. бар/сут. В связи с чем Картель должен признать за Эмиратами эксклюзивное право нарастить добычу на 600 тыс. бочек в день.

Отраслевые эксперты говорят, что причиной тому являются значительные инвестиции, вложенные Абу-Даби в модернизацию нефтедобывающей отрасли как раз в период локдауна в рамках антикризисных мер по поддержанию национальной экономики. Кроме того, Абу-Даби реализует план по увеличению производственных мощностей на 1 млн б/с, до 5 млн б/с к 2030 году. Эмирам не нравится, что треть добывающих мощностей в стране простаивают.

Сейчас Эмираты желают вложенные деньги вернуть. И как можно быстрее, учитывая тенденцию американского и европейского рынка «перейти на водород» и по возможности полностью отказаться от углеводородного топлива. Речь идет о реализации этого плана в предстоящие два десятка лет, так что «конец эры нефти», что называется, уже не за горами. Эмиры опасаются опоздать с окупаемостью.

Отчасти это правда, но при ближайшем рассмотрении, это далеко не вся правда. В эпоху американской геополитической гегемонии нефтедобывающие монархии Залива достаточно качественно синхронизировались Вашингтоном в части групповых интересов, позволяя ОПЕК выступать чем-то вроде добровольного инструмента саморегулирования рынка нефти.

В рамках этого механизма Саудовская Аравия и Объединенные Арабские Эмираты выступали союзниками по причине значительного совпадения их интересов в регионе, в первую очередь, антииранских. Две страны даже объединили военные ресурсы для разгрома про-иранских хуситов в Йемене. Но затем дружба не заладилась. Во всех смыслах, от взглядов на перспективы политического решения гражданского кризиса в Йемене, до взаимного экономического сотрудничества в целом.

Например, формально сохраняя антииранскую политическую риторику, Абу-Даби в течение последних лет начал расширять контакты с Тегераном. Примерно полмиллиона иранцев работают или учатся в ОАЭ, имея многочисленные и многомиллионные деловые интересы, а также официальные и неофициальные дипломатические каналы.

В свою очередь, в поисках дополнительных источников пополнения доходов казны Саудовское Королевство обложило пошлинами импорт товаров из стран-участниц организации Gulf Cooperation Council (Совет по сотрудничеству стран Персидского залива), являющейся по сути своего рода зоной свободной торговли на Ближнем Востоке.

Согласно поправкам, полностью запрещался импорт товаров, доля Саудовской Аравии в производстве которых составляет менее 25%. Также под запретом оказались товары, полностью или частично произведенные в Израиле, на торговле которыми ОАЭ очень серьезно рассчитывали заработать после восстановления дипломатических и экономических отношений с Израилем.

Таким образом, хорошо видно, как меняющиеся глобальные внешние геополитические условия неизбежно ведут к критичному нарастанию внутренних напряжений в международных механизмах, сформированных на прежней, сегодня почти не существующей основе. Централизующая роль США уже критично деградировала и восстановлена до былого уровня быть не может, а образующийся вакуум силы пока больше заполнить некому. Российских возможностей для этого недостает, а Пекин пока в такие игры не ввязывается.

По имеющимся данным, одной из причин внезапного упрямства Эмиратов, является тот факт, что ADNOC – государственная нефтяная компания крупнейшего эмирата Абу-Даби, добывает лишь порядка 2 млн барр нефти в сутки, остальное приходится на американскую Occidental Petroleum, которая получила от властей ОАЭ концессии на разведку и разработку нефтяных месторождений.

На ее производственную политику по концессионному соглашению власти ОАЭ влияния не имеют. Следовательно, вынуждены смотреть, «как из страны утекают столь ей нужные деньги», компенсировать которые Эмираты и намерены расширением в ОПЕК+ размера, так сказать, своей «государственной» квоты.

Россия как-либо повлиять на этот момент не может. Как раз потому, что Вашингтон в целом на Ближнем Востоке позиции теряет, но использует все остающееся официальное и, особенно, неофициальное влияние для «препятствования российской экспансии в регион».

В результате складывается ситуация, когда ОПЕК+ оказался на грани внутреннего раскола. Картель не может согласиться удовлетворить претензии Эмиратов, слишком хорошо понимая, что такой шаг создаст прецедент, способный стать основанием потребовать для себя более выгодных условий и другими «притесненными» странами–участницами картельного соглашения. Так легко дойдет до совершенно неприемлемого положения, когда балансировать мировой рынок останутся лишь Саудовская Аравия и России, исключительно за счет сокращения только собственной добычи.

Но и заставить Эмираты прекратить позиционировать свои индивидуальные интересы над групповыми, никто не может тоже. Российское влияние на них ограничено, а правящая династия саудовского Королевства сама проводит аналогичную по смыслу политику по другим направлениям, тем самым лишаясь непубличного влияния по дипломатическим и неофициальным деловым каналам.

Единственное, что удерживает ОПЕК+ от распада, а Эмираты от запирания на позиции «будет или по-моему, или гори оно все синим пламенем», – опыт двух ценовых обвалов на рынке нефти, вызванных аналогичным отказом стран-производителей от следования коллективным правилам, последний из которых был как раз год назад.

Получается вилка. Если Эмираты из ОПЕК+ выйдут, скорее всего, посыплется и вся остальная конструкция Картеля. С неизбежным падением цен на нефть на уровень много ниже не просто комфортного, но хотя бы просто самоокупаемости.

Если они в Картеле останутся, но упрутся и процесс согласования квот заблокируют, система ОПЕК+ утратит способность поступательно следовать за рынком, удерживая масштаб предложения в балансе с изменениями спроса. Который сейчас, по мере восстановления мировой экономики, тоже постепенно растет. Есть основания ожидать выхода на доковидный уровень потребления порядка 100 млн барр/сут в первом квартале или первом полугодии 2022 года.

В этом случае есть все шансы роста цен не только выше 80 долларов, а весьма вероятно и выше 90–95 долларов за баррель. Тем самым делая рынок уязвимым к возрождению «дорогих», в смысле себестоимости, проектов, никак не связанных с квотами. Что чревато выходом рынка «к тому, с чего начали», то есть к обвалу.

По логике вещей все участники, даже Эмираты, должны быть заинтересованы в сохранении эффективности механизма ОПЕК+ именно в его текущем виде. Чтобы балансировать цену нефти в коридоре 70–80 долларов, одновременно оптимальном по доходности для всех участников и гарантирующем защиту от появления «внекомандных» сил чисто экономическими методами.

Но логика и субъективная политика не всегда оказываются словами из одной и той же песни. Поэтому сейчас образовался период большой неопределенности, на который влияет слишком обширный перечень факторов, множество из которых носят непубличный характер. Продлится он до августа текущего года, когда ОПЕК+ откладывать принятие очередного шага по квотам больше не сможет физически.

Tags: Ближний Восток, Вашингтон, Израиль, ОАЭ, ОПЕК, Россия, Россия и Евразия, Россия и Запад, Россия и Израиль, Россия и ОПЕК, Россия и США, Россия и Саудовская Аравия, США, США и Израиль, Саудовская Аравия, политика, цена нефти
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments