Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

Руан, новости украины, новости мира, новости россии

Почему «антипрививочнику» на работу нельзя, а в церковь можно?

22 октября 2021

Почему

РПЦ не будет закрывать храмы на время нерабочей недели с 25 октября по 7 ноября.

Это главная и ожидаемая новость, которая для верующего человека не имеет принципиального значения. Бог в душе, и накануне прошлой Православной Пасхи во время разгула коронавируса нам изо всех утюгов говорили: ходить в этот день в храм необязательно.

Молиться прекрасно можно и дома перед своими иконами. И даже учили, как на собственной кухне освящать куличи и другую снедь. Закрыт был для прихожан 19 апреля даже храм Христа Спасителя. Так что патриарх Кирилл проводил пасхальное богослужение в пустом зале. Точнее, для своих телохранителей.

А президент Путин, как объяснил его пресс-секретарь, встретил светлое Христово Воскресенье в своей загородной часовенке в Ново-Огарево.

А нынче – пожалуйста, никаких ограничений для входа в церкви в будни и по праздникам. Несмотря на то, что страна бьет все рекорды по ежесуточной смертности, в столице и по всей России не закрыт ни один храм. Почему?

Это делает бессмысленными и фарисейскими все запреты и призывы к "самоизоляции" от распространения коронавируса. Именно в церкви ему самое раздолье. Потому что, по словам одного священника, в верующем человеке буквально "прошита" тяга к целованию икон. К тому же там теснота и спертый воздух.

Хотя, для людей, не желающих садиться на "жижу Гинцбурга", вводятся просто драконовские карательные меры. Их не допускают до работы, противозаконно лишая средств к существованию, и вообще почти уже объявили врагами нации, которых надо сажать в тюрьму. Конечно, ради их же пользы.

Но в дни недельного запрета вы всегда можете сказать задержавшим вас карательным органам: "Иду на исповедь к Господу нашему Иисусу Христу". Пусть попробуют не пустить. Бог накажет.

А потому и вопросы, которыми сегодня пестрят соцсети:

– Почему "антиваксеру" на работу нельзя, а в церковь можно? Там никаких справок о вакцинации не требуют. Тем более, дурацких QR-кодов – незаконных по своей сути и антиконституционных.

– Почему в нашем светском государстве есть закон о защите "чувств верующих", но нет закона от защите от мракобесия чувств неверующих? Хотя по Конституции все перед законом равны.

– В чем благодать "благодатного огня"? Почему он не защищает Россию от бед и невзгод? Никто не объясняет. Поклонение ему – явно языческое действо, и тогда почему его доставку из Иерусалима в Москву на Пасху благословляет РПЦ?

– Почему патриарх Кирилл всегда разъезжает в Москве и в провинции в бронированном лимузине с "мигалкой" с телохранителями? Он что – не доверяет Господу свою охрану?

Разве не удивительно: как только записали имя Божье особой поправкой в Конституцию, так и сразу и нагрянула на нас эта "китайская чума". Выходит, действительно грех это смертный – поминать имя Божье всуе?

Что скажете, пастыри?

Наталья Челышева, православный активист.

Руан, новости украины, новости мира, новости россии

Очень кратко о нищебродстве и геополитике. Религия и цивилизационный упадок

17 октября 2021

 

Очень кратко о нищебродстве и геополитике. Религия и цивилизационный упадок

С началом т.н. Арабской Весны в 2010 году один восторженный представитель мусульманской уммы в ВеликоРоссии предсказывал во Взгляде, что мол скоро всем надо будет изучать Арабский язык, в том смысле, что Арабы возглавят глобальный поход за реальный прогресс, свободу и равенство.

00:00 Арабский язык в мир 02:48 Две проблемы Малайзии 05:27 Показной модерн 06:53 Хитрый план 09:04 Достижения 11:23 Роль запада

Можно долго хохотать, после прочитывания сего заключения полного энтузиазма но лучше вспомнить следующее изречение:

Руан, новости украины, новости мира, новости россии

Цензура в соцсетях – новая инквизиция уже здесь

15 октября 2021

Похоже, инквизиция возвращается. Нет-нет, не бойтесь, сжигать на кострах никто никого не собирается, по крайней мере пока. Еретиков будут бить рублём, а вернее – всемогущим, пока что, долларом. Но бить будут очень больно

Голос Мордора: Цензура в соцсетях – новая инквизиция уже здесь

Цитирую:

«Google запретил рекламу и монетизацию контента, который отрицает изменения климата в результате деятельности человека и выбросов в атмосферу. Новая политика компании затронет рекламодателей, издателей и авторов на YouTube. Блокировка контента, попавшего под запрет, будет производится как автоматически, так и при участии модераторов»

Новая религия, в праведности и святости которой не имейте даже намерения сомневаться – изменение климата и вина в этом изменении человека. Пресловутый антропогенный фактор. Нет, если вы простой юзер, то пока что вам ничего не грозит. Ну, возможно ваши сообщения или комментарии на эту тему, если они будут сочтены противоречащими «линии партии и правительства», будут пессимизированы, то есть задвинуты на периферию и не будут появляться в лентах большинства пользователей, но не более того. Мол, «нечего, падла, народ баламутить». Но если ваш аккаунт в социальной сети монетизирован, или если вы занимаетесь бизнесом и размещаете в соцсети рекламу – с вами будут вынуждены попрощаться. А вот нечего распространять крамолу и одновременно иметь возможность зарабатывать. Идите работать на непрестижную низкооплачиваемую работу, там самое место таким как вы.

Если что – я сразу предупреждаю Google, что противостоять всеобщему тренду священной войны с изменением климата вовсе не собираюсь. Да и соцсети у меня не монетизированы. Так что – господа модераторы, проходите мимо, пожалуйста. Я о другом хотел поговорить. О том, как сильно за несколько веков человечество изменилось и в то же самое время – ни фига не изменилось. Такой вот парадокс.

Конечно, мы очень далеко ушли от тёмных средних веков, от Томаса Торквемады, испанских сапожков и костров на площадях. Если тогда топтали еретиков, которые смели сомневаться в общепринятых принципах мироздания, то сейчас уже благополучно растоптали и саму религию. Почти растоптали. Что-то там ещё прорастает и это даже хорошо. И казалось бы – ну вот она свобода мнений, лишь за определённые рамки не выходи, не призывай к убийству ближнего своего и к прочим непотребствам. Но вот нет. Не можем мы жить без религий и инквизиций. Пусть они и выглядят сейчас по-другому и называются иначе. Но религия – ладно, верить во что-то хорошо. А вот инквизиция – ну вы сами понимаете.

А она уже тут. Просто в самой мягкой форме. Никто никого судить высоким судом не будет. И не будет выжимать пытками признания в сношениях с дьяволом в сыром подвале с закопчёнными стенами. Вы сами во всём признаетесь и немедленно будете наказаны. Отлучением от Её Святейшества Социальной Сети. Пока что – в самой мягкой форме, от возможности зарабатывать деньги. Но это только пока. Потому следующий шаг будет куда более неприятным.

Если вы еретик, но хоть на полшишечки – возможно, что вскоре вас вообще на фиг забанят. Без права на восстановления аккаунта. Сам миллиардер Трамп, бывший президент США не может восстановить свои аккаунты, а вы-то куда суётесь? И самое забавное то, что государство тут будет вовсе не причём! Всё по инициативе частных корпораций, про невидимую руку рынка слышали? Так вот она не только цены регулировать умеет. Она вообще умелица. А государство не имеет права вмешиваться, потому что это один из главных принципов современного демократического либерального государства. И хоть ты тресни. Даже в суды идти бесполезно. Потому что хозяин – барин.

А теперь ещё немного о том, почему человечество не изменилось. Помните, я говорил, что на кострах никого пока сжигать не будут? Пока не будут. И возможно, что не из гуманизма. А потому что всё тот же мерзкий карбоновый след, который влияет на изменение климата. Но если еретики будут упорствовать – всё может в момент измениться. Вы же помните, во что в тридцатых годах двадцатого века превратилась одна просвещённая европейская нация? Шиллер, Гёте и вот это всё. В одночасье появились газовые камеры и те же костры, только в более продвинутой цивилизованной форме печей крематориев.

Так что – не обольщайтесь. Инквизиция уже тут. Почему-то никак мы от неё не избавимся. Хотя, громадные шаги уже сделали. Даже в космос полетели и убедились, что земля круглая, хотя есть ещё и те, кто в это не верит. Но они безобидные, просто идиоты, не опасные для общества. А вот если вы не верите в одну из новых общепринятых цивилизацией религий, то не исключено, что когда-нибудь к вам придут новые монахи-воины и мало вам не покажется.

И нет – я не сгущаю краски. Вся история человечества, как дальняя, так и относительно новая это подтверждает. Так что посмотрим.

Руан, новости украины, новости мира, новости россии

Жертвы не святого духа

Надежда Сикорская, 12 октября 2021
Священникам скучно всю жизнь безнаказанно врать в церквях. Поэтому они с давних времён стараются развлекаться со всеми, кто достаточно близко приближается к ним. Особенно от этого во всём мире страдают дети. А бог всё прощает...

 

«Les victimes de l‘esprit pas saint»

Published on «Швейцарские новости на русском языке» (https://nashagazeta.ch)

Цюрих, 12.10.2021.

 

Не секрет, что Швейцарская Конфедерация редко выступает в роли инициатора значимых новшеств в социальной сфере, но зато быстро реагирует на инициативы своих ближайших соседей и часто следует их примеру. Опытные люди знают, что если какой-то процесс пошёл в Германии или Франции (реже в Италии), то он докатится и до нас. Вот последний пример.

 

 

 

Опубликованный ровно неделю назад, 5 октября, во Франции доклад независимой комиссии имел эффект разорвавшейся бомбы. И есть с чего! После двух с половиной лет кропотливой работы с потерпевшими и свидетелями, после изучения церковных, судебных, полицейских и газетных архивов, начиная с 1950-х годов, независимая комиссия пришла к выводу, что за последние 70 лет 330 тысяч несовершеннолетних стали жертвами сексуального насилия в лоне католической церкви Франции и в околоцерковных кругах.

В опубликованном комиссией 2500-страничном отчёте говорится о почти 3 тысячах педофилов, две трети из которых – священники, служившие в период 1950-2020 годов. Более двух десятков дел, подлежащих расследованию, были переданы прокуратуре. В целом насилие над несовершеннолетними со стороны католической церкви составляет 4% от общего количества случаев сексуального насилия во Франции, включая только священников и духовенство, и 6%, включая (католических) мирян.

«Позор!» Так безапелляционно откликнулся на обнародованные данные папа римский Франциск. Как отреагировали мамы многочисленных жертв, мы не знаем, тем более, что большинства из них уже нет в живых. Но если то, во что они верили при жизни, существует, то, вероятно, в настоящий момент они сводят счёты с обидчиками своих детей.

Стоит заметить, однако, что общественное – и Ватикана в частности – негодование можно воспринять как искреннее, только если допустить, что никто из негодующих и вправду не знал о том, что было давно известно, и даже не смотрел отличные сериалы из истории католической церкви, которыми радовал нас в последние годы Netflix: поиск преодоления неудобств, создаваемых естеству противоестественным целибатом, начался среди священнослужителей не 70 лет назад.

Уже через два дня после обнародования во Франции возмутительной информации стало известно, что аналогичное разбирательство будет проведено и в Швейцарии.

Католические инстанции страны решили объединить опыт как Франции (переняв использованную ею форму «независимой комиссии» и временные рамки – начиная с 1950-х годов), так и Германии (где исследование случаев сексуальных насилий католическими священниками ведётся уже третий год силами специалистов трёх университетов – Мангейма, Гейдельберга и Гиссена), адаптировав его к местным масштабам: университет выбран один, Цюрихский, а непростая работа должна быть выполнена сотрудниками его исторического факультета всего за один год.

В настоящее время проект находится на подготовительной стадии, имена членов рабочей группы не разглашаются, пока их контракты не подписаны. Но журналисты газеты Le Temps уже называют, например, Мариэтту Мейер, в 2019 году ставшую соавтором книги на другую деликатную тему – о медицинских опытах, проводившихся над пациентами психиатрической клиники в Мюнстерлингене, кантон Тургау, в 1940-1980-х годах. Уважаемый историк не подтвердила, но и не опровергла полученную журналистами информацию, так что можно полагать, что наши коллеги не ошиблись.

Предполагается, что проект перейдёт к стадии «реализация» в начале 2022 года – в Швейцарии раскачиваются долго. Почему так долго? По словам епископа Кура Джозефа Боннемена, поддержавшего проект в качестве секретаря экспертной комиссии по сексуальным злоупотреблениям, созданной 20 лет назад в рамках Конференции швейцарских священников, все дело в национальных особенностях: «на то, чтобы объединить кантоны и различные языковые регионы вокруг национального проекта, требуется время».

Как обеспечить независимость привлечённых к расследованию экспертов, выполняющих заказ органов швейцарской католической церкви на их же деньги?

По словам г-на Боннемана, «это прописано в контракте». Кроме того, отмечает епископ Лозаннский, Женевский и Фрибургский Шарль Мореро, учёные «получат доступ к нашим архивам».

Не хотим показаться скептиками, но надо обладать истинной верой (уж простите за каламбур!), чтобы полагать, что этого достаточно. Или родиться в Швейцарии, с молоком матери впитав уверенность, что система работает. Готовы уверовать и мы, а точнее – применить принцип презумпции невиновности.

Исследование, в ходе которого будут использованы свидетельства ныне здравствующих жертв похоти священнослужителей, ставит перед собой две основные цели. Первая – вернуть, пользуясь определением Шарля Мореро, «долг правды» (так и хочется повторить за Пименом «завещанный от Бога», но язык не поворачивается) жертвам, ведь «отрицание злоупотреблений является для них их повторением»; вторая – позволить разобраться в «структурах, способствующих злоупотреблениям, чтобы, по возможности, избежать их повторения в будущем».

Важно отметить, что работа цюрихских историков начнётся не с чистого листа, они будут опираться на результаты трудов их коллег, ранее представивших доклады о злоупотреблениях в отношении сирот в Институте Марини во Фрибурге, (2016 г.) и в мужском монастыре Айнзидельна (2011 г.), а также рапорт о жестокости Сестёр Ингеболя по отношению к юным обитателям нескольких руководимых ими пансионатов в кантоне Люцерн, ставший достоянием общественности в 2013 году.

В той чувствительной области, которая теперь будет выведена на первый план, работа в Швейцарии тоже уже начата. В 2016 году, по требованию ассоциации жертв сексуального насилия в лоне церкви, была создана комиссия (Cecar), деятельность которой не преследует научных целей, но направлена исключительно на моральную поддержку пострадавших. За пять лет в Романдской Швейцарии ею были выслушаны 34 человека. Ещё 107 человек смогли выговориться перед аналогичными епархиальными комиссиями.

Из 141 человека, набравшегося смелости, чтобы рассказать о пережитых в детстве и юности мерзостях, большинство – люди в возрасте 70-80 лет. «Мы рассматриваем только уголовно наказуемые случаи. Для жертв эти признания – большое испытание, ведь часто они никому не рассказывали о пережитом, даже членам своих семей, – отмечает возглавляющая Cecar Сильви Перринжаке. – Одни изъявляют желание встретиться с насильниками, если они ещё живы, другие хотят получить доступ к архивам…» Максимальная денежная компенсация, на которую могут рассчитывать жертвы, в зависимости от полученного морального ущерба, – 20 тысяч шв. франков. Интересно, по какой шкале оценивается этот ущерб!

Опыт Cecar даёт представление о трудностях, с которыми неминуемо столкнутся и цюрихские учёные. «Нам приходится терпеть бюрократические проволочки и преодолевать препятствия на пути к доступу к архивам, которые иногда находятся в Риме, а иногда и вовсе не существуют, – поделилась Сильви Перринжаке. – У Церкви впереди вечность, ей торопиться некуда. Потребовалось пять лет лишь на то, чтобы она признала, что среди её служителей есть педофилы...»

На сегодняшний день данные, собранные экспертной комиссией Швейцарской конференции священников, позволяют говорить о 380 жертвах по всей стране, сделавших соответствующие заявления в последние десять лет. В большинстве случаев речь идёт о событиях, имевших место до 1980 года. Уже понятно, что это – лишь верхушка айсберга, ведь на каждый задекларированный факт злоупотребления приходится до двадцати по-прежнему окутанных тайной. Мы будем внимательно следить за работой группы учёных Цюрихского университета и делиться с вами её результатами.

Надежда Сикорская, 12.10.2021

Источник

 

Зарубки на память

 

 

А. Невзоров. Оскорбление чувств верующих

 

 

РПЦ в годы гитлеровской оккупации

 

 

Более подробную и разнообразную информацию о событиях, происходящих в России, на Украине и в других странах нашей прекрасной планеты, можно получить на Интернет-Конференциях, постоянно проводящихся на сайте «Ключи познания». Все Конференции – открытые и совершенно безплатные. Приглашаем всех интересующихся…

 

 

 

 

 

Руан, новости украины, новости мира, новости россии

Кардиналы в законе: Опус Деи и иезуиты

12 октября 2021

Материалы, не вошедшие в книгу Curriculum vitae, но представляющие интерес для пытливых умов любящих историю

В течение долгого понтификата Иоанна Павла II Ватикан продавал оружие и финансировал диктатуры и государственные перевороты; разорения и банкротства, из-за которых многие «покончили жизнь самоубийством», отдавались приказы о проведении понтификальной разведывательной службой тайных операций. Руками и глазами Святейшего престода с 1978 года был орден Опус Деи.

Кардиналы в законе: Опус Деи и иезуиты

Бывший помощник епископа Рима Пьетро Россано, сказал за несколько дней до своей кончины: "Церковь в состоянии тяжелого греха, потому что она увлеклась властью, потому что она захвачена властью, а именно Сатаны. Мое беспокойство вызвано в особенности Опусом Деи. Я считаю долгом каждого христианина бороться за изгнание этого греха из церкви."

Отец Томас, иезуит, научный сотрудник, обвинил Опус Деи в необоснованной замкнутости, в создании "церкви внутри церкви", со своей собственнной структурой, с практикой исповеди, совершенно неприемлемой для католиков. Вместо свободной работы духа – подчинение и формализм.

С самого своего зарождения Opus Dei неизменно поддерживает секретность. В уставе (также закрытом), составленном в 1950 году, имелась 191 статья, которая гласила: "Постоянные члены, также как и внештатные, должны хорошо помнить, что им следует хранить полное молчание относительно имен других собратьев; и что они обязаны не сообщать никому о своей собственной принадлежности к Опусу Деи." В 1982 году был разработан новый статус, где можно прочитать (статья 89): "Приверженцы Прелатуры не участвуют коллективно в публичных культовых манифестациях, например, без того чтобы скрыть свою принадлежность Прелатуре."

Опус Деи наметил Войтылу как кандидата в папы еще на ранней стадии карьеры, когда он был епископом Кракова. Войтыла совершил много поездок, организованных и оплаченных Опусом, развивая очень тесное сотрудничество с этой сектой. Опус разработал стратегию избрания его папой, опираясь на епископа Мюнхена Иозефа Ратцингера, американских кардиналов Джозефа Крола и Патрика Коди, близких Опусу, и кардинала Франца Конига из Вены, тогда сотрудничавшего с Опусом (а затем отошедшего и от Опуса и от самого папы). Именно кардинал Кониг сыграл решающую роль в его избрании.

"Опус Деи" выработал стратегию инфильтрации в бизнес-среду, для чего была создана новая финансовая сеть в Швейцарии, главной опорой которой служил банк Готтардо. Так что покушение на папу в мае 1981 г. некоторые исследователи рассматривают как результат острой внутренней борьбы за власть между различными фракциями в Ватикане. По мнению немецкой журналистки Валески фон Рокес, автора книги "Verschworung gegen den Papst", изданной в Мюнхене в 2001 г., к этому событию была причастна часть курии, враждебная Иоанну Павлу II и ведомая иезуитами. Сын убитого позже Роберто Кальви также полагает, что покушение на папу было связано с его переориентацией на "Опус Деи".

Ничто не демонстрирует наличие конфликта лучше того факта, что сначала Иоанн Павел на тринадцать месяцев с октября 1981 года по ноябрь 1982 года приостановил просьбу Аррупе о созыве Генеральной Конгрегации иезуитов и назначил собственного представителя для подготовки данного собрания, а затем установил персональную прелатуру для Opus Dei. У обоих этих решений сложные истории и последствия, но в глазах публики это выглядело как ущемление иезуитов и возвышение Opus Dei.

Извечный соперник иезуитов продвигал идеи отделения Каталонии от Испании. Это означало бы оторвать от Ватикана жирный финансовый кусок. Отделение Каталонии от Испании автоматически перевело бы Каталонию под полный контроль Opus Dei, организации большой и влиятельной, имеющей и значительные финансовые средства, политическое влияние и собственное силовое обеспечение. Плохо ли иметь собственное государство в сердце Европы, кусок дорогого побережья, облюбованные туристами города?..

СМИ заботливо умалчивают решающую роль Ватикана в приведении к власти Хуана Карлоса в обход законного наследника – его отца, за что Испания приняла на себя и до сих пор отдает, оплачивает долги Ватикана. (Информированные источники называют цифры от 20 % до 30 % от всех собранных в стране налогов, что идет на погашение чужих долгов. Кстати, гражданка США Н. Джересько недавно переписала часть госдолга США на другое юрлицо, называемое «Украина». Так что финансовый фокус с переписыванием чужих долгов стар, как мир, но до сих пор срабатывает.) Поэтому возмущение каталонцев по поводу того, что налоги уходят из региона неизвестно куда и обратно не возвращаются, абсолютно справедливы. Львиная доля этих денег не поступает и на поддержку других регионов. Корона до сих пор расплачивается «за особые услуги» Ватикана.

Едва ли найдется что-то, требующее большей смелости, чем честность. Но иногда, впрочем, и люди бывают честны, – пребывая на смертном одре или смирившись с мыслью, что умереть могут в любой момент. Тони Томас Гамбино определенно принадлежал ко второму разряду людей. Он был из тех самых Гамбино – «серых кардиналов» Нью-Йорка, входящих в пятерку знаменитых семей итальянской мафии. В сентябре 2007 года Тони пришел на передачу «The Investigative Journal» на «Радио Свобода», чтобы дать интервью Грегу Шимански. Свои грехи он уже искупил, отсидев установленный судом срок. Ему нечего было терять, а значит, и скрывать. Единственное, чего он хотел, это восстановление справедливости. Потомственный преступник, закоренелый бандит, он заявлял, что верховным координатором самых страшных преступлений против человечества является отнюдь не мафия. По его словам, гигантские сети наркоторговли и детского трафика созданы и действуют под управлением Ватикана и американского правительства.

– Сицилийской мафией руководит кардинал Палермо, а бывший кардинал Шпелльман из Нью-Йорка был крестным отцом от Ватикана американской мафии, – Гамбино привык экономить слова и пули. Он краток, и потому бьет без промаха, – Буш, Папа Римский, руководство Ватикана и американского правительства помогли организовать теракты 11 сентября в США, чтобы начать войну в Ираке. Те же люди отдавали приказы и просили мафиозные кланы помочь в ниспровержении Кеннеди.

Его слова не звучали как ересь, напротив, – это были строго взвешенные свидетельства участника событий. Но и они бы не стоили ничего, если бы следов не оставлял сам обвиняемый. Создавая иллюзию пребывания In Domino, что в переводе с латыни означает «в Господе», он стремится к Dominationis – господству, подменяя понятия, искажая смыслы, путая карты. Ведя грязную игру в господство под прикрытием Бога. «Игру в домино».

Должностные лица Ватикана и высшего руководства США постоянно получали от семьи Гамбино огромные суммы денег. Коррупция, убийства неугодных политиков, организация войн и террористических актов, сети детского и наркотрафика – от преступного бизнеса они имели больший доход, чем вместе взятые итальянские кланы. Но привилегия руководства и состоит в том, чтобы зарабатывать больше исполнителей.

7 февраля 1987 года «Washington Post» опубликовала статью о секте под названием Finders («Искатели»). Она похищала и скупала детей по всему миру, о чем говорили обширные списки приютов и детских домов, найденные при обыске в файле «Внедрение Пентагона». В руки следователей попали доказательства насилия над детьми, порнографические снимки диких ритуалов и ссылки на деятельность в ряде стран. В ЦРУ дело быстро свернули, но некоторые факты скрыть так и не смогли. Оказалось, что американская разведка не только выручала хорошие деньги, обеспечивая поставки богатым педофилам, но и, в буквальном смысле, подкладывала детей под влиятельных политиков, чтобы получить над ними контроль с помощью шантажа.

После скандального расследования деятельность секты не прекратилась, и в июне 1989 о ней написала уже «Washington Times». Статья о педофилах в высших эшелонах власти США называлась «Call boys took midnight tour of midnight house» и говорила о том, что услугами секты пользовались около 200 ключевых членов администрации Рейгана и Буша.

Буш-старший запятнал себя в скандале с директором «Franklin Community Credit Union» Ларри Кингом. Бывшим директором, если быть точным. После краха компании сенатор от штата Небраска Джон де Кэмп написал книгу «Укрывательство Франклина» («Franklin Cover up») о тайной деятельности Кинга, связанной с педофилией. Дети из его сети видели Буша у него на вечеринках. «Как-то раз он заплатил Кингу и уехал с чернокожим мальчиком», – рассказала одна малолетняя свидетельница.

«Искатели» проводили широкие эксперименты над сознанием детей на основе проектов ЦРУ MONARCH и MK-ULTRA. Они включали в себя травматизацию жертвы с помощью электрошока, метода двойного насилия, попеременного воздействия удовольствие-боль, лишения еды, воды, сна. Практиковалось широкое применение наркотиков. Чтобы справиться со стрессом детская психика распадалась на несколько личностей (так называемое «расщепление»). На этом этапе начиналось программирование, главным образом, на убийство. Чтобы сохранить эксперименты в тайне, их проводили на военных базах, главной из которых была «Presidio». Журналистка Мей Брюэссел начала расследование этой темы. После нескольких предупреждений ее дочь погибла в автокатастрофе, а сама она заболела быстродействующей формой рака. Совсем недавно Уго Чавес, сраженный тем же недугом, высказал мнение, что ЦРУ искусственно разработало этот вирус. Факты лишь подтверждают его слова – стоит вспомнить «эпидемию рака» у неугодных правительству США лидеров Южной Америки.

Только в Соединенных Штатах католическая церковь выплатила 2 млрд долларов в качестве компенсации детям – жертвам педофилии.

О «приспособленческой морали» «Опус Деи» говорят те немногие, кто смог вырваться из тисков организации. Она позволяет оправдать любой поступок, если он ведет к поставленной Орденом цели. Как выглядит эта цель, дают понять слова его второго руководителя Альваро дель Портильо, в 1988 году произнесенные в Риме по случаю 60-летия «Опус Деи»:

– Идет великая битва. Комплекс победы должен обеспечить нам роль главных и ответственных участников этого мира.

На нового Папу, Иоанна Павла II было совершено около 20 покушений, что, впрочем, не помешало ему умереть своей смертью, оставив значительный след в истории. Самое громкое из них случилось 13 мая 1981 года на площади Святого Петра. Стрелка из турецкой террористической организации «Серые волки» звали Мехмет Али Агджа.

Долгое время организацию покушения пытались поставить в вину КГБ. В декабре 1992 года в интервью итальянскому журналу «30 джорни» Мелвин Гудмен, возглавлявший с 1976 по 1986 годы отдел ЦРУ по СССР, так прокомментировал наличие в ЦРУ документов, доказывающих непричастность Москвы к этому делу: «Если бы Ельцин имел хоть малейшее основание обвинить КПСС, он бы уже сделал это. Факт в том, что достоверных доказательств причастности СССР к покушению на Папу не существует». Возможно, Советский Союз хотели просто подставить, как Ирак 11 сентября 2001 года?

Газета «La Voce» в 1997 году опубликовала выдержки из показаний Орала Челика, сообщника Агджи по организации «Серые волки»: «Подлинные вдохновители покушения обитают в Ватикане. Али был прекрасным стрелком, и он бы не промахнулся с такого малого расстояния. Его задачей было ранить папу».

Дикий крик вырвался у Али Агджи на судебном заседании 7 ноября 1985 года. В какой-то момент у него просто сдали нервы: «Хватит! Надо кончать с этим! Ватикан знает причину покушения на Папу. Надо сказать Ватикану «баста!». Ватикан отвечает за все это».

Насобин: что контролирует Ватикан и Мальтийский орден.

https://www.youtube.com/watch?v=1UTgaaOr4Eo

Речь пойдёт о моём личном опыте, о французской контрразведке.

В сети этой конторы я попал по наводке мальтийского ордена в 2010-м году. И оставался там примерно до 2012-го года, до тех пор пока у нас с этой конторой не произошёл открытый конфликт. В результате этого конфликта мою семью поселили в охраняемом доме. По итогу мы выжили, но фабрику нашу они сожгли и бизнес разрушили. То есть опыт у меня вовсе не теоретический, а реальный.

В сети много камлают о "зловещей роли Ватикана", но никто из камлающих не может объяснить – а каким образом Ватикан влияет на наше общество? У них нет реального опыта, а у меня такой опыт есть. Ещё совсем недавно Ватикан в самом деле имел мощнейшие рычаги влияния в своих руках. Я бы выделил четыре наиболее ключевых. Во-первых, у Ватикана есть свои люди среди ключевых сотрудников разведок и контрразведок всего западного полушария. Это система. Во-вторых, Ватикан и сейчас контролирует средства массовой информации. Как говорил Ленин, "важнейшим из искусств для нас является кино". Вот, Ватикан контролирует киноиндустрию, а также видеоигры. Особенно тщательно Святой Престол опекает научную прессу и издательства. В-третьих, Ватикан контролирует дипломатический корпус всех западных государств, кадровую политику. А также он контролирует дипломатический корпус ближневосточных государств. Я думаю, что Российская Федерация в этом смысле тоже уже не исключение. В-четвёртых, а это уже следствие из трёх первых пунктов, Святой Престол, по крайней мере совсем недавно, держал на коротком поводке организованную преступность. Это относится как к европейской мафии, так и к латиноамериканским картелям, бандам. Я напомню, что даже Фидель Кастро имел регулярные и плодотворные отношения с Престолом святого Петра.

Но каким же образом Ватикан осуществляет своё влияние? Главным инструментом влияния Святого Престола в этих сферах начиная примерно с середины 20-го века выступает "суверенный военный гостеприимный орден святого Иоанна, Иерусалима, Родоса и Мальты". Вот так полностью называется мальтийский орден. Комментаторы ошибочно отводят роль "главных злодеев" иезуитам. У иезуитов конечно есть силы, но на первое место я бы их не поставил. А некоторые пытаются на роль "плохишей" приспособить личную прелатуру папы "Опус Деи". Для тех кто не в курсе, я имею связи с "Опус Деи" и даже обладаю особым статусом в системе этой прелатуры.

В общем, я повторюсь – главным инструментом влияния так называемого Ватикана в указанных сферах является мальтийский орден, они же "иоанниты", они же "госпитальеры". Этот современный орден на самом деле есть лишь калька с исторических традиций, он лишь формально связан с заявленными предками. Дело в том, что по итогам второго ватиканского собора в середине 20-го века радикально изменилось отношение католической церкви к масонству – членство в масонских организация де-факто стало допустимо для католиков. До этого собора членство в масонских организациях автоматически отлучало католика от церкви. И вот, после этого собора сращивание между масонством и адептами ватиканских традиций, в том числе чёрной аристократией, произошло как раз на поле мальтийского ордена. Именно с этого момента следует отсчитывать историю ордена, а история, которая была раньше – это лишь предания давно минувших дней, былины и бояны.

И в результате этого скрещивания и мутаций так называемый орден стал настоящим мафиозным спрутом. Обратите внимание, что высшие руководители ЦРУ США или их заместители обязательно были членами ордена. Информацию об этом можете найти в некрологах, или нагуглите. И в европейских спецслужбах ситуация аналогичная. Что касается дипломатии – в итальянском дипломатическом корпусе доля мальтийских членов в высоких эшелонах доходит до 90 процентов. Разумеется, рекомендациям ордена при назначении своих дипломатов следуют и другие государства. Иначе в дипломатии просто не продвинешься, если орден будет тебя везде блокировать. Кстати, у меня есть основания предполагать, что всем известная "дама с перегаром", ещё недавно представлявшая российский МИД, также была продвинута на свою работу мальтийцами.

Так вот, вернёмся к заявленной теме. Что же представляет из себя современная французская контрразведка? Равно как и у любого другого крупного преступного сообщества, опорой "конторы" "на земле" выступают небольшие компактные бригады. Эти бригады состоят из такой "сборной солянки". В них присутствуют служащие офицеры в погонах, офицеры в штатском под прикрытием, а также привлечённые к деятельности бригады агенты и наводчики. Эти бригады действуют в основном автономно. Но крышуются, технически поддерживаются и управляются конечно из единого центра. Туда же они и отвозят добычу. Задача таких бригад это поиск доходов и добыча бабла. Ну вот конкретный пример – я расскажу чем занималась в частности бригада, в которую подтягивали меня. Между Францией и Люксембургом существует особое соглашение, которое позволяет владельцам французской недвижимости сделать своё владение анонимным через люксембургские бумаги. Такой договор действует у Франции исключительно с Люксембургом, других путей нет. Вся эта схема называется "дитризасьон". Так вот, "контора" под легендой агентства недвижимости разыскивала богатых французских резидентов, необязательно французов, и предлагала этим резидентам оптимизацию налогов. И под этим соусом входила в доверие и знакомилась со всей подноготной бухгалтерии этих людей. Для этого также использовались спецсредства, прослушка и тому подобное. И поскольку клиенты чаще всего жульничали в своих бизнесах, очень скоро они оказывались на крючке. И вот тогда им делали простое предложение – "милый, ты отдай половину всего, что у тебя есть". Ну или иногда доторгуются до трети. "Отдай нам деньги, недвижимость, в любой форме. А мы тебе дадим крышу и амнистию. Если же ты заупрямишься, мы пошлём к тебе фискальных молодцов, плюс бригаду специалистов". Чаще всего из "полис жюдисьер", по особо крупным делам. "И если потребуется, мы тебе и таможню пошлём. И тогда ты отдашь всё, и ещё останешься должен, а потом ещё и присядешь в холодок. Ну жена уйдёт от тебя, мы об этом позаботимся. А тебя самого мы арестуем перед школой, куда ты приведёшь своих детей". Вот эта манера – арестовывать прямо перед школой – это у них просто правило такое, чтобы все видели. Ясное дело, жертва сначала впадает в шок, потом она рыдает, потом соглашается, а потом служит наводчиком у этой банды. Как видите, задач по выявлению "бармалеев", пресечению наркотрафика или ловле педофилов, в плотном рабочем графике такой стандартной бригады (их ведь много), – не усматривается.

Кардиналы в законе: Опус Деи и иезуиты

 

Руан, новости украины, новости мира, новости россии

Россия и ОПЕК послали США: Бог продаст!

09 октября 2021

Россия и ОПЕК послали США: Бог продаст!

Отказом ответила Россия и поддержавшие её страны ОПЕК на просьбу США нарастить добычу нефти ради оказания помощи в борьбе с топливным кризисом. Идти на поводу у англосаксов, привыкших покупать реальные товары за свои свеженапечатанные фантики, явно никто не собирается. И от этого на Западе очень печёт

Руан, новости украины, новости мира, новости россии

Война против Югославии. Наши парни в Боснии. Осень 1995

07 октября 2021

Один из тех материалов, на основании которых пишу книгу " Curriculum vitae ", считаю, что он достоин отдельной публикации.

Я иду по Боснийской земле. Конец сентября. В России в это время осень, а здесь все еще лето: в садах полно яблок и груш. Сербы собирают урожай. Я нахожусь в городе Тырново, городок это небольшой и красивый, даже сейчас, когда разрушено больше половины зданий. Фронт проходит в нескольких сотнях метров от города.

Я подхожу к полуразрушенной школе, в которой размещается небольшой добровольческий отряд: двадцать русских, шестеро болгар, поляк, чех, и семеро сербов из Югославии, всего тридцать пять человек. Ребята в отряде самые разные: Юрка Петраш – кадровый офицер Советской Армии, веселый парень. Каждое утро он берет зенитную ракету "Игла" и уходит на "охоту". Юрка хочет сбить НАТОвский самолет, они летают над нами постоянно, но на большой высоте. Вася К., по прозвищу Боцман, бывший моряк торгового флота. Сергей Ч. из Волгограда, не имея заграничного паспорта, умудрился добраться до нас через три государственные границы, озорной парень, искатель приключений. На фронте затишье, боевые действия не ведутся. Все знают, что десятого октября должны подписать перемирие. Мусульмане, тем не менее, постреливают и ведут себя вызывающе. Сербы на огонь не отвечают, дабы не вызвать гнев цивилизованной мировой общественности, которая готова в любую минуту засыпать бомбами сербские города и села. По всему Сербскому войску строжайший приказ: не стрелять.

Я спускаюсь в спортзал, где включен телевизор. Выступает мусульманский генерал, он клянется, что второго октября он пробьет аллахов путь к окруженному мусульманскому городу Горажды. Он открыто заявляет, что будет пробиваться под Тырново.

На следующее утро в город въезжает автоколонна сербских войск. Грузовики, набиты пехотинцами, тащат за собой орудия, лязгая гусеницами, ползут танки. Это не простые войска, это – лучшие, ударные части Сербской Армии.

Мы сидим на ступеньках возле школы и наблюдаем, как из подъехавшей БМП выскакивают пехотинцы, судя по нашивкам, это – "Младо войско", кстати, по-сербски пехотинцы – "пешатийцы", а БМП – "Борбено Возило Пешадье".

Все последующие дни сербы усилено готовятся к обороне: закапывают в землю танки, оборудуют новые артиллерийские батареи.

Утром второго октября нас будят разрывы снарядов: мусульмане сдержали слово и начали наступление. Мусульманские пушки лупят по городу, несколько снарядов угодило и в нашу школу, вызвав на верхнем этаже пожар. Мы выскакиваем на улицу, прихватив с собой оружие. Нас уже ждут две "Борбено Возило Пешадье", мы грузимся в них и двигаемся по городу. Вскоре мы на месте. Перед нами гора Чардак. Час назад мусульмане захватили ее, выбив оттуда сербский батальон численностью в триста человек. Захвачена и гора Хум. Обе горы имеют важное стратегическое значение: кто ими владеет, тот владеет и городом Тырново.

Мы получили боевую задачу: контратаковать и вернуть Чардак. Сербский полковник обещает мощную артиллерийскую поддержку:

– Сви срушим, камня на камне не оставим! – говорит он.

Нас поддержит специальная чета (рота) какой-то специальной бригады. В этой чете все пешатийцы одеты во французские бронежилеты и еще на груди у каждого крепится сантиметровая плита из неизвестного крепкого материала; на головах у пешатийцев каски с листьями. Ребята называют их наиспециальнейшими специальными специальцами.

Выдвигаемся на исходный рубеж, в нескольких метрах от меня лежит убитый сербский ополченец, чуть дальше еще один. Чардак перед нами, до него метров сто, весь порос лесом, но лес этот жидкий и хорошо просматривается. Мы движемся по густой траве, развернувшись в стрелковую цепь. Сербская артиллерия молчит, молчат пока и мусульмане. Мы втягиваемся в лес и двигаемся небольшими перебежками, от дерева к дереву, от укрытия к укрытию, специальцы отстают, расстояние между нами увеличивается. Мусульмане по-прежнему молчат, тишина стоит полная, даже птицы перестали петь, только шуршат листья под ногами. В воздухе повисла зловещая напряженность, нарастающая с каждой секундой. Мы поднимаемся все ближе и ближе к вершине, и вот уже видны вражеские доты, они как бы смотрят на нас своими черными бойницами. Мы почти на вершине, до окопов остается метров тридцать. "Неужели там никого нет?" – мелькает в голове, и в этот же момент над окопами раздается дикий вопль:

– Алла-а-х акба-а-р!!!

И одновременно окопы взрываются автоматными и пулеметными очередями. Я падаю за пенек, и надо мной с жужжанием проносится рой пуль, некоторые из них впиваются в мое ненадежное укрытие.

– Ал-ла-а-ах а-акба-а-р!!! – еще громче и неистовее вопят сверху, и над головой с шуршанием проносится мина, выпущенная из миномета. Мина рвется там, где-то внизу, примерно в том месте, где залегли специальцы. Заработала и мусульманская артиллерия. Мины стали ложиться все ближе к нашим позициям. Это – конец. Пройдет несколько минут, мусульмане пристреляются, и вскоре наши разорванные тела сравняются с землей. Отступать поздно, подниматься под плотным огнем невозможно. Впрочем, каждый из нас понимал, что подняться и идти в атаку – это единственная возможность выжить и выполнить задание. Надо, надо идти вперед, но нет никаких сил подняться, наоборот, с каждым новым выстрелом мусульман все плотнее вжимаешься в землю, а хочется зарыться совсем.

– Алла-ах акба-ар! Алла-ах акба-ар! Алла-ах акба-ар!

Истошные вопли переходят в торжествующий рев. Господи, как умирать не хочется! Особенно не хочется умирать под эти вопли. Вдруг Петраш (недаром кадровый офицер!) вскакивает и кричит:

– Вперед, мужики!

"Сейчас убьют!" – уверен я.

Но Юрка стоит под пулями, как заговоренный.

– Вперед, мужики!!!

Вскакивает Олег Бондарец, за ним кто-то еще:

– Мочи бусурманов!

– Бей мусликов!

– Вперед, браты-русы! – кричит Златон. Я оборачиваюсь назад и с неописуемым восторгом вижу, что вслед за Юркой и Олегом поднялись шестеро болгар и другие наши. И тут неведомая сила подбросила и меня вверх.

И над лесом вдруг загремело русское "Ура!", уверенно, властно и победно! Подхватили это "Ура!" все: и болгары, и чехи, и сербы.

Широкой цепью мы рванулись к окопам, нам осталось пять-семь метров, до того рубежа, откуда наши гранаты будут доставать мусульман. Главное – пробежать эти метры живыми и не ранеными. И вот уже в мусульманские окопы полетели гранаты, и русское "Ура!" слилось с воплями из траншей:

– Русы! Русы!

Вопреки всем военным законам, мы, не понеся потерь, как смерч, как ураган ворвались в мусульманские окопы на вершине Чардака.

– Браты русы! Режьте им главы! – кричали сербские пешатийцы.

У мусульман началась паника. Они десятками выскакивали из окопов и бросались вниз по противоположному склону горы. Мы в упор стреляли из автоматов, а мусульмане скатывались вниз: страшное слово "рус" сковывало их волю окончательно. Подоспевшие сербские специальцы успели взять двух пленных.

Я бегу по траншее, натыкаюсь на дот, кидаю туда гранату, и после взрыва врываюсь вовнутрь. Там уже никого нет: мусульмане бегают быстро. Но вдруг опять:

– Аллах акбар! – и в воздух взвивается мина. Это оставшиеся на позициях двое мусульман в фанатичном порыве пытаются остановить наше наступление. Бросаюсь к миномету, но меня опережает Олег Бондарец: он короткой очередью, почти в упор уложил смельчаков возле их миномета. Я смотрю на лежащих перед моими ногами врагов и невольно повторяю:

– Аллах акбар.

– Воистину "Акбар", – повторяет Олег, меняя автоматный рожок, – А ну-ка помоги!

Он снимает с бруствера брошенный пулемет, ставит его на противоположный бруствер. У подножья видны убегающие мусульмане.

– Давай ленту! – кричит Олег и чуть погодя открывает огонь.

И вот уже мусульманские пули, те самые пули, что были предназначены для нас с Олегом и наших братьев-сербов, пули, выпущенные из мусульманского пулемета, понесли смерть тем, кто осуществлял дьявольский замысел против православного народа. Фигурки у подножья заметались, попадали, некоторые из упавших вскочили вновь и скрылись за деревьями, а те, которых настигло возмездие, расстались с жизнью... Все. Бой стих, только окопы полны мусульманскими трупами, у которых мы забираем запасные рожки для автоматов – у сербов нехватка боеприпасов, и каждый патрон на счету.

Чуть позже встречаемся с сербскими пешатийцами. У них большие потери: девять убитых и десятки раненых. Вся мощь мусульманского огня досталась им. Оказалось, что и у нас есть раненый: это Саша П. из Питера.

Бытует мнение о романтике войны. О подвигах, славных победах, парадах, знаменах, военных маршах, в крайнем случае – об эффектных ранениях в грудь. Как же далека реальная война от этих юношеских представлений! Сашу П. Спасло от смерти только то, что на нем был бронежилет, спасший от осколков его спину. Осколки же мины впились ему в ноги и ягодицы.

Мусульманские потери несравнимо больше.

Мы заходим вместе с Олегом в землянку, где идет допрос пленного мусульманского офицера. Увидев нас, мусульманин бледнеет. Дело в том, что западная пресса и телевидение представляют русских добровольцев как бандитов и уголовников, воюющих за деньги. Если верить западной прессе, это мы издеваемся, грабим и насилуем мирных граждан, а не мусульмане. Пленный, судя по лицу, западную прессу читает. Но в данный момент такая его реакция крайне выгодна: мы легко получим важные военные сведения. Моментально оценив обстановку, Олег вынимает штык-нож и начинает молча его точить, как бы не обращая внимания на допрос. Мусульманин побледнел еще больше и быстро заговорил обо всем, что ему известно, не дожидаясь вопросов. Из его рассказа мы узнали, что мусульмане скопили под Тырново около шести тысяч отборных войск, что против нас на высоте оборонялось более двухсот человек (с гордостью отмечаю про себя, что взять такую высоту силами одного взвода добровольцев – сербская чета подошла тогда, когда мы практически победили – это редкий случай в военной практике!)

– Колико ратников на Хуме? – спрашиваю мусульманина.

– Двести. Тамо добрый положай, бункеров пуно...

В этот момент Олег заканчивает точить штык-нож и передает его мне. Я понимаю его юмор, удовлетворенно киваю, но мы уже переигрываем. Мусульманин начинает заикаться, причем так сильно, что мы перестали понимать то, что он пытается сказать. Его уводят приводят другого. Этот пленный говорит то же самое, и так как их показания совпали, это лучше для всех: мы знаем дислокацию мусульманских войск, а пленные сохраняют свои жизни.

Командир сербских пешатийцев связывается по рации со штабом, выясняет почему не было артиллерийской подготовки. Ему доходчиво объяснили, что произошло недоразумение: что-то кто-то перепутал, не так сказал, куда-то не позвонил. В штабе в восторге от нашего успеха и предлагают атаковать гору Хум.

Мы двигаемся к Хуму и едва выходим на исходную позицию, как начинает работать сербская артиллерия, которая бьет прямо по вершине горы, туда, где вырыты мусульманские окопы. По высоте работают сразу несколько батарей, тяжелые снаряды вырывают с корнем массивные деревья, кажется, что после такой артподготовки ничто не может уцелеть, но когда мы подбираемся к вершине, оживает несколько огневых точек. Прямо напротив меня начинает бить пулемет. Падаю за дерево, заряжаю автомат трамблонами (специальными зарядами, фактически превращающие автомат в гранатомет) и посылаю первый заряд в ту сторону откуда бьет пулемет. Трамблон рвется со страшным грохотом, но пулемет не замолкает. Кажется, меня заметили и бьют уже прицельно, пулеметные очереди ложатся совсем рядом. Справа залегли болгары. В бою они всегда держатся вместе, и, пока я перестреливаюсь с пулеметчиком, они перебегают от дерева к дереву, от укрытия к укрытию и подбираются к самым окопам. Я вижу, как Чавдар достигает окопов и скрывается в них. Чуть позже к пулеметной очереди присоединяется автоматная, и пулемет затихает. Выскакиваю из-за дерева, броском перелетаю расстояние до окопов и прыгаю в траншею. На бруствере лежит изрешеченный пулями пулеметчик – Чавдар расстрелял его в упор. Мы начинаем чистить окопы.

Через десять минут все кончено – высота наша, в окопах полно убитых мусульманских солдат, но они какие-то странные: худые и низкорослые. Переворачиваю ногой одного из них и с ужасом понимаю, что это мальчишка лет двенадцати-тринадцати. В руке у него что-то зажато. Это маленький пластмассовый ключик, безделушка. Точно такие же ключики надеты на шеи другим мусульманским солдатам – мальчишкам.

Против нас эти нелюди бросили школьников. Их, наверное, сняли с уроков, объявили, что они должны воевать во имя Аллаха, надели новенькую униформу с красивой нашивкой "Борац армии БиХ", и мулла вручил каждому из них по "ключику из рая" на тот случай, если они погибнут. Так они с этими ключиками в руках и лежали, брошенные бесчеловечными вояками под сербские снаряды.

Алия Изетбегович, президент Боснии, знает как обставить дело и задурить головы мальчишкам. В прошлом Изетбегович – гитлеровский офицер СС, один из создателей мусульманской дивизии Ханджар (кинжал). Несколько лет он возглавлял молодежную фашистскую организацию. Опыт работы с подростками у него есть, он прекрасно усвоил уроки своего учителя Адольфа Гитлера, тот тоже, когда война была проиграна, бросал под русские танки мальчишек из "Гитлерюгенд". Фашисты отличаются человеконенавистничеством, они не щадят не только чужие народы, но и свои. Но самое удивительное в том, что западные общечеловеки, эти борцы с фашизмом, без всякого стеснения поддерживают фашиста Изетбеговича в его желании уничтожить Православный сербский народ.

Мы на Хуме ночуем, настроение подавленное. Убитые мальчишки действуют угнетающе.

На утро нас кидают на гору Лупоч, мы отбиваем и ее и получаем приказ удерживать гору от мусульманского наступления, которое, по разведывательным данным, намечено на ближайшее время. Отступая, мусульмане бросили на Лупоче огромное количество оружия и боеприпасов, в том числе много мин, и Юрка Петраш предлагает эти мины использовать. Всю ночь и весь последующий день мы минируем подступы к нашим позициям. Мины самые различные, но чаще всего попадается так называемый "паштет" – противопехотная мина размером с баночку из под гуталина – стоит на нее наступить, и она отрывает человеку напрочь ступню.

Последующие дни проходят относительно спокойно. Противник нас практически не тревожит, но время от времени к нам залетают мусульманские снаряды. Несмотря на это, настроение у нас веселое.

Я иду в бункер, где обосновалась сербская часть нашего отряда. Оттуда слышатся взрывы хохота и крики – это кричит Златон. Златон – черногорец, нрав у него горячий и вспыльчивый. Разыгрывать его – любимое занятие сербов. Когда я захожу в Бункер, Златон бросается на встречу мне за поддержкой:

– Ну, скажи им, брат рус, ты раньше слыхал про черногорцев?

– Конечно, слышал, – отвечаю. – Черногорцы – это как русские казаки!

– Вот, слышали?! – кричит торжествующе Златон.

– Какие казаки? – говорит серб Ниделько, – Цирногорцы змею волют.

– Любят змею? – переспрашиваю.

– Да, да сигурно.

– За што волют? – опять спрашиваю я.

– Леже а идэ, леже а идэ, лени сви Цирногорцы, лени.

(А она такая же ленивая – как все черногорцы – лежит, а идет, лежит, а идет). Эти слова вызывают еще один взрыв хохота.

– Неправда! Неправда! – Златон кипятится, а сербы смеются еще больше...

Я покидаю гостеприимный сербский бункер. Рядом – еще один, болгарский. Болгары очень дружны между собой, хорошо говорят на русском языке, который изучали в школе. К слову, сербы тоже учили в школе русский, но говорят они на нем отвратительно...

В окопе я сталкиваюсь с Сергеем М. Сергей – кадровый офицер, окончил Донецкое военно-политическое училище, очень интересный собеседник. Сергей стоит в окопе и смотрит на яркие боснийские звезды.

– Как ты думаешь, подпишут они десятого числа перемирие? – спрашиваю я.

– Подпишут, только это не имеет значения. Судьба Сербии решается не здесь, а в России, так что повоевать нам еще придется.

– Ты хочешь сказать, что мы зря сюда приехали?

– Ничего подобного. Мы должны были сюда приехать. Россия поднимется с колен и наведет порядок не только у себя, но в том числе и здесь.

– Ты веришь в возрождение России?

– Я это знаю.

– А вот я не знаю. Когда в 1914 году в Сараево убили эрцгерцога Фердинанда, и Австрия предъявила Сербии ультиматум, только в Москве в один день собралось десять тысяч добровольцев, готовых воевать за сербов. А сейчас? Сколько нас здесь? Горстка. Когда ты вернешься, многие будут спрашивать: зачем ты сюда поехал? И они не будут тебя понимать! – Все не так просто, – отвечает Сергей... – Вспомни про татарское нашествие – двести лет ига. Опустошительные нашествия, разоряющие страну, вымирают целые города, целые области.... А потом – Куликово поле, и Русь поднимается с колен. Если бы все упиралось в материальное, то нам давно пришел конец.

– Тебе бывает страшно в бою?

– Как лист осиновый дрожу, – отвечает Сергей.

– И я тоже.

В нашей землянке на столе стоит рация. Сами мы в эфир практически не выходим, а больше слушаем. И вот неожиданно радиопередатчик оживает, и из него раздается женский голос, говорящий по-русски с сильным акцентом. Это вышли с нами на связь мусульмане. Нам говорят, что знают, что мы на Лупаче; знают также, что нас мало, и предлагают нам перейти на сторону мусульман.

– Мы знаем, что сербы вам ничего не платят, у нас вы будете получать по три тысячи долларов в месяц. Выходите из окопов и идете к нам. Кто не сделает этого, будет уничтожен.

Голос сообщил, что сегодня на нас будет предпринято мощное наступление, после которого нам не уцелеть. Нам сообщают, что всех нас хорошо знают, и перечисляют по фамилиям. Потом начинают опять стращать и запугивать. В конце концов нам это надоедает. Сергей хватает микрофон:

– Эй подруга, ты меня слышишь?

– Я слушаю тебя.

– Ты кто – хорватка или мусульманочка?

– Я – француженка, сестра милосердия, я помогаю боснийцам в борьбе против сербского фашизма.

– А ты красивая?

Наступает небольшая заминка.

– Слушай, иди сюда ко мне, – не унимается Сергей. – Я сделаю тебе хороших детей. Что ты делаешь у этих уродов мусульман? Иди ко мне, я тебе понравлюсь!

Нам не отвечают. Рация молчит. А через минуту на высоте начинают рваться снаряды. Обстрел становится с каждой минутой все мощнее, все больше и больше снарядов рвется на нашей высоте. Мы сидим в блиндаже, где потолок сложен из толстых бревен, которые угрожающе трещат. Сверху сыплется земля. Снаряды ложатся совсем близко, по спине бегут неприятные мурашки. Страх – гнусное и отвратительное чувство. Но ведь я сам сюда приехал, никто меня не гнал. Обстрел продолжается, я забился в угол и читаю про себя молитву. На кровати возится с винтовкой Юрка Петраш, прилаживает к ней оптический прицел. Сергей помогает ему. Я смотрю на их лица, стараясь уловить хоть тень страха – но его нет, и я вдруг с удивлением понимаю, что они не бравируют. Они просто не боятся. Мне становится стыдно, но страх не уходит.

Наконец, обстрел прекращается, я выглядываю в бойницу и вижу, как вдали у подножья горы на нас надвигается большая толпа людей. Их много – сотни три, и двигаются они как-то странно – не стрелковыми цепями, а толпой, как стадо баранов.

– Алла-а-ах акба-ар! – доносится снизу вопль сотен голосов. Впереди бежит человек с черным лицом и размахивает автоматом как дубинкой, держа его за ствол.

– Фанатики, – говорит Юрка. – Я такое уже видел в Чечне. Наркотиками накачались и выеживаются, придурки.

Толпа приближается прямо к минному полю. Секунда – и она начинает двигаться по нему. Раздаются первые взрывы, но, вместо того, чтобы остановиться, толпа приходит в еще большее неистовство. Она уже не обращает внимания на разорванных в клочья, и на еще живых, корчащихся от боли людей, потерявших свои конечности. Гремят новые взрывы.

– Алла-а-ах акба-ар! – визжат сотни глоток.

Впереди по-прежнему бежит, размахивая автоматом, человек с черным лицом и зеленой повязкой на голове. Вот основная масса уже перемахнула через минное поле и приближается к нам.

– На, прикури, – говорит мне Юрка, протягивая зажигалку.

Только тут я замечаю, что у меня во рту сигарета – не помню, когда взял ее. Взял и забыл.

Юркина уверенность действует на меня успокаивающе. А они все ближе. Опять визжат сотни глоток. Юрка берется за пулемет и нажимает на спуск. Слева тут же оживает болгарский бункер. Справа бьет пулемет Олега Бондарца. Мусульмане падают десятками, корчась от боли, но продолжают бежать прямо на наши пулеметы. Никто не останавливается и не пытается залечь. Это не бой, это бойня. Наконец, падает последний.

– Еще немного, и нам бы конец, – говорит Юрка, опуская пулемет. – Им чуть-чуть не хватило.

Мусульманин с черным лицом лежит в десяти метрах от нас, это – негр, у мусульман есть подразделение фанатиков, приехавших из разных стран. Приехавших не просто воевать, а умереть за веру, им обязательно надо умереть. Назад им возвращаться уже нельзя. Видно с таким подразделением мы сегодня столкнулись. Мы выходим из блиндажа. Наши укрепления сильно пострадали: многие блиндажи разрушены, ходы сообщений засыпаны, кругом большое количество воронок. К нам на высоту поднимается чета пешатийцев, сербское командование послало их к нам на подмогу.

Наконец, наступает долгожданное десятое число, день подписания перемирия. Линия фронта к этому дню проходит там же, где она проходила и второго октября. За девять дней боев мусульмане понесли большие потери, в несколько раз больше чем, сербы, но не добились ровным счетом ничего.

Вечером нас меняют, и мы спускаемся с гор, у всех приподнятое настроение, ребята дурачатся просто как дети. Бои закончились, а мы все живые и здоровые, если, конечно, не считать раненого Сашу П. Мы устраиваемся на ночлег в нашей школе, до глубокой ночи ребята не могут угомониться, но утром нас опять будит разрыв снарядов. Мусульмане не хотят мириться со своей неудачей и предпринимают новое наступление, несмотря на подписанное перемирие. Если бы сербы выкинули что-либо подобное, то какой визг подняли бы во всем мире западные общечеловеки, но мусульманам можно.

Наша радиостанция настроена на прием, из нее слышатся взволнованный голос:

– Треба подкрепу, садо обикаро, треба подкрепу!

Голос перебивают автоматные очереди, это на Чардаке, там сейчас идет жестокий бой. Наконец, мы получаем приказ, выскакиваем на улицу, грузимся в Борбену Возилу и двигаемся к Чардаку, на помощь сербам, обороняющим гору. Но как только мы подъезжаем к горе, то узнаем, что она уже пала. Мы опоздали. Так же пал и Хум.

Теперь мы должны опять отбивать эти высоты, и так же как в прошлый раз мы выходим на исходный рубеж, разворачиваемся в стрелковую цепь и идем по тому же самому полю, поросшему густой травой. За нами опять идет чета специальцев.

К вечеру Чардак и Хум снова наши, но цена победы страшна.

Наши товарищи лежат перед нами: черногорец Златон, над которым, не сдерживая слез, плачет серб Ниделько: рядом с ним лежат сербы Чела и Сержан и наш Юрка, Юрка Петраш, который спас отряд при прошлом штурме. Это ему отряд обязан спасением. Юрка получил тяжелое ранение, остался на склоне, там, куда сильнее всего били вражеские минометы. Сержан заметил раненого Юрку, схватил, потащил его вниз, прочь от смерти, но мина накрыла обоих... Чеху Яромиру пробило обе ноги, и он тоже был обречен, но Олег Бондарец вытащил его из-под огня. Болгарин Румен дошел почти до вершины, но был изрешечен автоматной очередью. Впоследствии врачи совершили чудо и поставили его на ноги. Сергей М. остался без глаза... В отряде только трое целы и невредимы, все остальные получили свою порцию металла.

Через три дня мы хоронили погибших товарищей. Под Сараевым, на кладбище лежат четырнадцать русских добровольцев. Юрка Петраш будет пятнадцатым. Сколько русских парней остались навеки в других местах, я не знаю, но знаю, что есть еще русские могилы в Вышеграде, Праче и Прибое.

На следующий день после боя мы брели по шоссе, а на встречу нам, рыча, шла колонна бронетранспортеров "голубых касок". Со страхом и ненавистью глядели на нас французские вояки, сидя в бронированных машинах. Сразу за французами спокойно проехали какие-то голландцы, не то бельгийцы, а с небольшим отрывом от них шла колонна наших миротворцев. Когда колонна наших родных БТРов поравнялась с нами, машины замедлили ход, а офицеры с солдатами, привстав отдавали нам честь – грязным, оборванным, без должной военной формы добровольцам. Мы остановились. Медленно двигались мимо нас бронемашины Российских войск, и в каждой машине были русские мужики, и каждый из них держал руку у виска. Никто ничего не говорил, не пытался кричать. Это молчаливое воинское приветствие заменяло все слова: русские солдаты знали, из какого пекла мы вышли. А мы знали, что это отдают честь тем, кого сразили в Сербии вражеские пули.

Михаил Горымов.

Война против Югославии. Наши парни в Боснии. Осень 1995

P.S.

Автор этих воспоминаний Михаил Горымов, описывая подвиги друзей, почти ничего не рассказал о себе. Однако случай, произошедший с ним, иначе как чудом назвать нельзя.

Через неделю после взятия Чардака русский отряд оказался на окраинах Сараево, где вел разведку боем с небольшими мусульманскими подразделениями, хозяйничавшими в бывших сербских кварталах. Небольшие каменные домики, стоявшие с выбитыми стеклами, изрешеченные снарядами и пулями, служили отличным укрытием для мусульманских снайперов. В каждом доме, в каждом окне таилась опасность, в любой момент мог раздаться выстрел.

Особое подозрение вызывал отдельно стоявший каменный дом с маленькими окошками и крепкими стенами. Это было идеальное место для ведения снайперского огня. Михаил и Олег Бондарец по траншее подползли к дому на расстояние в 40 метров. В какой-то момент Михаил потерял осторожность, высунув голову из траншеи. И тут же сильный удар опрокинул его назад. Он еще успел выстрелить из гранатомета в окно дома, и успел услышать взрыв и предсмертный крик мусульманского снайпера. Михаил понял, что пришла смерть, захлестнула досада на себя: он допустил непростительную для профессионала ошибку, став мишенью для снайпера. Кровь залила лицо, сознание помутнело. Олег Бондарец схватил истекающего кровью Михаила, и уже через полчаса сербские хирурги сделали ему перевязку, поражаясь тому, что он еще дышит.

Еще через несколько часов военный вертолет отправил Михаила в госпиталь маленького города Соколац, где бездыханному добровольцу сделали рентген, который показал, что мусульманская пуля, ударившись в лобную кость, не пробила ее, а лишь отбила осколок и по невероятной траектории юркнула вниз, чудом не задев глаз и глазной нерв, застряв в костях верхней челюсти. Такого не видывали сербские медики и кивали головой уважительно:

– Тверда глава! Сигурно, тверда глава!

Михаилу требовалось срочная операция, которую врачи Соколаца сделать не могли – не хватало квалификации и оборудования. Михаил совершил еще один перелет – в Белград...

А в это время в Московском Ново-Спасском монастыре монахи молились за раба Божия Михаила... Через три дня ему сделали операцию, вытащили через ротовую полость мусульманскую пулю, а еще через месяц он уже был в Москве и благодарил Бога за чудное спасение... Здесь же, в Москве, Михаила настигла трагическая весть: на следующий день после его ранения погиб, спасая остатки отряда, Олег Бондарец.

"Голос совести", №10, 2005

Руан, новости украины, новости мира, новости россии

Евреям надо разделить антисемитизм, антииудаизм и исследование истории их общества

07 октября 2021

Евреям надо разделить антисемитизм, антииудаизм и исследование истории их общества

А то у них всё холокост.

Антисемитизм, это просто когда чужаки не нравятся. Такое весьма характерно для всех общественных животных. Начиная с крыс и собак. И даже муравьёв. Любая особь из них как то отличает своих крыс и собак от чужих. И не любит чужих.

Это генетика. С этим бороться нужно только если он приобретает государственный и политические формы. А так мало ли кто кого не любит. Многие евреи русских не любят. Ну и что? Русских это не напрягает. Не люби себе тихо в своём кругу и никто тебе ничего не скажет.

И только евреи требуют (особенно в США), чтобы о них как о покойниках: или восторжено, или никак. Иначе холокост!

Иудаизм, это как бы религия. А евреи как бы нация. И если, скажем, француз может перейти в православие или ислам и при этом все будут его считать французом, то еврей – выкрест перестаёт в глазах евреев быть евреем.

Словечко "мешумед" слышали?

Тоесть, у евреев иудаизм это не столько религия, сколько маркер принадлежности к клану.

И иудаизм вне критики. Иначе холокост!

Хотя иудаизм пожалуй самая мракобесная и самая смешная религия. Куда там средневековому католичеству до мракобесия и вражде к науке!

В Библии столько глупостей и несообразностей со здравым смыслом!

И даже сотня томов Талмуда не смогла убедительно объяснить эти библейские глупости. "Верую, потому что абсурдно".

Почитайте Лео Таксиль. Забавная Библия.

Интереснейшее и остроумнейшеей чтиво! Написано в 1882 году и до сих пор в ней не опровергнуто ни одно слово. А вот уже при издании книги автор был обвинён в непристойном осмеянии Библии.[3] Газета The Times выступала за запрет книги.[4]

И с тех пор он ещё и антисемит. (Правда, в холокосе его никто не обвинял).

А уж если какой учёный начнёт разбираться в происхождении и генетике евреев с позиций не мифов, а науки, то его начнут травить всем кагалом!

Что только он про себя не узнает! Даже еврейство учёного не оградит его.

Евреи категорически не хотят эволюционировать в ту же сторону, в какую они не без успеха толкают последние 300 лет остальное человечество.

Хотелось бы послушать их аргументы, почему так?

Только искрене. (Евреи хотя бы в своём кругу способны на искреность к самим себе?)

Без причитаний о холокосте и многовековых страданиях от неблагодарных гоев.

Руан, новости украины, новости мира, новости россии

Во Франции раскрыли страшную тайну «педофилов в рясах»: «более 200 тысяч жертв»

06 октября 2021

[Error: Irreparable invalid markup ('<img [...] .>') in entry. Owner must fix manually. Raw contents below.]

<div style="margin:0 0 17px 10px;">06 октября 2021</div> <p style="margin-bottom:10px;"><img .="" 200="" alt="Во Франции раскрыли страшную тайну «педофилов в рясах»: «более 200 тысяч жертв»" src="http://ru-an.info/Photo/QNews/n113667/1.jpg" /></p> <div> <p style="margin-bottom:10px;">Сотни насильников, десятки тысяч жертв – во Франции опубликовали доклад о педофилах в рясах. Масштаб преступлений называют не иначе как шокирующим, ведь местная католическая церковь никогда не была замешана в подобном. Подробности и последствия громких разоблачений – в материале РИА Новости.</p> <div data-type="h3"> <h3> Померкший бриллиант</h3> </div> <p style="margin-bottom:10px;">"Самый яркий бриллиант на папской тиаре" – так обычно именуют Французскую католическую церковь. Неудивительно, ведь у нее особый статус. И большой авторитет среди верующих, что подтверждает статистика: почти половина граждан довольно светской страны ходят именно в ее храмы.</p> <p style="margin-bottom:10px;">Долгие годы французских католиков миновали сексуальные скандалы. Случаи педофилии были, но единичные. Оттого озвученные на специальной пресс-конференции цифры шокировали: с 1950-х жертвами насилия стали 216 тысяч детей – и это лишь те, кто жив до сих пор.</p> <p style="margin-bottom:10px;">Но уроженец Лиона Кристиан Дюбрей – одна из жертв – признается журналистам, что хотел бы умереть. Когда ему было одиннадцать, с его семьей сдружился священник: предложил обучить ребенка основам религии. Каждый четверг приезжал за мальчиком, вместе они отправлялись на экскурсии по историческим местам. Во время прогулок служитель домогался Кристиана, а однажды попытался изнасиловать дома, пока родители были на втором этаже.</p> <div data-type="media"> <div data-media-tipe="photo"> <div> <div data-photoview-group="1753234021" data-photoview-image-id="1552730472" data-photoview-shareid="" data-photoview-sharelink="https://ria.ru/20211006/skandal-1753234021.html?share-img=1552730472" data-photoview-src="http://ru-an.info/Photo/QNews/n113667/4.jpg?source-sid=rian_photo"> <noindex> <p style="margin-bottom:10px;"><img alt="«Более 200 тысяч жертв». Во Франции раскрыли страшную тайну «педофилов в рясах»" src="http://ru-an.info/Photo/QNews/n113667/5.jpg" /></p> </noindex></div> </div> <div data-nosnippet="true"> Собор Парижской Богоматери после пожара</div> </div> </div> <p style="margin-bottom:10px;">"Самое страшное, что педофил не сомневался в собственной безнаказанности, – говорит Дюбрей. – Его проникновение в семью было сродни пауку, который плетет паутину, незаметно заманивая жертву. Приставания продолжались девять месяцев".</p> <p style="margin-bottom:10px;">Свою историю Кристиан рассказал лишь в 2020-м. Его растлитель, как выяснила спецкомиссия, – один из трех тысяч церковных служителей-педофилов.</p> <p style="margin-bottom:10px;">"Две тысячи – это священники. Особенно пугает то, что совращенных детей в 70 раз больше. Это ужасные цифры", – не скрывает эмоций представитель потерпевших Оливье Савиньяк.</p> <p style="margin-bottom:10px;">Комиссия выяснила, что из 115 тысяч священников, служивших в церкви в последние 70 лет, более трех процентов причастны к педофилии. И это, уверены расследователи, заниженные цифры. Вполне возможно, и преступников, и пострадавших (в основном это мальчики) гораздо больше.</p> <p style="margin-bottom:10px;">"Некоторые так и не решились рассказать обо всем комиссии", – отмечает член расследовательской группы Франсуа Дево.</p> <p style="margin-bottom:10px;">Молчала и церковь. С 1950-х до начала нулевых, по словам главы комиссии Жан-Марка Совэ, католическое руководство было "глубоко безразлично к жертвам", игнорируя жалобы. Не особо реагировали и правоохранительные органы: лишь в последние годы расследование нескольких дел все же сдвинулось с мертвой точки.</p> <p style="margin-bottom:10px;">"Мы передали в прокуратуру материалы по двадцати двум предполагаемым преступлениям, – сказал Совэ. – И более сорока дел, к сожалению, нельзя расследовать – истек срок давности. Причастные к ним люди еще живы и служат на приходах, но наказания избегут".</p> <div data-type="media"> <div data-media-tipe="photo"> <div> <div data-photoview-group="1753234021" data-photoview-image-id="1522385274" data-photoview-shareid="" data-photoview-sharelink="https://ria.ru/20211006/skandal-1753234021.html?share-img=1522385274" data-photoview-src="http://ru-an.info/Photo/QNews/n113667/8.jpg?source-sid=rian_photo"> <noindex> <p style="margin-bottom:10px;"><img alt="«Более 200 тысяч жертв». Во Франции раскрыли страшную тайну «педофилов в рясах»" src="http://ru-an.info/Photo/QNews/n113667/9.jpg" /></p> </noindex></div> </div> <div data-nosnippet="true"> Исповедь</div> </div> </div> <div data-type="h3"> <h3> Никто не ожидал</h3> </div> <p style="margin-bottom:10px;">Просроченными по французским законам делами займется Ватикан. Если вину причастных к педофилии и укрывательству преступлений докажут, то сотни священников и епископов лишат сана. Жертвам же выплатят многомиллионную компенсацию.</p> <p style="margin-bottom:10px;">Впрочем, сами пострадавшие говорят: этого недостаточно. Они требуют от церкви ни много ни мало "третьего Ватиканского собора" – масштабной реформы, которая перевернет устои. Все ради искоренения педофилии, которую даже в "граде святого Петра" признали общемировой проблемой.</p> <p style="margin-bottom:10px;">Например, только в немецком регионе Гессен с 1946 по 2014 год более 3600 подростков стали жертвами священников. А в американском штате Пенсильвания за тот же период 300 служителей растлили более тысячи детей.</p> <p style="margin-bottom:10px;">Скелеты из шкафов выпали даже там, где никто не ожидал. Согласно июльскому докладу польских властей, каждый четвертый педофил – священник. Только за последние два года зафиксировали свыше 360 эпизодов сексуального насилия. Многим жертвам всего от трех до семи лет.</p> <div data-type="media"> <div data-media-tipe="photo"> <div> <div data-photoview-group="1753234021" data-photoview-image-id="1749574539" data-photoview-shareid="" data-photoview-sharelink="https://ria.ru/20211006/skandal-1753234021.html?share-img=1749574539" data-photoview-src="http://ru-an.info/Photo/QNews/n113667/12.jpg?source-sid=cc_by_40"> <noindex> <p style="margin-bottom:10px;"><img alt="«Более 200 тысяч жертв». Во Франции раскрыли страшную тайну «педофилов в рясах»" src="http://ru-an.info/Photo/QNews/n113667/14.jpg" /></p> </noindex></div> </div> <div data-nosnippet="true"> Папа Иоанн Павел II</div> </div> </div> <p style="margin-bottom:10px;">Это ошеломило всю Польшу, пожалуй, самую религиозную страну Европы. Масла в огонь подлило громкое расследование против кардинала Станислава Дзивиша – личного секретаря Иоанна Павла II (первого поляка на папском престоле). Священнослужителя обвинили в укрывательстве педофилов от правосудия, в том числе на родине. Опубликованные данные указывают и на то, что недавно канонизированный понтифик тоже мог быть в курсе преступлений.</p> <div data-type="h3"> <h3> "Искоренить будет сложно"</h3> </div> <p style="margin-bottom:10px;">За грехи предшественников расплачивается нынешний понтифик – Франциск. Пока он обязал все духовенство немедленно сообщать о любых случаях педофилии. Кроме того, заработал специальный суд, который занимается исключительно преступлениями на сексуальной почве.</p> <p style="margin-bottom:10px;">Но поможет ли это – большой вопрос. В католической церкви ожесточенно спорят, предлагая, например, отменить обязательный целибат для духовенства.</p> <p style="margin-bottom:10px;">"Вопрос в том, решат ли реформы проблему. Наверное, все гораздо сложнее – ведь масштабы этого гнусного явления только предстоит оценить", – говорит историк-ватиканист Алексей Юдин.</p> <p style="margin-bottom:10px;">Кроме того, борьба Ватикана с педофилами осложняется влиянием последних "на всех уровнях", начиная от самых верхов и заканчивая лоббизмом в отдельно взятых приходах. Это подтверждает информация из Франции, где сексуальные преступления, как оказалось, были очень распространены.</p> <p style="margin-bottom:10px;">Что будет с фигурантами расследования – неизвестно. Жертвы всерьез опасаются, что педофилов уберегут от правосудия влиятельные покровители. Но как бы то ни было, уверены во Франции, католическая церковь уже не будет прежней. Как и Европа в целом.</p> </div> <div><b>Постоянный адрес статьи:</b> <a href="http://xn----8sbeybxdibygm.ru-an.info/новости/во-франции-раскрыли-страшную-тайну-педофилов-в-рясах-более-200-тысяч-жертв/welcome-1-8-2/" target="_blank" title="Во Франции раскрыли страшную тайну «педофилов в рясах»: «более 200 тысяч жертв»">http://xn----8sbeybxdibygm.ru-an.info/новости/во-франции-раскрыли-страшную-тайну-педофилов-в-рясах-более-200-тысяч-жертв/welcome-1-8-2/</a> </div>
Руан, новости украины, новости мира, новости россии

Мифы «зелёной энергетики»: «плесень на поверхности Земли», возомнившая себя Богом