Русское Агентство Новостей (ru_an_info) wrote,
Русское Агентство Новостей
ru_an_info

Category:

Откуда пошли патенты?

30 августа 2016
Откуда пошли патенты?
 
Считается, что патенты в современном понимании этого слова появились в 1474 году в Венецианской Республике. В этом году был издан указ, согласно которому о реализованных на практике изобретениях необходимо было сообщать республиканским властям, с целью предотвращения использования изобретений другими лицами. Срок действия патента составлял 10 лет. 
 
В 1624 году в Англии издан «Статут о монополиях», согласно которому патенты выдавались на «проекты новых изобретений». США были первой в мире страной, где система интеллектуальной собственности была установлена конституционно (1787 г.), причём привилегия (а не право) получения патентов было дано только физическим, но не юридическим лицам. Более поздние конституции других стран, как правило, устанавливают возможность выдачи патентов напрямую юридическим лицам. Вплоть до 16 сентября 2012, США оставались единственной в мире страной, где приоритет патента устанавливался по принципу "первый, кто изобрёл". После этой даты США перешли на систему "первый, кто подал", которая уже существовала в других странах. 
 
В России в 1812 году появляется первый общий «Закон о привилегиях», а в 1830 году законом от 30 марта устанавливаются основные понятия патентного права. В СССР патентов (в отличие от авторского права) не существовало. Патентное право было восстановлено Конституцией Российской Федерации от 1991 года.
 
Патенты на изобретения, т. е. на права исключительного пользования новыми изобретениями в сфере промышленности, называются иногда документами на патентное право (brevet d‘invention, letters-patent), которое носило ранее тогда имя привилегии (русский закон 1896 г., португальский, австрийский 1852 г.). По терминологии старогерманского закона (по его примеру — старовенгерский и староавстрийский): П. — не документ, а самое субъективное право. Это более соответствует представлению о П. как об одном из видов имущественных прав, существующем отнюдь не в силу милости государственной власти. 
 
Хотя законы о П. появились в большинстве стран в середине XIX века или еще раньше (Англия 1623, 1852 гг.; Франция 1791, 1844 гг.; Соединенные Штаты Северной Америки 1836 г., Бельгия 1854 г.; Россия 1833 г., а как личная привилегия — впервые в 1814 г.), но еще в 60-х гг. потребность в таком институте отрицалась представителями промышленности и теоретиками в Англии (Bright), Франции (M. Chevalier) и Германии (Schäffle): говорили, что П. не оправдывается свойством труда, затраченного на изобретение, и не нужен самому изобретателю. В 70-х гг. наступил поворот во мнениях, и началось движение в пользу международной защиты изобретателей. 
 
Вопросы патентного права обсуждались на международных конгрессах (важнейшие — Вена 1873 г., Париж 1878 и 1889 гг.), постановления которых выражали собой обыкновенно крайние пожелания изобретателей, урезываемые законодателями в интересах промышленности. На международном конгрессе в Брюсселе (8 мая 1897 г.) была учреждена "международная ассоциация для выработки однообразия в нормах и дальнейшего развития защиты промышленной собственности". Усилия заинтересованных лиц в отдельных странах побудили правительства частью к пересмотру, частью к введению законов о патентах (Германия 1877 г. и новелла 1891 г.; Швейцария 1888 г.; Англия 1883 г.; Испания 1878 г.; Турция 1880 г.; Швеция 1884 г., Япония 1885 г., Норвегия 1885 г., Венгрия и Португалия 1895 г., Россия 1896 г., Австрия 1897 г.). 
 
Некоторые государства еще в 1883 г. (Бельгия, Бразилия, Испания, Франция, Италия, Португалия, Сальвадор, Швейцария, Голландия, Сербия; позже к ним примкнули Гватемала, Англия, Соединенные Штаты Северной Америки, Тунис, Эквадор) заключили конвенцию, в силу которой подданные контрагентов и лица, имеющие оседлость в одной из стран союза, пользуются относительно П. защитой во всех других странах наравне с туземцами, под условием соблюдения местных формальностей. Союз имел постоянное бюро в Берне. 
 
Государства, не примкнувшие к союзу, заключили сепаратные договоры, например, Германия — с Италией и Испанией (1883), с Австро-Венгрией (1891), Швейцарией (1892—1894), Австрия — с Сербией (1892). В настоящее время сомнения в целесообразности патентного права исчезли. С одной стороны, было доказано, что только П. способен обеспечить интересы изобретателя, потому что не всякое изобретение можно сохранить в тайне; при отсутствии средств и предприимчивости трудно пустить его в ход; аванс во времени перед другими промышленниками благодаря огласке является мнимым. 
 
Также вроде бы были доказаны и преимущества института для промышленности. Изобретателю нет надобности держать изобретение в секрете, и ни одно полезное изобретение не пропадает для человечества. Коренное условие П. — полное всеисчерпывающее раскрытие изобретения; недобросовестность влечет недействительность П. Обеспеченное на время обладание рынком привлекает к промышленности капиталы. Является стимул делать изобретения мелкие, незаметные, но все же двигающие промышленность; например, в 1896 г. в Англии из 30194 П. около 5000 пришлось на велосипеды. Во всяком случае П. есть наиболее целесообразное примирение интересов изобретателя со стремлениями промышленности к удешевлению производства.
 
Однако, тем не менее, правоведы, экономисты, активисты, политические деятели, предприниматели и торговые ассоциации имеют разные мнения насчет патентов и ведут споры между собой. Критика патентов появилась ещё в XIX веке, в последнее время чаще всего обсуждаются достоинства и недостатки патентов на программное обеспечение и биологических патентов. 
 
Эти споры являются частью большой дискуссии на тему «интеллектуальной собственности», которая отражает также между прочим и разные точки зрения на авторское право.
 
Изначальное назначение патентов — поощрение технологических инноваций и предотвращение скрытия изобретений как коммерческих тайн. Но критики патентов утверждают, что по мере того, как всё больше технологизируются самые различные виды производства, право интеллектуальной собственности на патенты становится привилегией корпораций, работающих в самых разных областях: сельское хозяйство, медицина, пищевые продукты.
 
Антипатентные настроения достигли пика в викторианскую эпоху между 1850 и 1880 годами, когда проводилась масштабная кампания против патентного права. По мнению историка Адриана Джонса, кампания в Англии, «до сих пор остающаяся самой сильной из всех кампаний против интеллектуальной собственности», была близка к отмене патентов.
 
Наиболее известные активисты (Изамбард Кингдом Брюнель, Уильман Роберт Гров, Уильям Джордж Армстронг) были изобретателями и предпринимателями, также кампания была поддержана радикальными laissez-faire экономистами (The Economist публиковал статьи с антипатентными взглядами), правоведами, учеными (которые были обеспокоены тем, что патенты препятствуют их исследованиям) и производителями.
 
Подобные дискуссии в это время велись в других европейских государствах: Франции, Пруссии, Швейцарии и Нидерландах (но не в США).
 
Основываясь на критике патентов как государственных монополий, несовместимых со свободной торговлей, в Нидерландах патенты были отменены в 1869 году (впервые введены в 1817 году), однако были снова введены в 1912 году. В Швейцарии критика патентов отложила их введение до 1907 года.
 
Давно существующий аргумент против патентов — препятствие инновациям и возможность использовать патенты не по назначению. Компании, владеющие портфелем патентов и подающие на других в суд за их нарушение, при этом не производя ничего и не развивая технологии, уничижительно называются «патентными троллями».
 
Теоретическая проблема с патентным правом обсуждалась Майклом Геллером и Ребеккой Сью Айзенберг. В сформулированной Геллером трагедии антиобщин, авторы, хотя и не отрицают роль патентов в мотивации изобретения и разглашения информации, утверждают, что медико-биологические исследования являются одной из ключевой областей, где права на интеллектуальную собственность могут стать настолько фрагментированными, что, по сути, никто не сможет ими воспользоваться, так как чтобы сделать это, нужно будет соглашение между владельцами всех фрагментов. С другой стороны, авторы не были уверены в характере предсказываемой ими проблемы. Эта проблема может быть как постоянной, так и переходной, в последнем случае владельцы прав на интеллектуальную собственность будут искать пути решения этой проблемы по мере возникновения, например, с помощью патентных пулов.
 
Отдельно критикуются так называемые патенты на программное обеспечение — патенты на методы, используемые в программном обеспечении, — алгоритмы, способы работы с форматами файлов и т. п. В одних странах (включая Россию) они официально запрещены, а в других, включая США, могут выдаваться в полном соответствии с законами. 
 
Хотя отчасти благодаря патентам и появляются технологии лучше запатентованных, они не всегда успевают стать достаточно популярными к тому времени, когда популярная запатентованная технология в существующем виде уже устаревает, и патенты на которую истекают. 
 
Некоторые компании опасаются использовать технологию, которая не упоминалась в судебных процессах с участием «патентных троллей» и/или держателей патентов на популярную технологию. Такие опасения (FUD) распространяют сами держатели патентов (пример: сжатие MP3).
 
Также под этим предлогом Nokia и Apple отказались реализовать поддержку свободного формата хранения видеоданных Ogg Theora, чем добились исключения рекомендации его поддержки из разрабатываемой спецификации HTML 5.
 
В исследовании, опубликованном в 2002 году Европейским Парламентом, сообщалось со ссылкой на немецкое исследование, что патентные архивы используются в первую очередь для поиска информации в юридических целях, а не в технических. Иногда это связывают с тем, что описания простейших действий в заявках намеренно усложняются, чтобы изобретение выглядело менее очевидным и более оригинальным, увеличивая шансы на выдачу патента. В то же время Software Freedom Law Center рекомендует разработчикам и авторам документации не читать патентов во избежание преследования за сознательное нарушение патента или перестраховки из‐за неправильного прочтения.
 
Патент США № 6935954, выданный Nintendo в 2005 году USPTO, и ещё раньше полученный по процедуре PCT, описывает использование в компьютерной игре переменной «состояние рассудка персонажа», причины к её изменению и его последствия (замедление реакции, галлюцинации). Фонд свободного ПО считает, что это не сильно отличается от гипотетических патентов на сюжеты литературных произведений, описанных в статье Ричарда Столмана.
 
Откуда пошли патенты?
Tags: Англия, Закон, Изобретение, США, Швейцария, изобретатели, патент, право, промышленность, технология
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments