Русское Агентство Новостей (ru_an_info) wrote,
Русское Агентство Новостей
ru_an_info

Парижане были довольны немецкой оккупацией

25 марта 2015
Кому война, а парижанам - мать родна. Нацистская оккупация Парижа во время Второй мировой войны

Снимки беззаботно фланирующих по бульварам парижан не вызывают восторга у их потомков. Потому что легкомысленные французы наслаждаются жизнью в оккупированном гитлеровцами городе. Выставка фотографий из альбома Андре Зукка, корреспондента нацистского журнала Signal, проходила под названием "Парижане под оккупацией". Выставка вызвала волну критики.

Отдавая должное мастерству фотохудожника и техническим достижениям (цвет), многие выражали несогласие с тем, что запечатлено на пленке. В столичной мэрии, где проходила эта выставка, постарались разъяснить, что журнал "Сигнал" выходил под эгидой самого министра пропаганды Геббельса для распространения в оккупированных странах и предназначался для улучшения реноме вооруженных сил Германии.

Зрители, как утверждают теперь в парижской мэрии, увидели лишь пропагандистские клише, а не реальную жизнь французов под оккупацией. Высказывалось даже предположения о том, что эти снимки были сделаны до или после периода оккупации.

Известный исторический анекдот (в первоначальном значении этого слова — т.е. быль) повествует о том, как во время подписания акта о безоговорочной капитуляции генерал-фельдмаршал Вильгельм Кейтель (Wilhelm Keitel) заметил подходящего к советским генералам элегантного, но надменного французского генерала де Латр де Тассиньи (de Lattre de Tassigny) и у него невольно вырвалось: "Что, и французы тоже? Этих еще нам недоставало!" (Was, die Franzosen auch? Die haben uns noch gefehlt!). По рунету гуляет такой вариант: "Как? Мы еще и французам войну проиграли?" Это неточное цитирование слов, сказанных начальником штаба Верховного командования Вермахта, но дух высказывания сохранен.

Покончив с Польшей, Гитлер 27 сентября 1939 года объявил руководству вермахта о походе на Запад. Против Франции, Бельгии, Люксембурга и Голландии. До последнего ему страсть как не хотелось воевать с Англией. И вовсе не из боязни, хотя в те десятилетия Британская империя еще оставалась самой крупной державой. Фюрер был уверен, что разделает англосаксов под орех. В островитянах он любил арийцев, "братьев" немцев. О чем он неоднократно говорил в своих "застольных беседах".

Мы берем эти слова в кавычки по причине названия книги с этими откровениями. Гитлер не терял надежды заключить с британцами сепаратный мир и одновременно готовился к высадке на остров, в случае срыва переговоров. В отношении французов Гитлер не руководствовался "расовой логикой". Лягушатников фюрер презирал.

Зато страстно хотел увидеть Париж. Увидеть, но не умереть! Чтобы мечта Гитлера сбылась, потеряли свои жизни 24 074 немецких солдат и 97,3 тысяч военнослужащих Франции. Это без учета погибших англичан.


Обнаружен артефакт Второй мировой войны

Для нападения на Францию генерал Манштейн предложил усовершенствованный стратегический план Шлиффена. Капризы осенней погоды заставляли руководство вермахта 13 раз переносить наступление. В свою очередь французы да и англичане думали отсидеться в окопах, как в Первую мировую. Недаром тот период один остроумный французский журналист окрестил "странной войной" — drôle de guerre. Солдатня охреневала от скуки. Некоторым развлечением стала новость о покушении на Гитлера 8 ноября 1940 года.

Однако чему быть — того не миновать. 44 дивизии Рундштедта, выступившие 10 мая, уже через двое суток пересекли французскую границу, а 13 мая переправились через Маас. В результате, вечером 23 мая генерал-полковник фон Клюге приостановил наступление тринадцати немецких дивизий вдоль "линии канала" (как называли оборону побережья англичане), на западной стороне складывающегося котла окружения вокруг Дюнкерка, едва не покончив с англичанами. От полного разгрома их спасло неожиданное решение фюрера остановить дальнейшее наступление.

Война всегда ужасна, даже несмотря на то, что в той — наиболее удачной из всех военных кампании вермахта — мало и редко бомбили города. Случались и зверства, вроде расправы над захваченными в плен солдатами французских войск, особенно над сенегальскими стрелками.

"Лицо войны ужасно, — писал домой 20-го мая 1940 года немецкий солдат 269-го пехотного полка. — Города и деревни полностью разрушены, везде разграбленные магазины, ценные вещи вдавлены в землю коваными солдатскими сапогами, повсюду натыкаешься наброшенный скот, а между домами печально бродят собаки… Во Франции мы живем, как боги.

Если нам нужно мясо, режем корову и выбираем только лучшие куски, выбрасывая остальное. Спаржа, апельсины, салат, орехи, какао, кофе, масло, ветчина, шоколад, шампанское и вино, коньяк, пиво, табак, сигары и сигареты — всего этого полно. Из-за длинных переходов на марше мы отбиваемся от своих частей — тогда с винтовками в руках мы вламываемся в дома и утоляем голод. Ужасно, да? Но человек привыкает ко всему. Слава Богу, что дома у нас такого не бывает".

Все познается в сравнении. Немцам в руки попали не только ценности, но и культурные ценности: Лувр, национальные музеи и частные галереи. Конечно, по сравнению с захваченными в СССР 1,148 млн произведений искусства, разграбленных на нашей территории 400 музеев, двух тысяч церквей и 43 тысяч библиотек, украденное у французского народа — просто капля в море. Даже такое национальное унижение, как подписание перемирия в тот самом железнодорожном вагоне, где 11 ноября 1918 г. было подписано унизительное для Германии перемирие со странами Антанты, меркнет на фоне преступлений гитлеровских палачей, совершенных ими в Советском Союзе.

Кому действительно не повезло, так это лицам еврейской национальности, людям с коммунистическими взглядами и цыганам. Жесткая политика по отношению к евреям, цыганам и коммунистам проводилась нацистами на всех оккупированных территориях. Исключений из этого бесчеловечного правила не было.

Зато прочим французам повезло. Военнослужащие вермахта очень корректно вели себя по отношению к населению и поддерживали общественный порядок. Сказанное относится к оккупированной территории Франции, а ведь было еще État français ("Французское государство"), оставившее свой след в истории под наименованием "режим Виши" (Régime de Vichy).

Многое объясняет не подверженность нации к коллаборационизму или недостатку ненависти к агрессору. Ведь было и движение Сопротивления, и партизаны-маки, и деголлевская "Свободная Франция" и эскадрилья "Нормандия-Неман". Однако обыватели в массе своей продолжали жить своей будничной обывательской жизнью: шататься по бульварам, сидеть в кафе, ходить в кино, целоваться, есть и спать. А еще они работали и платили налоги, чтобы спокойно спать…

В обоих частях Франции преобладало положительное отношение к Германии, в которой большая часть не только французов, но и других европейцев видело государство с почти идеальной социальной системой, где мало безработных. Сотни тысяч рабочих из Голландии, Франции, Бельгии, Польши и Чехословакии стремились в Третий рейх на заработки. Ненависть к германцам овладела европейцами после ряда поражений нацистов на Востоке и была ответной реакцией на отношение оккупантов к местному населению.

Игорь Буккер

Tags: Адольф Гитлер, Бельгия, Германия, Польша, Франция, видео, война, выставка, генерал, оккупация, солдат
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments