Русское Агентство Новостей (ru_an_info) wrote,
Русское Агентство Новостей
ru_an_info

Categories:

Некоторые вопросы патриотизма, нигилизма и классовой теории

02 августа 2021

Некоторые вопросы патриотизма, нигилизма и классовой теории

– Нет, война не закончилась, господа, – задумчиво скручивая в трубочку свой доклад, вполголоса говорил полковник И., обращаясь к собеседникам. – Она просто переместилась в учебные аудитории, лаборатории и цеха. Наши преподаватели, профессоры и доценты, сами того не желая, уже вчера оказались на передовой. Поэтому весьма актуальным считаю вопрос, почему западные университеты, например, германские, и в мирной жизни являются очагами национального духа в то время, как в воюющей России с кафедр университетов звучат речи о патриотизме, как о чем-то недостойном современного "интеллигента", обязанного в равной мере любить всё человечество, об армии, как тормозе прогресса, ибо война, якобы, есть остаток варварства. И тому подобное.

– Потому что, дорогой вы наш полковник, – глядя в глаза инженеру-химику, отвечал недавно прибывший с Дальнего Востока В., – если роль идеологии в обществе становится чрезмерно высока, то она приобретает собственную волю и уже может диктовать решения, правильные в ее рамках, но, очевидно, гибельные в реальности. И реальность в таком случае, просто, приходится игнорировать.

-И какая же идеология главенствует в наших университетах? – удивленно вздергивал брови стоящий рядом с И. М.

– Нигилизм, отрицание всего существующего порядка в целом и каждого его элемента – в отдельности. Нашим профессорам, как бальзам на сердце, последняя работа Л. о пользе еретиков для развития цивилизации. Они купаются в собственной фронде, призывая вслед за социалистами к разрушению всего окружающего их пространства. Надеются, покрасовавшись на митингах, призвав к необходимости разрушения “всего мира насилия до основания”, вернуться в свой уютный мирок, где лакей примет трость и шляпу, а услужливая гувернантка плеснет горячего чая. А ничего этого уже не будет. Будут руины с отчаявшимися людьми, убивающими друг друга за кусок хлеба.

– Откуда такая фантасмагория? – язвительно задал вопрос лысый очкарик с шикарной архиерейской бородой и неожиданно армейской выправкой. Остатки волос, небрежно зачесанные назад, свисали гроздьями на воротник черного сюртука, обсыпанного перхотью. Весь вид его был вызывающе неопрятным и отталкивающим, если бы не глаза. Живые, проницательные, двигающиеся в унисон с мимикой, они завораживали, притягивали к себе и заставляли абстрагироваться от всего остального.

– Различные сценарии социальной революции в России, с приходом к власти левых сил, со свержением левых правыми всегда, как проклятие, сопровождаются параличом органов власти, разложением армии и полиции, а далее неминуемо следует девятый вал анархии, смертей, нищеты, низведение экономики до натурального хозяйства… И знаете, самое удивительное, что любые перевороты одинаково выгодны нашим заклятым друзьям на Западе...

– То есть социальные революции России противопоказаны? – не успокаивался настырный оппонент.

– Только те, что связаны с уничтожением государства

– Но любая социальная революция – это становление нового через отрицание старого, через его уничтожение. Вы что, несмотря на молодость, не признаёте развитие страны через революционные преобразования?

– Главная ошибка, допущенная левыми теоретиками, с моей точки зрения, заключается в том, что понятие “изжить” заменено понятием “уничтожить,” – терпеливо пояснил В. – Вы решили, что достаточно уничтожить под корень капиталистические отношения в обществе, как сразу победят коммунистические, что, кстати, противоречит той же теории Маркса, требующей, чтобы старые отношения себя изжили. Новое общество будет жизнеспособным, если победит в честной конкурентной борьбе. Но для этого нужно увидеть в старом не врага, а соперника. С врагом не соревнуются, с ним можно только воевать не на жизнь, а на смерть.

– Я не специалист по общественным наукам и цели моей последней работы были несколько иные, – вставил своё слово М., с любопытством наблюдающий дискуссию, – но точно знаю, что не бывает истины в последней инстанции. Задача ученых находить и исправлять ошибки ранее открытых законов, развивать теорию дальше, как это делают физики, математики, химики и представители других наук. Если ученый только цитирует классиков, считая их непорочными, то он не ученый, а попугай. К сожалению, количество говорящих птиц в общественных науках растет с каждым днем, а в будущем рискует стать доминирующим.

– А я совсем не апологет Маркса, но Вы, мне кажется, возводите на него напраслину, можете прямо сейчас назвать мне хоть одну ошибку левых теоретиков, чтобы подтвердить вами сказанное?

– Специально не занимался этими вопросами, но, извольте. Возьмем, к примеру, теорию смены общественных формаций, как результат классовой борьбы между антагонистическими классами. Эта красивая теория не имеет ничего общего с реальностью и я рискну утверждать, что не существует ни одного подтверждающего ее факта.

– Интересно, интересно... Так чего, по-вашему, нет – классов, классовой борьбы или смены общественных формаций?

– Нет смены общественных формаций из-за классовой борьбы.

– Как, по-вашему, они тогда меняются?

– Как угодно, только не из-за классовой борьбы. Переход от рабовладельческого строя к феодальному, который, якобы, пришел вследствие борьбы рабов, порчи ими хозяйского инвентаря и прочих партизанских действий – это же просто ложь. Вся политическая борьба в Риме – это столкновение интересов абсолютно свободных римских граждан – плебеев и патрициев, крестьян и латифундистов, то есть собственников средств производства и... тоже собственников, но более крупных и зажиточных. Рабы, кстати, тоже владели средствами производства – так называемыми пекулиями, поэтому к абсолютно неимущим их отнести нельзя даже с очень большой долей фантазии. Но самое удивительное произошло после перехода, якобы, к более прогрессивному феодальному строю. Развалины античных городов наглядно демонстрируют, что наступившее в Европе "тёмное время" после разгрома Римской империи, было по своей сути деградацией рабовладельческого строя. Любой специалист сельского хозяйства скажет вам, что производительность римской латифундии в разы превышала производительность феода. А права раба в Римской империи, охраняемые законом, просто грешно сравнивать с правами холопа. По эдикту императора Клавдия, раб, о котором прекращал заботиться хозяин, становился свободным. Адриан запретил самосуд, к смерти раба могла приговорить только официальная судебная инстанция. Пий повелел принудительно выкупать рабов у хозяев, заподозренных в жестоком обращении с ними. За время рабства некоторые рабы умудрялись сколотить такое состояние, что их положению завидовали плебеи: "Когда сво­бод­но­рож­ден­ный бед­няк, у кото­ро­го тога све­ти­лась, а в баш­ма­ках хлю­па­ла вода, видел, как быв­ший клей­ме­ный раб сидит в пер­вом ряду теат­ра, оде­тый в бело­снеж­ную тогу и лацер­ну тирий­ско­го пур­пу­ра, свер­кая на весь театр дра­го­цен­ны­ми кам­ня­ми и бла­го­ухая аро­ма­та­ми, в нем начи­на­ло кло­котать него­до­ва­ние. Оста­ва­лось уте­шать себя пре­иму­ще­ства­ми сво­его сво­бод­но­го рож­де­ния..." – пишет Марциал в своих "Эпиграммах". Имелись в Римской империи, если по Марксу, вообще "пришельцы из будущего" – крепостные крестьяне, их называли колоны. Присутствовали и пролетарии, никакой собственности не имевшие и продававшие свой труд, в том числе и на пекулиях, рождая марксистский парадокс – раб присваивал прибавочную стоимость, производимую свободным гражданином Рима... И теперь сравните его положение со статусом холопа, которого могли совершенно безнаказанно убить, продать, изнасиловать. Или вот ещё один пример классовой чехарды. Совсем недавно в Соединенных Штатах по всем признакам был буржуазный строй, а на плантациях трудились чернокожие невольники. Германия, именуемая буржуазным государством, провозгласила у себя рецепцию Римского права и копирует систему управления Римской империи, выборность, юриспруденцию и все остальное. Так какой это строй? Рассмотрим еще один пример. Древний Египет. Мы называем его рабовладельческим. Но любой серьезный египтолог вам скажет, что в древнем Египте практически не было рабов и устройство, только не надо смеяться, ближе всего к государственному капитализму. Земля – главное средство производства – принадлежала государству в лице царя-фараона и распределялась между жрецами по жребию, с периодическими переделами. Государственные служащие, крестьяне и ремесленники – вот весь классовый состав египетского общества. Оно просуществовало мирно и счастливо почти тысячу лет, пока его не захватили римляне. Такие вот парадоксы общественных формаций знает реальная история, а вся ее подгонка под теорию классовой борьбы является откровенной профанацией.

– И по какой же тогда причине канули в лету такие прогрессивные, с вашей точки зрения, государства?

-Абсолютно правильный вопрос! И. считает, что государства гибнут из-за неспособности элиты нести тяготы государственной службы. Деградация служивого сословия до состояния полной неконкурентоспособности порождает паралич власти, вследствие чего властная конструкция рушится.

– Это естественно, – победно улыбнулся К. – Мы требуем от столоначальников заботы о посторонних для него людях. А каким образом, простите, если они совершенно не зависят от тех, о ком должны заботиться? Продвижение чиновника вверх по служебной лестнице, его награды и наоборот – порицание, вплоть до низвержения в небытие – это привилегия вышестоящего начальства, а не тех, чьи интересы он, якобы, должен блюсти.

-Значит нужны чистки! – резко высказался В., – жестокие и скорые. Надзирать и карать!

-Никаким надзором эту задачку не решишь, – парировал К. – Надзор – это тоже чиновники. И за ними нужен контроль. А над контролем – спецнадзор, а над спецнадзором – спецконтроль... И так до бесконечности.

-А вот тут я согласен с К, – кивнул И. – Система, которой требуются бесконечные чистки – нежизнеспособна. Нужно решать проблему отбора в дворянство... ну или назовите как-то по-другому социальную группу, влияющую на государственные решения… Независимо от названия, всё равно потребуется ответить на вопрос: кто и зачем туда стремится? Если это вопрос привилегий, то деградация неизбежна.

-Деградация неизбежна в любом случае, если мы говорим о профессиональных столоначальниках, – настаивал на своём К. – Посмотрите внимательно. Большинству тех, кто при власти, хорошо при любой власти и надо быть идиотом, чтобы отдавать свою страну кучке бюрократов в надежде, что все они будут заботиться о ней, как о своей матери. Заботиться они, конечно, будут, но только о собственной заднице. Она ближе и роднее. Особенно под лозунгом "Воруем вместе". Воровать и защищать свои привилегии различными иммунитетами – вот то, что лучше всего получается у бюрократов. И случится, как всегда – чем больше неприкасаемых, тем хуже работают государственные механизмы. Особенно в России, стране огромных возможностей для злоупотреблений.

– Уважаемый К, – невольно улыбнулся М., – мы все знакомы с Вашей теорией коммунизма. Я даже скажу больше. Такой строй без чиновников и сословий уже существовал в истории человечества, когда Адам пахал, а Ева пряла. И вот сами видите, что из этого вышло...

Всё это в лицах, еще немного исторических фактов и альтернативной истории – в книге "Император из стали"

Четыре тома опубликовано, пятый пишется в электронном виде:

Некоторые вопросы патриотизма, нигилизма и классовой теории

В бумаге – два первых тома:

Некоторые вопросы патриотизма, нигилизма и классовой теории

Tags: Карл Маркс, Рим, Римская Империя, Россия, Россия и ЕС, Россия и Евразия, Россия и Европа, Россия и Запад, Россия и Италия, наука, наука в России, отрывки из книг, революция, социализм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments